Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

Часть третья

7. Права человека

Что такое права человека?

Делая предметом своего анализа мировое сообщество, этика начинает рассматривать проблемы, которых нет в малых группах. Так, мы спрашиваем: существуют ли права, которыми обладают все люди, и которые должны соблюдаться каждым цивилизованным обществом, входящим в мировое сообщество? Признаются ли они различными национальными государствами и культурными регионами и наделяются ли ими все люди? Если такие права существуют, то как они согласуются с этическими принципами и общепринятыми нормами? Термин право широко используется в критическом этическом исследовании, особенно со времен Канта. Я хотел бы рассмотреть это понятие в его узком значении, как убеждение в том, что все люди обладают определенными неотчуждаемыми и неотъемлемыми свободами и привилегиями. Это значение права часто трудно усваивается. Все же постиндустриальный мир постепенно продвигается к осознанию того, что права человека должны соблюдаться всеми людьми и защищаться правительствами. Люди, которые убеждены в том, что их права нарушены, могут предъявить обществу законную претензию.

Идее права внутренне присуща идея требования (claim): человек (или группа людей), считающий, что с ним (или с ними) поступили незаконно, может потребовать восстановления справедливости посредством судебного решения. Право в этом смысле неразрывно связано с требованием (иском). Это предполагает, что общество или человечество в целом обязаны уважать это требование и что эта обязанность является делом совести человека.

Я говорю об этических или моральных правах и требованиях, которые человек предъявляет другим. Существуют также юридические требования, которые сохраняются и санкционируются законом. Так, человек имеет право законно приобрести имущество, и, если у него есть юридические права на него, оно не может быть конфисковано без надлежащего и беспристрастного судебного разбирательства. Очевидно, что подобным образом закон признает и другие права, такие как право на гражданство, право голоса или договора. Многие из них специфичны и зависят от законодательного акта или судебной интерпретации. Права, полномочия, привилегии и свободы имеют строгие определения в рамках законодательства. Можно обратиться с просьбой о защите своих прав, и гражданские суды могут возбудить дело об ущербе против тех, кто совершил нарушение этих прав.

Существуют ли вне юридической системы этические права, которые принадлежат людям как личностям и про которые мы можем сказать, что они неотъемлемо присущи им? Например, можем ли мы, по меньшей мере, сказать, что все люди равны в том смысле, что они все люди, что большинство человеческих прав предполагает, что каждый человек обладает равным достоинством и ценностью и что мировое сообщество должно уважать их? Это признание господствует сейчас в демократических странах, хотя еще полтора века тому назад оно не относилось к чернокожим, с которыми обращались, как с орудиями труда, и которым отказывали в человеческих правах.

Мы можем спросить: существуют ли какие-нибудь основные неотчуждаемые права человека, которые присущи всем мужчинам и женщинам, молодым и старым независимо от их этнической и расовой принадлежности, экономического или социального статуса? Являются ли они неотъемлемыми в том смысле, что они не могут быть отменены без ясно выраженного согласия на это самой личности?

Если такие права существуют, это не значит, что исторически они везде были признаны. В действительности история цивилизации обнаруживает трудную борьбу за установление и уважение таких прав. Нельзя найти доктрину прав человека в Библии или Коране. Понятие неотъемлемых прав человека является достижением последнего времени. Все, что можно прочитать в религиозной литературе, сводится к тому, что наша обязанность и долг состоят в подчинении тому или иному богу. Но это не согласуется ни с претензиями, которые люди предъявляют ему, ни с требованиями объяснить зло в мире или возместить причиненные им обиды. Все моральные блага даруются человеку богом на основе его идеи благоволения и милости, но это не означает, что он будет обращаться с нами по справедливости и уважать наши права. В действительности греческие и римские боги нарушали то, что мы считаем минимальными правами человека, подвергая людей жестоким и необычным наказаниям, а Бог христиан, по-видимому, назначил вечные муки тем, кто не подчиняется его заповедям или не верит в него. То же самое верно по отношению к Яхве и Аллаху. Более того, в тех религиях, в которых Бог изображается непостоянным, капризным в вопросе о том, кого он будет или не будет спасать, он вряд ли задумывается о правах человека. В частности, библейская литература не осуждает рабство. Она позволяет содержать женщин в условиях рабства у своих мужей и пытается обратить детей в свою веру, часто нарушая их право на познание. Если по утверждениям некоторых новейших апологетов религии права даны человеку Богом, то почему тогда религиозное сознание так долго отказывалось признать их и почему нельзя найти эти права в библейских источниках? Несомненно, они отсутствовали в райском саду, в котором Адам и Ева не имели никаких прав перед всемогущим Богом, изгнавшим их, даже не выслушав, только потому, что они вкусили запретный плод.

