Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

1. Философия Возрождения – новый тип теоретического мировоззрения

1. Философия Возрождения – новый тип теоретического мировоззрения

При изучении философии Возрождения приходится столкиваться с одним парадоксальным фактом. И заключается он в следующем. Никто не сомневается в существовании культуры Возрождения как самобытной, оригинальной, непохожей ни на античную, ни на средневековую культуру, ни на культуру Нового времени. Но как только встает вопрос об определении места философии Возрождения в истории мировой философии, сразу появляются сомнения: можно ли говорить о ней как самостоятельном этапе в истории философии? отличается ли философия Возрождения принципиально от философии позднего средневековья или от философии начала Нового времени? была ли у Возрождения вообще своя философия?…

Многие авторы, в частности, Р. Фалькенберг в «Истории Нового времени», В. Виндельбанд в «Общей истории философии», пишут, что философию Возрождения можно считать и эпилогом прошлого, и прологом будущего, она носит переходный характер. Эту европейскую традицию продолжает и Б. Рассел, рассматривая философию Ренессанса (фр. renaissance– возрождение), термин предложенный Ж. Мишелем в 1849 г., как начало новоевропейской философии. В философии Возрождения, по словам Б. Рассела, вплоть до XVIIстолетия не было создано ничего значительного. В отечественной философии существуют разные точки зрения на философию Возрождения, в том числе имеют место и оценки ее как переходной, не имеющей самостоятельного значения.

На наш взгляд, такой подход к философии Ренессанса обусловлен двумя обстоятельствами. Во-первых, оказал влияние на такую оценку философской мысли Ренессанса Гегель. Он утверждал, что философия Возрождения – это всего лишь философия схоластического периода, периода разложения схоластической философии, что философы Возрождения «сами по себе не создавали ничего плодотворного»[1]. Во-вторых, это обусловлено формационным подходом к периодизации истории философии. Поскольку эпоха Ренессанса не выделялась в качестве самостоятельной общественно-экономический формации – хронологически это время ранних буржуазных революций и зарождения буржуазных отношений, – то и философия Возрождения не представляет самостоятельного периода в истории философии, она носит переходный характер.

Такая точка зрения сохраняется до последнего времени. В «Истории западноевропейской философии» утверждается, что философия Возрождения всего лишь «ренессансная посылка формирования новоевропейского способа мышления… выявить сколько-нибудь стройную рациональную систему в воззрениях представителей эпохи Возрождения еще никому не удавалось, и по европейским критериям такая форма мысли часто расценивалась как эклектичная, хаотичная»[2].

Не выделять философию Возрождения в самостоятельную философско-мировоззренческую форму на основании того, что она не соответствует «новоевропейским критериям» и что в социально-экономи­ческом плане Возрождение представляет собой переходную эпоху, на наш взгляд, неправильно. Политико-экономическая характеристика эпохи совсем недостаточна для анализа ее духовных форм. Справедливо в этой связи замечает А.Ф. Лосев: «От исследователя эпоха такого рода требует тончайшей наблюдательности, но, главное, еще буквально умственной эквилибристики при учете и интерпретации всех этих бесконечных «капризов» возрожденческой культуры»[3]. К этому скрупулезному анализу призывает и М. Барг: «До сих пор исторически до конца не выяснено и тем более не объяснено движение истории внутри самого гуманистического видения мира»[4].

Мы разделяем точку зрения А.Х. Горфункеля, ясно выраженную в его книге «Философия эпохи Возрождения», который рассматривает философию Ренессанса как оригинальную и самостоятельную историческую форму, несводимую ни к какой другой, обладающую своими специфическими чертами, не повторяющимися больше нигде. Все это, полагает А.Х. Горфункель, позволяет вычленить ее «в качестве особого этапа в истории философии»[5]. Выделение философии Возрождения в качестве особого типа мировоззрения определяется как поставленными им принципиально новыми вопросами, так и своим специфическим способом их решения, своим стилем философствования, отличным от других исторических форм языком и т.д.

