Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

3. Философия как особая мировоззренческая форма

Об отличии философии от не философских форм знания написано достаточно много, и поэтому нет необходимости повторяться. Мы остановимся главным образом на двух вопросах: 1) чем отличается новое видение мира от мифологического; 2) что представляет собой философия как теоретическое мировоззрение.

Отвечая на первый вопрос, еще раз подчеркнем, что философия рождается не из того или иного элемента и не из частного научного знания, появившегося вне мифологии. Философия появляется в результате синтеза различных форм, типов знания и превращения нефилософских проблем в философские в результате специфического подхода к ним. Свой синтез философия осуществила, как бы идя навстречу человеческой потребности в целостном знании, в целостной картине мира. Ранее эту потребность удовлетворяла мифология.

Сравнивая две мировоззренческие формы, как правило, в первую очередь указывают на системность и рационально-логическую упорядоченность философского мировоззрения. Другой отличительной особенностью философского сознания является его исключительная самокритичность: свобода от завышенных самооценок, самомнения, постоянное сомнение. Оно может сомневаться даже тогда, когда нет и тени скепсиса у здравого смысла или науки. Знаменитое сократовское «Я знаю, что ничего не знаю» как нельзя лучше передает эту специфическую черту нового мировоззрения по сравнению с мифологией. Разумеется, речь идет не о незнании в привычном смысле. Имеется в виду устремленность философии к всеобщему, абсолютному, целому. Откуда и произрастает это вечное сомнение в достигнутом, которое на пути к Абсолюту всегда кажется не окончательно решенным. С этой точки зрения, мифологическое сознание не испытывало сомнений в абсолютной достоверности своих представлений: в мире мифологии ничего непонятного и недостоверного не существовало. Не случайно Аристотель говорит, что «и теперь и прежде удивление побуждает людей философствовать, причем вначале они удивлялись тому, что непосредственно вызывало недоумение, а затем мало-помалу... они задавались вопросом о более значительном...»[1]. Философское познание в отличие от мифологического никогда не является завершенным, окончательным, поскольку философия в отличие от мифологии имеет дело не только с непонятным и непознанным – с этим имеют дело и частные науки, – но философия в каком-то смысле и сама творит «непонятное». Так, например, Сократ учил сомнению, своеобразному незнанию. Так как философия – это не только знание о мире, но еще и знание о знании, то как говорил Сократ, есть и такие, которые «не знают, что они не знают».

Именно потому, что философия ставит предельные и запредельные вопросы, она неизбежно выходит за границы эмпирического, частно-научного знания, с одной стороны, и за пределы мифологического мировоззрения, с другой, т.к. стремится найти начала и причины рационально понятые и объяснимые.

Специфика философского мировоззрения связана также с решением ею целого комплекса смысложизненных проблем, сочетающих в себе повседневный и умопостигаемый мир, сущее и должное. Мифология решала эти вопросы через их антропоморфизацию, как выразился А.С. Богомолов, «объясняя одно непонятное через другое, не менее непонятное». Философская рефлексия этого не допускает. Мифология довольно безразлично относится к существующим внутри нее противоречиям. Философия стремится быть логичной, по терминологии того времени, «диалектичной». Конечно, античная философия не освободилась полностью от мифа, но ему отводится в ней особая роль, и это другой миф, например, у Платона. В философии переходного периода миф выполнял в основном иллюстративную роль. Философское знание этого времени амбивалентно, дуалистично, но в отличие от мифологического оно перестало быть синкретическим.

Философское мировоззрение, будучи системным, включало в себя разные формы знания, но цель свою видело в том, чтобы ответить на предельные вопросы, касающиеся проблем первоначал, первопричин и смысла бытия. Поэтому философское знание – это теоретическое знание, какие бы элементы знания оно не систематизировало. Скажем, у Пифагора математическое знание служило лишь средством обоснования его концепции первоначала, каковым он считал число. И у Фалеса, Демокрита и других древнегреческих философов нас интересуют не их специальные знания, а как они решают главные мировоззренческие вопросы. Безусловно, интересна теорема Пифагора или атомистическая теория Демокрита, но это как бы специальный интерес, не это интересует у них историю философии. Ее интересует, как из атомизма Демокрита вытекает его решение проблемы первоначала, свободы и ответственности личности, познания мира и т.п. Или, скажем, историю философии не столько волнует, почему атомы у Эпикура способны отклоняться, сколько вытекающие из этого явления следствия, принципиально меняющие представления людей о счастье и смысле жизни. Знание о такого рода проблемах не может не быть теоретическим, поскольку оно выходит за пределы единичного чувственного опыта. Чтобы постигнуть единство противоречивого мира, требуются усилия разума. Чувства этого не сделают: они видят многообразие, но не видят единства. Это «видит», постигает разум.