Вероятно, мы должны взять совершенно другой курс и возражать тем, кто утверждает, что все права естественны и свойственны человеческой природе, хотя их осознание и зависит от развития разума. Доктрина естественных прав, которая таким блестящим образом была использована Томасом Джефферсоном при подготовке Декларации независимости, утверждает, что некоторые истины «самоочевидны», что «все люди созданы равными» и что «Творец наделил их определенными неотчуждаемыми правами», включая права на «жизнь, свободу и счастье». К сожалению, не все народы или нации считают эти истины самоочевидными. Исторически они признавались обычно только после затяжных конфликтов. В частности, в Соединенных Штатах они не распространялись на рабов вплоть до кровавой гражданской войны. Если мы не признаем Бога, естественный закон или самоочевидность, что происходит с правами человека? Они исчезают или их основания становятся шаткими и сомнительными? Каковы их эпистемологические основания? Существуют ли другие источники прав человека?

Термин права человека обозначает двухстороннее соглашение (transaction). Он относится к личностям, находящимся не в изоляции, а участвующим в процессе социального взаимодействия. Одна сторона соглашения заключает в себе требование человека (или группы лиц), который убежден, что он (или они) притесняется, лишен права владения или ему (или им) причинен ущерб и что его (или их) права должны быть восстановлены. Эти требования укоренены в историческом опыте бесчисленных поколений людей, которые жили и умирали за эти принципы и добивались признания своих прав. Именно в этом смысле человек говорит, что он обладает неотъемлемыми правами. Другая сторона соглашения выражает стремление к ответственному признанию требований тех, кто к ней обращается и кто убежден, что она обязана удовлетворить эти требования и устранить несправедливость.

Драма морального прогресса состоит в борьбе за справедливые требования, предъявляемые меньшей группой людей большей, которые вначале могут казаться чрезмерными претензиями непокорного или инакомыслящего меньшинства к большинству, которое, тем не менее, рано или поздно соглашается с первыми. Право не получает своего прочного основания без осознания того, что мы должны уважать его. Оно включает одновременно требование истца и обязательство ответчика. Будь это лишенный земли фермер, фабричный рабочий, дискриминируемая женщина или человек с черной кожей, беспомощный или брошенный ребенок, гомосексуалист, больной, обездоленный, беспомощный или бездомный человек, так или иначе, но в итоге признается, что с этими людьми нужно обращаться справедливо и что их права должны уважаться.

Онтологически права человека обладают характерными чертами, которые проявляются в человеческих соглашениях. Они не отделены от них. Подобно этическим принципам они являются предписывающими и нормативными. Они являются правилами, которыми люди руководствуются в своем поведении с другими. Они вырастают из непрерывного процесса конкретных требований и признаний и, таким образом, не являются пустыми или абстрактными понятиями. Они являются не результатом правильного истолкования абсолютных принципов, но процессом признания и отстаивания прав (rightings) Попавшему на необитаемый остров одинокому моряку не имеет смысла требовать права; он приобретает свои права, когда к острову подойдет корабль. Права являются потенциальными компонентами соглашений, но они не имеют никакого значения вне заключенных соглашений. Права функциональны и конкретны. Они обладают силой, потому что они укоренены в историческом развитии цивилизации, основанной на идеалах свободы, равенства, справедливости и права, и в созданных людьми институтах. Это не делает их менее обязательными, потому что они естественным образом выросли из верований и практик, взглядов и идеалов людей. То же самое верно по отношению к искусству, науке, философии, религии: все они продукты творчества и человеческой изобретательности. Как мы видели ранее, их связь с человеческой культурой не означает, что они субъективны или произвольны.

Обязательность, универсальность или всеобщность прав человека не имеет и не нуждается в трансцендентном референте. Их освящение религией оговаривалось поддержкой одной области человеческого опыта за счет другой. Трансцендентная этика может ввести в заблуждение относительно онтологического статуса прав. В действительности их содержание является совершенно человеческим, что не делает их менее обязательными. Они облекаются и поддерживаются силой нравственного чувства, убеждением и идеалами.