Философию Возрождения нельзя рассматривать как продолжение средневековой философии, поскольку в ней существенно изменился предмет философской рефлексии. В ней не занимают центрального места проблемы теологические, утратило многие свои функции понятие Бога, иным стало отношение к античной философии. Но философию Возрождения нельзя представить и в качестве простой преемницы античной философии, возродившей ее и буквально повторившей. Несводима она и к новоевропейской философии, к новоевропейскому стилю мышления, пронизанному рационализмом и эмпиризмом. Наоборот, как пишет А.Ф. Лосев, философское мировоззрение Ренессанса эстетически окрашено, в нем заметно «чрезвычайно энергичное выдвижение примата красоты»[6]. Что же лежало в основе этого нового мировоззрения?

Яркую характеристику Ренессансу, которая напоминает гимн этой эпохе, дает Ф. Энгельс. К сожалению, мы не можем привести ее полностью, и вынуждены ограничиться отдельными цитатами. Энгельс пишет: «Это был величайший прогрессивный переворот из всех пережитых до того времени человечеством, эпоха, которая нуждалась в титанах и которая народила титанов по силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и учености»[7]. Этот переворот затронул все стороны жизни, все сферы общества, но особенно впечатляюще он проявился в сфере культуры, искусства, науки. Энгельс говорит, что «в Италии, Франции, Германии возникла новая, первая современная литература. Англия и Испания пережили вскоре вслед за этим классическую эпоху своей литературы. Рамки старого orbisterrarumбыли разбиты… И исследование природы совершалось тогда в обстановке всеобщей революции… Отсюда начинает свое летоисчисление освобождение естествознания от теологии…»[8]. Энгельс называет мировоззрение Возрождения «жизнерадостным свободомыслием».

В конечном итоге этот грандиозный переворот, разрушивший старое мировоззрение, привел к формированию принципиально новой культуры – городской культуры, которая и лежит в основе нового философского мировоззрения. На это указывают все исследователи Возрождения. Например, Н. Конрад связывает возникновение Возрождения с переходом от деревенской культуры к городской[9]. А.Ф. Лосев указывает, что «совершенно несомненно то обстоятельство, что указанный городской характер культуры Ренессанса и связанный с ним возрожденческий индивидуализм отразились на всех слоях тогдашней культуры…»[10]. В.В. Соколов, как бы продолжая своих предшественников, пишет: «Культура эпохи Возрождения – это, прежде всего культура раннебуржуазного общества, зародившаяся в итальянских городах, а затем развивавшаяся в городах других европейских стран»[11]. Возрождение, первоначально возникшее как художественное явление итальянской культуры, философии, оказалось позднее явлением всеевропейским, охватывающим все стороны культуры.

Городская культура Возрождения привела к формированию нового человека, нового типа личности, отличавшегося от средневекового индивида своей независимостью, самостоятельностью, которого не коснулось жесткое разделение труда. Личность свободная не только юридически, но и свободная от жесткой привязанности к одному виду деятельности. Она является Мастером, Художником. «Люди, – писал Энгельс, – основавшие современное господство буржуазии, были всем чем угодно, но только не людьми буржуазно ограниченными».

Городской образ жизни привел к появлению нового сословия – интеллигенции.

Именно городской характер культуры заставил обратиться к возрождению античной культуры, которая оказалась близкой по духу ренессансной личности, поскольку она тоже по своей сути была городской, полисной. Поэтому нельзя связывать возрождение античности исключительно с оппозицией средневековой схоластике. «Само собой напрашивается сравнение городов Италии 13–16 веков, – пишет В. Бибихин, – с античными полисами 8–4 веков до н.э., т.е. за два тысячелетия до того… Параллели между античными и ренессансными городами охватывают характер развития политики, экономики, культуры и доходят до деталей становления, расцвета и упадочного смешения художественных стилей»[12].

Разумеется, эту связь не следует выпрямлять и упрощать, т.к. Возрождение было многомерным процессом, включавшим в себя различные тенденции. Возрождение не следует понимать как простое возвращение к античности. «Суть Возрождения, – пишет Я. Буркхард, крупнейший авторитет в области культуры Ренессанса, – не в античности как таковой и не в ее восстановлении. Во всех тех случаях, когда суть вещей вполне понятна и без античности, когда она осталась бы той же самой и без нее, на самой форме явлений все-таки стоит ее печать, и происходят они через ее посредство»[13]. То есть не сама по себе античность значима для Возрождения, а античность, включенная в контекст итальянской жизни.