И, наконец, укажем еще на одну черту античного философского мировоззрения. Как мы уже говорили, миф безымянен, у него нет автора, имени. Философское знание стало возможным в связи с появлением особой группы людей, занимающихся его продуцированием, теоретической деятельностью, разновидностью духовной деятельности. И это делает философское знание личностным. «Философия в отличие от мифа, – по словам М. Мамардашвили, – уже датируется, она индивидуальна...»[2]. Мы действительно знаем, когда возникла та или иная философская концепция, кто ввел то или иное понятие, кто автор философского изречения или афоризма и т.д..

Жизнь философа-мудреца – это жизнь «созерцателя», «теоретика», отделенная от практической. Сократ не случайно говорил, что философу нет места на агоре. Философ, разумеется, не может быть вне общественной жизни, и жизнь Сократа, Гераклита и других – свидетельство этому. Однако главный интерес философа заключается в познании смысла бытия.

После этого мы перейдем к общей характеристике философии как мировоззрения безотносительно к историческим формам ее бытия.

Проблема «философия – мировоззрение» неоднократно обсуждалась в нашей литературе, и существует много вариантов ее решения. Перечислим основные из них: философия есть мировоззрение; философия выполняет мировоззренческую функцию, но содержание и назначение философии иное; мировоззрение является совокупностью всех форм общественного сознания, в формировании его участвуют многие науки, участвует и философия в качестве «ядра» мировоззрения; мировоззрение есть особое теоретическое образование, у которого есть свой предмет, свои функции и оно не сводимо ни к философии, ни к простой сумме знаний о мире, получаемых всей совокупностью форм общественного сознания.

Разнобой в понимании соотношения философии и мировоззрения отражает тот факт, что действительно были периоды, когда их отождествляли: философию понимали как мировоззрение, и само слово «философия» было синонимом «мировоззрения», так как философия в качестве метафизики или натурфилософии претендовала на то, чтобы выступать воззрением на мир в целом, быть универсальным миропониманием.

Развитие науки показало, что философия не может быть наукой наук, она не может осуществить синтез всего научного знания. Уже в конце 70-х гг. XIX века у Энгельса были основания заявить, что философия не является «особой наукой наук».

Философия и мировоззрение как теоретические системы близки, но тем не менее они полностью не совпадают. Мировоззрение есть особая форма систематизации знаний и обобщения жизненно-практического опыта. Мировоззрение в отличие от философии не носит исключительно теоретического характера. Мировоззрение – это обобщенные взгляды и представления, основанные как на теоретических знаниях, так и на личном, пережитом субъектом опыте, и поэтому ставшими убеждениями, приближающимися по своей форме к вере. По мировоззрению всегда можно судить о практическом отношении человека к миру, поскольку мировоззренческие взгляды и представления содержат оценки действительности с позиций определенных социальных интересов и идеалов. Мировоззренческие взгляды, ставшие убеждениями, служат устойчивым ориентиром не только в вопросах миропонимания, но и в повседневной жизни. Утрата их сопровождается кризисом личности. Следовательно, мировоззрение есть системное обоснование смысла жизни и практическое его осуществление. В мировоззрении наиболее полно и глубоко выражен смысл жизни. Поэтому можно сделать вывод о практической природе мировоззрения. В русской философии мировоззрение называли «практической философией», «жизнеощущением»[3]. Мировоззрение соединяет повседневность и теоретический идеал, оно определяет наше отношение к практическим вопросам.

У философии и мировоззрения есть объединяющие их элементы и есть существенные отличия. Объединяет философию и мировоззрение общность трех проблем: практика, человек, познание. Общность проблематики позволяет иногда говорить о философии как о мировоззрении. Но отличаются они уровнями обобщения и своей практической направленностью: в мировоззрении сильнее выражен личностно-практический элемент. Проявляется это, в частности, и в том, что мировоззрение формируется стихийно, нередко спонтанно, под влиянием как бы случайных и незначительных факторов, неожиданных жизненных ситуаций.

Проиллюстрируем известную общность и различие философии и мировоззрения на примере проблемы человека, роли и места ее в этих теоретических системах.

Основной мировоззренческий вопрос в отличие от основного вопроса философии не имеет такого многообразия модификаций, он всегда один и тот же – это отношение человека к преобразовываемому им миру. И ставится он всегда практически: какие из него вытекают смысложизненные решения, как это повлияет на жизненные ориентации, какая жизненная программа выстраивается из этих решений. Решающую роль в обосновании его играет сама жизнь.