Если это так, то как возникают человеческие идеалы, этические принципы и права человека, как они могут быть проверены? Я уже говорил, что этические нормы усиливаются преданностью и верностью, которую мы испытываем к ним. Точно так же и наиболее эффектно они проверяются по своим последствиям. Сказать, что существует право человека, значит просто сказать, что (1) существуют требования, которые мы как люди предъявляем себе и окружающим и (2) если они являются справедливыми и обоснованными, то мы a priori, заведомо обязаны уважать и исполнять их. Почему? Прежде всего, я думаю, из-за наглядных отрицательных последствий их нарушения. Проверка важна, так как права служат эффективными правилами управления обществом. Они обладают эмпирическими основаниями, поскольку предписывают наиболее эффективный образ жизни и сотрудничества и являются транскультурными, потому что мы как люди разделяем общие проблемы и потребности. Они имеют биогенетическую и социогенетическую основу. С тех пор как цивилизация стала поистине всемирной, права человека являются моральной совестью человечества. Уважение доктрины прав человека оказывает глубокое воздействие на человеческое сознание, и те общества (прежде всего демократические), которые признают их, в наибольшей степени позволяют раскрыться моральным качествам и реализовать индивидуальные и общественные, особенные и общие этические ценности. Права человека являются опорами цивилизованных обществ, которые заботятся о них ради них самих, а не просто потому, что они ведут к достижению общего благосостояния. Прагматические и утилитаристские соображения в значительной степени принимаются в расчет при их обосновании, но права человека высоко ценятся по своим внутренним достоинствам.

Общие правила, возникшие в процессе межличностного взаимодействия на определенной стадии человеческой истории, сегодня развиваются дальше, появляется новый уровень морального сознания. Доктрина прав человека является новейшим и значительно более интенсивным этапом развития основных принципов этики. Сегодня права признаются за всеми людьми за исключением тех, кто лишен их на законных основаниях в рамках определенной правовой системы. Признание прав человека отчасти является достижением ревизионистской этики, постоянно ищущей новые нравственные принципы и ценности. Она изначально предполагает обновление традиционной морали с помощью критического этического исследования и обращена к новой всемирной этике.

Существуют ли основные и универсальные права?

Обязанность всякого права признается на юридических основаниях. Оно зависит от договоров и соглашений, принятых внутри конкретного общества. У меня есть законное право сажать цветы в своем собственном саду, но не в саду моего соседа. У меня есть право обучать своего ребенка иностранному языку, но мой сосед не имеет права навязывать свой язык моему ребенку. Если у меня есть вода, я могу вымыть и вычистить свою машину так, как считаю нужным. Члены профсоюза обладают привилегиями, которыми не обладают те, кто в него не входит. Пользоваться библиотекой в отличие от остальных могут студенты, правильно зарегистрировавшиеся в университете. Эти права зависят от предшествующих обстоятельств, а их реализация в рамках определенных институтов предусмотрена законом.

Существуют ли какие-либо права человека, которые являются настолько фундаментальными, что они должны уважаться во всем мире, даже если они не обрели статус закона? Великая хартия вольностей (1215), Американская Декларация независимости (1776), Французская декларация прав человека (1789) и Всеобщая декларация прав человека, принятая ООН (1948), провозглашали — каждая в свое время — определенные права всеобщими и призывали к их юридическому признанию и этическому принятию.

Признание таких прав происходит на определенном уровне исторического развития и соответствует конкретным социальным условиям. Некоторые из этих прав предполагают политическую стабильность, получение образования и некоторый уровень экономического развития. Они не рассматриваются как абстрактные, бессодержательные или формальные права. Вероятно, не имеет смысла устанавливать всеобщее право, если его невозможно получить и реализовать. Основные права человека, о которых я говорю в этой главе, соответствуют главным образом высшей стадии развития постиндустриальных технологических обществ. Сказать, что мы должны соблюдать права других, значит, сказать, что на этой стадии мы в состоянии соблюдать эти права; по крайней мере, тем самым устанавливаются идеалы, к достижению которых стремится каждое цивилизованное общество. Бедное общество может оказаться не в состоянии обеспечить надлежащую заботу о здоровье каждого или гарантировать ему работу или минимальный стандарт жизни, хотя оно может начать стремиться к этому на определенной стадии прогрессивного улучшения условий человеческого существования.

Эти права столь фундаментальны, что можно понять желание назвать их «универсальными» или «абсолютными». И все же в действительности они являются не более чем общими по тем самым причинам, которые я уже разобрал ранее при обсуждении этических принципов и моральных качеств. Они могут вступать в конфликт друг с другом, они могут быть неприменимы ко всем случаям жизни, ими могут пренебрегать при определенных обстоятельствах. Таким образом, они являются prima facie в том смысле, что хотя признание их обязательности происходит на определенной стадии человеческой истории, все же их применение зависит от контекста. Я должен признать, что предпочел бы назвать их универсальными из-за несомненной привлекательности и выразительности этого термина. Разумеется, никому нельзя отказывать в них и говорить, что та или иная часть человечества невежественна, безнравственна или от рождения не заслуживает заботы и уважения. Правами человека должны наделяться все люди. И все же права являются общими и prima facie, поскольку они не являются абсолютно обязательными в каждой ситуации и могут быть практически не осуществимы. То, как и где они применяются, зависит от их сопоставления с соображениями другого рода: различными потребностями, желаниями, ценностями, стандартами совершенства, моральными принципами и правилами, фактами, условиями и последствиями. Тем не менее, мы можем спросить: какие права мы должны рассматривать как основные, по крайней мере, идеально, осознавая, что не каждое общество в силах достичь их полностью? Я составил каталог тех из них, которые мы можем считать фундаментальными: десять основных классов, охватывающих сорок одно право человека. Читатель может пожелать включить в этот список другие права, хотя нижеследующие представляются нам наиболее важными и требующими своего обязательного соблюдения.