Возрождение античной культуры, относительно близкой по духу новой итальянской культуре, не означало однократного и вызывающе декларативного отказа от средневековья, от ее теологии и религии. В эпоху Средневековья ее лексике тоже не были чужды слова «возрождение», «обновление», «освобождение», но в то время они заключали в себе мистико-эсхатологическое содержание: речь шла о религиозном преображении. В эпоху Возрождения, по словам Л. Баткина, «в критические моменты итальянского Ренессанса оба смысла (гуманистический и религиозно-мистический – Ф.Ц.) смешались причудливо и драматично»[14].

Вообще следует заметить, что на первых этапах антиклерикальная и антифеодальная направленность новой культуры резко не проявлялась. Поэтому характеристики и оценки ренессансного мировоззрения как гуманистического, индивидуалистического, антисхоластического справедливы и верны, но они передаются в комментариях, пояснениях, поскольку всегда встает вопрос, как представителями по своей сути секуляризованной культуры были церковные иерархи, священнослужители, монахи и т.д. (Дж. Бруно, Н. Коперник, Н. Кузанский…). Средневековое наследие преодолевалось сложно, не сразу.

Индивидуалистический характер ренессансной культуры, порожденный городским образом жизни, еще не принял характер того эгоистического индивидуализма, каким он остается в сформировавшемся буржуазном обществе. Он еще не выродился в себялюбие, в ограниченность. Например, «в пантеизме Джордано Бруно индивидуум вовсе не играет первой роли, наоборот, проповедуется его растворение в общемировом пантеизме… Гелиоцентрическая система Коперника, ее развитие у Бруно, основаны вовсе не на выдвижении вперед цельной человеческой личности, напротив, на толкование человека да и всей планеты, на которой он обитает, в качестве незаметной «песчинки» в бесконечном мироздании»[15].

Однако в целом городской характер культуры привел к появлению нового типа человеческой личности, получившей название ренессансной личности, мировоззрение которой действительно отмечено своими неповторимыми специфическими чертами. Остановимся на этом чуть подробнее.

Человеку эпохи Возрождения его собственная жизнь и жизнь окружающего его общества уже не представлялась кем-то или чем-то предопределенной настолько, что его собственные усилия не в состоянии были что-либо изменить. Он верит прежде всего в себя и рассчитывает на свои собственные силы. Он убежден, что ему предоставлена определенная свобода, простор для выбора. Энгельс отмечает, что люди Ренессанса «были более или менее овеяны характерным для того времени духом смелых искателей приключений. Тогда не было почти ни одного крупного человека, который не совершил бы далеких путешествий, не говорил бы на четырех или пяти языках, не блистал бы в нескольких областях творчества»[16].

Провиденциалистские концепции истории средневековой схоластики (Августин, Аквинат) сменились идеями открытости и прогресса в истории, что, в свою очередь, рождало и новые представления о сегодняшнем дне, о времени их собственной жизни. Сами представители Возрождения, скажем, Боккаччо, Петрарка, рассматривали свое время как время осуществления надежд: они сами нарекли себя Возрождением, «Золотым веком», временем «солнечного света».

Безусловно, ренессансное мировоззрение претерпевало определенную эволюцию за свою – как минимум – трехвековую историю: в ней на первый план выдвигались различные проблемы, менялся язык философии, менялось отношение к классикам античности. На смену неоплатонизму приходит аристотелизм, увлечение философией Демокрита и т.д.