В философии указанные вопросы содержатся лишь в форме актуальной возможности. Для перевода их в плоскость принятия практических решений требуется определенная опосредованность. Философия все-таки больше миропонимания. Мироощущение выражено в ней не столь явно. Все вопросы «философии человека» имеют в ней гносеологическую направленность. Философия видит свое предназначение в теоретическом обосновании тех смысложизненных вопросов, которые в мировоззрении носят практический характер. Следовательно, по отношению к мировоззрению философия оказывается его теоретическим обоснованием. Если мировоззрение является духовно-практическим образованием, то философия занимается осмыслением и систематизацией мировоззрения человека. Сама по себе философия не ставит перед человеком каких-либо практических жизненных целей, т.к. мировоззренческое ориентирование человеческой жизнедеятельности осуществляется и обыденным, жизненным сознанием. Но философия предоставляет человеку теоретический инструментарий для обоснования и поиска наиболее оптимальных вариантов достижения поставленных целей.

Воздействие философии на мировоззрение проявляется двояко. Во-первых, философия влияет непосредственно на тех, кто ее изучает, читает, проявляет интерес к ней. Во-вторых, осмысливая стихийно формирующуюся мировоззренческую картину мира, философия корректирует ее. Философия как теория мировоззрения по отношению к практическому мировоззрению выполняет критико-верификационную функцию. В чем состоит эта функция философии?

Мировоззрение имеет сложную структуру, состоящую из обобщений разного уровня (мировоззрение иерархично). Оно включает в себя также знания разных форм – от научного до обыденного, здравого смысла и верования, различного рода установки, иногда противоречащие друг другу (научно-теоретические и религиозные, правовые и моральные). Мировоззрение включает в себя не только разные уровни обобщения, но и разные грани, аспекты, в зависимости от того, какие отношения своей практической жизни человек проецирует на мир. То есть каждое практическое, теоретическое или ценностно-смысловое отношение человека к миру является выделением в мире определенной стороны, грани. Человек тем самым познает и себя с разных сторон.

В мировоззрении принято выделять следующие аспекты: онтологический (природно-бытийственный), антропологический и ценностно-гносеологический. В этом обнаруживается предметная общность мировоззрения и философии, что образует объективную основу их взаимовлияния и дает иногда повод считать философию мировоззрением. На самом же деле полного предметного совпадения их нет: в мировоззрении много элементов, формирующихся в процессе реальной обыденной жизни и не всегда выдерживающих теоретическую проверку на истинность.

Философское знание, будучи научно обоснованным, рационально-логически выстроенное и сориентированное на весь контекст культуры, оказывает своеобразное давление на мировоззрение личности, помогая освободиться ей от наивных представлений, иллюзий. Философия как бы подталкивает индивида подвергнуть сомнению абсолютность своих убеждений, отнестись к ним самокритично, попробовать еще и еще раз перепроверить свои жизненные ориентиры, сопоставить их с философски обоснованными в течение многовековой истории образцами, моделями поведения, картинами мира, универсальными ценностями человеческой культуры. Специально подчеркнем, что при этом философия отнюдь не стремится к тому, чтобы своей очистительной, критической работой по отношению к мировоззрению освободить его от жизненного опыта, практических интересов и потребностей. Наоборот, философия видит свое предназначение в том, чтобы придать всем элементам мировоззрения цельность, четкость, направленность в соответствии с центральной идеей смысла человеческого бытия и жизни. И сделать это таким образом, чтобы мировоззрение в целом представляло программу реализации жизненного идеала, не позволяя мировоззрению стать односторонним, впасть в какую-либо крайность.

Философии удается осуществить это через теоретическое обоснование онтологических, гносеологических, аксиологических и праксеологических основ человеческого бытия.

Так, в онтологическом аспекте философия видит свою роль в том, чтобы выяснить суть бытия вообще, логику развития и связь его разных уровней.

При анализе антропологического аспекта философия ставит вопрос о родовой сущности человека, взаимосвязи личности и общества, человеческой свободе.

Гносеологический аспект – познавательное отношение человека к миру – для философии есть часть общего вопроса, поскольку познание человеком мира есть лишь момент жизни, познание вплетено в практику повседневного существования человека. Жизнь человеческая не сводится к познанию. Наоборот, познание выступает частью жизни.

Философия выясняет предельные основания каждого из мировоззренческих аспектов, синтезирует и систематизирует их в единую картину бытия человека. Этот синтез осуществляется не путем чистой рефлексии, а через обнаружение в самом бытии и человеке нерасторжимых связей, которые сохраняют мир в его целостности, тотальности. Какой бы аспект мировоззрения мы ни взяли, он оказывается всегда внутри мировоззренческого отношения «человек-мир». Следовательно, философия, как бы ее ни интерпретировали, остается обоснованием центрального мировоззренческого вопроса, что позволяет сделать вывод: философия является теорией – теоретическим обоснованием – мировоззрения. И наш лекционный курс строится на таком понимании философии, что определяет его содержание, структуру, проблематику и методологию изучения.



[1] Метафизика. I. 2. 982 в.

[2] Мамардашвили М.К. Необходимость себя. С. 12.

[3] См.: Франк С.Л. Духовные основы общества. М., 1992. С. 489.