I. Право на жизнь 

Безопасность и защита собственной личности (свобода от страха). Каждый человек имеет право на то, чтобы его жизнь была защищена, личность или дом ограждены от насилия или угрозы насилия. Каждый должен иметь право обратиться за помощью к полиции, чтобы защитить себя от тех, кто стремится подвергнуть опасности его жизнь или достоинство физическим оскорблением, угрозой смерти, запугиванием и пытками.

Люди не смогут добиваться поставленных целей, утверждать ценности или испытывать счастье, если не будут достаточно уверены в своей безопасности. Люди и их семьи, друзья и соседи на работе, дома или где-либо еще должны быть свободны от страха или опасности. В целях достижения мирных условий существования должны быть приняты соответствующие законы, установлены соответствующие правила и отобраны соответствующие лица, отвечающие за их выполнение. Соблюдение этого права возлагается на полицию и установленную правовую систему. И именно они, прежде всего, отвечают за защиту граждан от нападения, насилия, грабежа и других преступных действий, они задерживают и осуждают тех, кто совершил преступления и угрожает общественному порядку.

Защита от внешней агрессии. Люди, живущие на определенной территории, нуждаются в защите от мародерствующих банд или вооруженного вторжения со стороны других стран или наций посредством национальных сил безопасности или армии. Никто не может чувствовать себя уверенно и быть в безопасности, если не созданы мирные условия существования.

Свобода от угрозы со стороны государства. Многие правители обращали деспотическую власть государства против своих граждан или проживающих на его территории иностранцев. Люди должны быть защищены от репрессивных правительств. Мера вмешательства государства в жизнь людей должна быть ясно определена.

В принципе, смертная казнь должна быть отменена, за исключением тех случаев, когда возникает реальная угроза миру и общественной безопасности. Там, где она допускается, она не должна применяться к политическим преступникам, людям, достигшим восьмидесятилетнего или даже семидесятилетнего возраста, а также к беременным женщинам. Осужденный имеет право подать апелляцию о помиловании или смягчении приговора. Смертная казнь не должна применяться до тех пор, пока не подано прошение о смягчении приговора.

II. Право на личную свободу

Право на личную свободу обширно, и общество должно воздерживаться от чрезмерного контроля личной свободы. Каждый человек имеет право на передвижение; право осуществлять свои личные желания, реализовывать свои ценности и потребности; заниматься своим делом; обладать свободой мысли и совести; свободно выражать свои взгляды публично. Каждому человеку должно быть позволено иметь семью и свободно объединяться с другими. Главное налагаемое на него ограничение заключается в том, что он не должен причинять вред другим или препятствовать им пользоваться своими правами.

Свобода передвижения и проживания. Каждый законопослушный человек, родившийся на территории данной страны, имеет право на передвижение внутри нее и на перемену своего места жительства. Он должен иметь право свободно покидать свою страну, безопасно пересекать ее границы и возвращаться в нее. В демократическом обществе это право может быть ограничено только в крайних случаях, когда под угрозой оказывается общественный порядок, безопасность, здоровье людей или нации в целом, или для того, чтобы защитить нрава и свободы других.

Свобода от неволи и рабства. Никакой человек не должен покупаться или продаваться. Никто не должен удерживаться против своей воли или силой принуждаться к труду. Это не относится к заключенным в тюрьму нарушителям закона, специальным гражданским службам или военной службе, хотя при этом должно приниматься во внимание право на сознательный отказ от них по обоснованным политическим, религиозным или иным мотивам.

Свобода мысли и совести. Люди имеют неотчуждаемое право придерживаться любых убеждений и ценностей, и государство не должно искоренять их или применять против них санкции, если практическое воплощение этих убеждений не нарушает закон. Это относится ко всей области религиозных, философских, научных, политических, моральных и эстетических идей.