Каковы же хронологические рамки философии Возрождения, отделяющие ее и от средневековой, и от новоевропейской философии? В современной литературе существуют разные точки зрения на этот вопрос. По этому поводу А.Ф. Лосев иронизирует, что некоторые авторы «дают весьма спутанную культурно-историческую картину XII–XVIвв. в Европе… на основании которой очень трудно судить о том, когда были средние века, когда началось Возрождение, где оно началось, какие элементы той и другой культуры сосуществовали в эти века и где они резко между собой противоречили». Что касается самого А.Ф. Лосева, то началом Возрождения он считает XIIIв.[17]. Сами деятели Возрождения начало новой культурной эпохи связывали с именами Данте, Джотто, Петрарки. Такой же точки зрения придерживается и Ф. Энгельс: «Конец феодального Средневековья, начало современной капиталистической эры отмечены колоссальной фигурой. Это – итальянец Данте, последний поэт Средневековья и вместе с тем первый поэт нового времени»[18]. У Данте совершенно очевиден поворот к человеку, его индивидуальности при сохранении еще средневековой формы: темы, сюжеты и т.п. Но язык – и это главное – уже другой, новый. Я. Буркхардт подчеркивает, что Данте не только поэт, но и философ, и даже теолог[19]. Поэтому Данте стоит и у истоков новой философии, нового гуманистического мировоззрения.

Эпоха Возрождения охватывает три века. Учитывая эволюцию, которую претерпевала философия Ренессанса, в ней выделяют два больших периода.

1. Гуманистический (гуманитарный) – XIII– сер. XVвв. Это период раннего Ренессанса, время становления нового мировоззрения, освобождения его от средневековой схоластики с ее центральной идеей теоцентризма. В противоположность этому его называют иногда антропоцентрическим. Период раннего Возрождения представлен фигурами Данте, Петрарки. Свое название гуманитарного он получил за ту роль, которую сыграло возрождение классической филологии, древних языков, ставших предметом специального исследования со стороны стилистики, формы и т.д. Гуманистами (humanista) в эпоху Возрождения в Италии называли преподавателей гуманитарных дисциплин и студентов, их изучавших. К гуманитарным дисциплинам относили свободные искусства: грамматику, историю, философию, поэзию, риторику.

2. Натурфилософский период – сер. XV– XVIвв., в котором главное внимание уделялось проблемам космологии, гносеологии. Этот период, тесно связан с начавшимся подъемом естествознания. Он представлен такими именами, как Леонардо да Винчи, Н. Коперник, Дж. Бруно и др. Содержанием второго периода явилась разработка новой мировоззренческой системы – картины мира – на основе античной классической филологии и естествознания XV–XVIвв. Для этого периода характерно появления ряда новых диалектических идей.

Отметим, что отдельные авторы, например, А.Х. Горфункель, выделяют еще один этап, так сказать, промежуточный между первым и вторым периодами, названный им неоплатоническим или онтологическим. Он датирует его XV– пер. третью XVIвв. Философия этого этапа представлена такими мыслителями, как Н. Кузанский, М. Фигино, Пико делла Мирандола. Выделение промежуточного этапа в принципе не обязательно, т.к. идеи неоплатонизма использовались на всем протяжении Возрождения. В дальнейшем основные идеи и содержание философских систем мы будем рассматривать при характеристике существенных принципиальных черт ренессансного мировоззрения, не обращаясь к детальному анализу философии конкретных мыслителей.



[1] См.: Гегель. Т. 9. C. 98, 174.

[2] История западноевропейской философии. C. 112–113.

[3] Лосев А.Ф. Эстетика Возрождения. М., 1978. С. 16.

[4] Барг М.А. Эпохи и идеи. М., 1987. C. 207.

[5] Горфункель А.Х. Философия эпохи Возрождения. М., 1980. C. 4.

[6] Лосев А.Ф. Эстетика Возрождения. C. 53.

[7] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 346.

[8] Там же. С. 346–347.

[9] См.: Конрад Н.И. Запад и Восток. С. 239.

[10] Лосев А.Ф. Эстетика Возрождения. С. 608.

[11] Соколов В.В. Европейская философия XV–XVII веков. М.,1984. С. 3.

[12] Бибихин В.В. Новый Ренессанс. М., 1998. С. 306.

[13] Буркхардт Я. Культура Возрождения в Италии. М.,1996. С. 111.

[14] Баткин Л.Н. К проблеме историзма в итальянской культуре эпохи Возрождения // История философии и вопросы культуры. М., 1975. С. 172.

[15] Лосев А.Ф. Эстетика возрождения. С. 60.

[16] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 346.

[17] См.: Лосев А.Ф. Эстетика возрождения. С. 15.

[18] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 22. С. 382.

[19] См.: Буркхардт Я. Указ. соч. С. 91–92.