Свобода слова и выражения. Люди имеют право свободно проповедовать и защищать, публиковать и делать известными, инсценировать и художественно воплощать свои убеждения, идеи и ценности. Это право выражения не должно контролироваться, подвергаться цензуре или подавляться. Должны быть предприняты все усилия для того, чтобы защитить это право от всех попыток ограничить его.

Это не дает нам права клеветать или порочить других, и таким образом вредить или разрушать их репутацию или карьеру. Хотя оскорбленная сторона не может требовать предварительной цензуры, она может подать в суд иск после того, как ей был причинен ущерб. Если люди оклеветаны, опорочены или оскорблены соответствующими заявлениями, то они должны иметь право возразить или требовать исправить неверные утверждения. Этот принцип не дает порнографам права эксплуатировать детей.

Это право может не быть полностью применимо во время войны, когда существует очевидная и близкая угроза безопасности демократическому обществу, хотя оно может быть временно ограничено только в чрезвычайных случаях и в качестве последнего средства сохранения общественной стабильности и безопасности.

Моральная свобода. Людям должно быть позволено выражать и удовлетворять свои разнообразные ценности, моральные идеалы и убеждения, даже если они могут отличаться от общепринятых взглядов или официальной позиции, если они не препятствуют и не причиняют вред правам других. Это относится к множественности вкусов и склонностей, одежде, манерам и речи. Людям должно быть позволено иметь свои взгляды на счастье, усваивать предпочтительный для них стиль жизни, заниматься деятельностью, получать специальность и работать по профессии по своему собственному выбору, совместимому с экономической реальностью.

Частная жизнь. Право на частную жизнь предполагает право на конфиденциальность, включая право быть уверенным в том, что личная информация о человеке не будет разглашена без его согласия. Личная моральная свобода означает возможность распоряжаться своим собственным телом и свобода избирать сексуальную ориентацию. Взрослые имеют право выражать свои сексуальные предпочтения, но не пытаться вовлечь в сексуальные отношения других людей помимо их воли. Частные права касаются различных форм сексуального выражения, включая мастурбацию, адюльтер и гомосексуальность. Государство не должно разрешать содомию, проституцию или порнографию. Оно также имеет право следить за распространением болезни и стремиться защитить благоденствие меньшинств.

Частная жизнь также включает право на свободу воспроизведения себе подобных, на контроль зачатия, право на прерывание беременности, на искусственное оплодотворение и отцов-доноров.

III. Право на заботу о здоровье

Надлежащий медицинский уход. Право на жизнь предполагает право как на лечение, так и на надлежащую заботу о здоровье в соответствии с экономическими ресурсами общества. Это значит, что человеку не будет отказано в лечении и заботе о сохранении его жизни, даже если он не в состоянии заплатить за себя. Социальное страхование и специальные системы страхования должны дать возможность человеку противостоять болезням и несчастным случаям.

Информированное согласие (informed consent). То, какой вид медицинского ухода получит человек, должно зависеть от свободно данного согласия пациента. Это предполагает, что взрослый человек психически и умственно способен понять и оценить предложенные ему альтернативы и виды лечения. Это значит, что он имеет право не быть госпитализированным против его воли, отвергнуть лечение (если он не страдает или не является источником инфекционного заболевания).

Добровольная эвтаназия. Взрослые, испытывающие тяжкие страдания, и смертельно больные должны иметь право отказаться от лечения. Им должно быть позволено умереть с достоинством, и в некоторых случаях им должны быть даны средства для ускорения смерти, если они потребуют их. Это — право активной эвтаназии или самоубийства.

IV. Свобода от нищеты

Основные экономические потребности. Если общество достаточно богато, оно должно предоставить средства для удовлетворения минимальных потребностей людей, которые не по своей вине оказались неспособными работать или обеспечить себе хотя бы минимальный прожиточный уровень. Никому не должно быть позволено голодать или умирать от отсутствия крова, надлежащей одежды или медицинской помощи. Принцип благоденствия распространяет свое действие на детей, людей, страдающих тяжелыми физическими и психическими недостатками, и тех, кто оказался в тяжелом положении. Ни государство, ни общество в целом не обязаны удовлетворять все желания всех людей. Лучше всего, чтобы люди сами зарабатывали себе столько, сколько необходимо для обеспечения себя и своей семьи.

Право на работу. Хотя современным промышленным государствам очень трудно обеспечить работой каждого, люди должны, по крайней мере, в принципе, иметь возможность заниматься делом, способным поддержать человека материально. Людям должно быть позволено, если это возможно, свободно выбирать вид и характер работы. Им должны быть предоставлены благоприятные условия труда, приемлемый рабочий день и заработная плата. Оплата должна быть достаточной для того, чтобы рабочий смог обеспечить надлежащий стандарт жизни для себя и своей семьи. Зарплата должна быть адекватной труду и его результатам. Принцип состоит в следующем: от каждого — по его способностям, каждому — по его потребностям и заслугам. Те, кто внес наибольший вклад в общество, имеют право получить более высокое вознаграждение, общество должно распределять блага и услуги на основе одновременно как заслуг, так и потребностей людей. Нередко применить этот принцип на практике довольно трудно. Кроме того, всегда находятся люди, старающиеся использовать лазейки, имеющиеся в системе налогообложения, страхования и пенсионного обеспечения. За равную работу должна производиться равная оплата без дискриминации по половым, расовым, этническим или национальным признакам. Тем, кто не в состоянии работать, временно должны быть предоставлены пособия по безработице и возможность переквалификации.

Забота о стариках. Людей, которые еще могут работать, нельзя увольнять по возрастному признаку. Те, кто достиг пенсионного возраста, должны получать пособия по старости или пенсии, которые позволили бы им надлежащим образом заботиться о своем здоровье и удовлетворять свои основные материальные и духовные потребности.

Право на досуг и отдых. Все люди имеют право на отдых и не должны принуждаться работать без перерыва. Даже Ветхий завет предписывал людям не работать в субботу. Должны существовать оплачиваемые выходные, отпуска и каникулы и ограниченный рабочий день. Общество должно предоставлять всем людям возможность досуга.

V. Экономические права

Право на собственность. Людям должно быть позволено владеть собственностью. Они могут обладать и пользоваться ею, извлекать из нее прибыль, делать ее предметом бизнеса или торговли, покупать и продавать ее как товар. Никто не должен быть лишен своей собственности произвольно или без справедливого на то вознаграждения.

Публичная собственность. Общество может отчуждать собственность по соображениям общественного блага или безопасности, но только после соответствующих юридических процедур. Общество или государство может заниматься совместной с частными лицами экономической деятельностью. Оно может регулировать, управлять или владеть предприятиями там, где такая деятельность осуществляется в общественных интересах, и где частный сектор не в состоянии эффективно обеспечить потребителя необходимыми товарами и услугами. При этом недопустимо нарушение демократических норм и принципов.

Право на организацию. Рабочие и служащие могут объединяться в профсоюзы и заключать коллективные соглашения с предпринимателями. Они могут отказываться работать и бастовать, если их не удовлетворяют оплата и условия труда. Рабочие должны иметь возможность защищать свои жизненные интересы и контролировать условия безопасности своего труда.

Защита от обмана. Люди имеют право не быть обманутыми лживой или бесчестной рекламой или мошеннической продажей товаров и услуг. Они имеют право возбудить в суде дело об ущербе против стороны, совершившей обман. Государство должно принуждать соблюдать законно принятые обязательства и заключенные соглашения.

VI. Интеллектуальная и культурная свобода

Свобода исследования. В обществе должно существовать беспрепятственное право заниматься научным, философским и любым иным интеллектуальным исследованием. Экспериментальное исследование необходимо для увеличения знания и не должно запрещаться, если оно не угрожает жизни и здоровью человека и не распространяется на людей, не давших на участие в нем своего сознательного согласия. Запрещается использование таких результатов экспериментов и технологий, которые несут опасность для общества. Те, кто занимается интеллектуальной деятельностью, не должны подвергаться политическим, церковным и экономическим санкциям. Не должно существовать какой-либо цензуры публикуемых ими результатов открытий, какими бы непопулярными они не считались. Тот же самый принцип свободы относится к художественному творчеству и изобретениям. Художникам, писателям и поэтам должно быть позволено выражать себя без всякой цензуры и ущемления свободы творчества.

Право на обучение. Все люди, живущие в том или ином конкретном обществе, должны иметь возможность обучаться и давать образование своим детям без ограничений по религиозным, этническим или классовым соображениям. Дочь бедного человека имеет такое же право на образование, как и сын богатого родителя. Хотя родители должны иметь свое мнение об образовании своего ребенка, они не имеют права лишать его возможности познать и принять идеи и ценности, которых они сами не разделяют. Некоторые ограничения должны быть введены на знакомство с продукцией, которая считается порнографической. Успехи в образовании могут быть основаны на уровне интеллектуальности и достижениях. Не каждый способен к той или иной области исследования, профессии, не каждый способен обучаться в институте. Тем не менее, все люди должны иметь равные возможности максимально развивать свои высшие способности, интеллекты должны конкурировать на равных условиях.

Право на культурное обогащение. Все учреждения, которые способствуют культурному обогащению, должны быть доступны всем людям, которые могут пользоваться ими. Это относится к библиотекам, музеям, общественным паркам и другим культурным заведениям, а также к организациям и учреждениям, обслуживающим науки.

VII. Моральное равенство

Все люди равны в своих обязанностях и правах. В качестве разумного морального агента, способного совершить свободный выбор, каждый человек имеет право на одинаковое уважение и внимание. Это не означает ни того, что к людям нельзя относиться по-разному в зависимости от их специфических способностей, ни того, что их роли, обязанности или вознаграждения должны быть одинаковыми.

Моральное равенство устанавливает то, что:

1) любому человеку должны быть предоставлены равные возможности в реализации своих уникальных талантов в соответствии с их достоинствами;
2) каждый должен иметь равный доступ к системе социального обеспечения;
3) не должно существовать никакой дискриминации по признакам расы, цвета кожи, сексуальной ориентации, религии, национальности, социального происхождения или имущественного положения.

VIII. Равное покровительство закона

Право на справедливый суд. Каждый человек имеет право на справедливое и открытое слушание своего дела в независимом и беспристрастном суде, законно учрежденном для этих целей; он должен быть признан невиновным до тех пор, пока не будет доказана его виновность.
Обвиняемый должен быть детально ознакомлен с характером выдвинутых против него обвинений. Ему должно быть позволено защищать себя лично, пользоваться помощью адвоката, выбранного им самим или предоставленного ему и оплаченного государством.
Ему должно быть позволено задавать вопросы свидетелям и предоставлять своих собственных свидетелей для установления фактов и обстоятельств рассматриваемого дела.
Он не может быть принужден свидетельствовать против самого себя.
Он не может быть принуждаем признать свою виновность.
Он должен иметь право опротестовывать судебное решение в суде более высокой инстанции.
Если оправдание не подлежит обжалованию, то он не может быть подвергнут новому судебному разбирательству по тому же самому обвинению.

Право на юридическую защиту. Каждый человек имеет право обратиться в полноправный суд за защитой против действий, нарушающих его основные права. Его требование возмещения ущерба не может быть использовано против него самого.

Право на человечное обращение. Люди, заключенные в тюрьму государством, не должны подвергаться жестокому, бесчеловечному или унижающему достоинство наказанию. Они не должны подвергаться пыткам или лишаться надлежащей одежды, медицинской заботы, пищи или крова.

Люди, которым предъявлено обвинение и которые ждут суда, должны быть отделены от осужденных преступников. Обвиняемые имеют право на освобождение от задержания под разумный по величине залог.

Отношение администрации и служащих тюрем к осужденной и заключенной в тюрьму личности должно быть человечным, а не карательным; главная цель тюремного заключения состоит в защите общества от преступника, если таковой представляется опасным, в перевоспитании его и возвращении в общество, если его преступление не было слишком ужасным.

Власть закона. Законы общества должны устанавливаться избранными представителями народа, выполняться назначенными официальными лицами, а интерпретироваться и применяться в надлежащем судебном процессе. Правила и предписания не должны основываться на произвольном велении или указе. Они должны быть достаточными для того, чтобы защищать и удовлетворять соответствующие права и нужды людей и служить эффективной мерой против беззакония. Власть закона должна без различия применяться как к тем, кто его устанавливает, так и к тем, для кого он устанавливается.

IX. Право на демократическое участие в управлении

Право голоса. Законы общества должны быть основаны на свободно данном согласии тех, кем управляют. Каждый взрослый гражданин должен иметь право участвовать в делах государства, в котором он живет.

Регулярные, свободные и открытые выборы должны определять представителей народа и утверждать или отвергать представленный на голосование или уже принятый политических курс.

Избирательное право должно быть всеобщим и равным для всех без исключения граждан, достигших совершеннолетия. Выборы должны быть тайными.

Законное право на оппозицию. Люди, живущие в данном обществе, имеют право противостоять политике правительства и расходится во мнении с главными официальными лицами государства, отвечающими за определение и проведение внутренней и внешней политики. Они могут свободно и открыто противостоять этой политике посредством выступлений, публикаций, подачи петиций, организации собраний и участием в голосовании.

Они могут объединяться с другими оппозиционерами для распространения своих взглядов с целью изменения общественного мнения. Находясь в оппозиции правительству, они должны быть свободны от репрессий и судебного преследования.

Гражданские свободы. Свободы граждан, включая свободу инакомыслия для меньшинства, должны быть защищены законом. Они включают в себя свободу взглядов и совести, свободу слова, выражения, собраний и другие не перечисленные здесь права и свободы.

Право собраний и объединений. Люди могут объединяться друг с другом по собственному свободному выбору и создавать клубы, ассоциации, политические партии, команды, школы, церкви, братские и другие общественные организации с целью удовлетворения соответствующих интересов. Они могут мирно работать или проводить время в рамках этих организаций так, как считают это нужным, если они не прибегают при этом к насилию или не угрожают общественной безопасности.

Отделение церкви от государства. Государство не должно навязывать или устанавливать какую-либо теологическую или идеологическую доктрину в качестве официальной и государственной. Люди свободны верить или не верить, также как и придерживаться той формы веры или неверия, которую считают для себя приемлемой. Государство должно придерживаться нейтралитета и не должно одобрять или осуждать какую-либо веру или неверие, а защищать свободу мысли и совести для всех.

X. Право на брак, семью и детей

Право на брак. Взрослый индивид должен иметь право сожительствовать и вступать в брак, если он этого пожелает. Брак должен быть основан на свободно данном согласии вступающих в него сторон. Он может быть юридически оформленным или гражданским. Нельзя препятствовать браку по расовым, религиозным, этническим или другим причинам подобного рода. Как правило, брачный союз заключается между мужчиной и женщиной, но в него также могут вступать взрослые одного и того же пола.

Право на развод. Находящиеся в браке индивиды должны иметь право разорвать супружеские узы тогда, когда сочтут это нужным, и жить раздельно. Если между супругами существует юридически оформленный договор, их совместное имущество должно быть справедливо распределено между ними. Если у них есть дети, то должны быть законным образом решены вопросы их проживания с тем или иным родителем, их посещения и материального обеспечения.

Право на рождение детей. Люди имеют право на рождение детей, поскольку они обеспечены, в состоянии заботиться и содержать их.

Право на материнство и отцовство. Беременные женщины имеют право на особую заботу и защиту в течение всего периода беременности и некоторое время после рождения ребенка. Ожидающие ребенка отцы также имеют право на некоторое внимание в продолжение этого периода.

Родительские права. Родители имеют право заботиться, растить и воспитывать своих детей так, как они считают нужным, не причиняя им вреда и не обращаясь с ними плохо.

Права детей. Дети имеют права, которые родители не могут нарушать. Если эти права нарушаются, то общество может вмешаться в семейные отношения с целью защиты ребенка. Дети не могут физически или сексуально оскорбляться или лишаться питания, заботы о здоровье, одежды или крова.

Дети не могут лишаться права на обучение. Родители несут ответственность за образование своих детей. Вместе с тем они не могут отказывать ребенку в образовании, культурном обогащении, праве читать, открывать и познавать мир, знакомиться с альтернативными воззрениями или расширять горизонты своего миропонимания.

Права животных

Хотя эта глава посвящена главным образом правам человека, мы должны обратить внимание на права других видов живых существ.

Имеют ли животные права? Для доказательства того, что они ими обладают, мы должны, во-первых, осознать, что все живые существа, а не только человек, имеют свою ценность, которую мы не можем отрицать, и, во-вторых, мы не должны причинять им излишние страдания или использовать их по своему произволу, например, учинять бессмысленную бойню китов или тюленей. Понятие «права животных» является результатом признания или согласия: оно предполагает осознанное чувство долга людей (которые служат как бы представителями животных), убежденных в существовании границ, которые нельзя нарушать в отношении живых существ. Возможно, если бы люди столкнулись с другими формами интеллектуальной жизни во вселенной, то в таком случае возник бы вопрос о правах человека в vis-a-vis* отношениях с ними. Мы не должны безжалостно уничтожать безвредного паука или ранить молодого оленя, в противном случае мы не имеем права требовать уважительного обращения с человеком в случае его столкновения с инопланетянами. Конечно, мы можем доказать последовательность этического принципа живи сам и давай жить другим с помощью возможного научно-фантастического сценария, но и независимо от этого у нас все же есть надежные основания утверждать, что животные имеют права и что с нашими домашними и с дикими видами животных нужно обращаться по-человечески.

Библия дает человеку власть над землей и над всеми видами животных и позволяет ему использовать их в любых целях. Я думаю, что этой хищнической позиции должен быть положен предел. Хотя животные не являются моральными существами в том смысле, что их поведение не является разумным, и они не осознают свои моральные обязанности, тем не менее, мы несем ответственность за них. Они обладают достоинством и имеют право на некоторую долю уважения, хотя оно должно проявляться в разумных пределах.

Моральная совесть человечества всегда осознавала нашу ответственность за животных, с которыми мы живем, которых мы приручили и держим у себя дома или используем в качестве рабочей силы, на которых охотимся, которых доим или разводим для питания.

Исходя из этого, должна быть осознана реальность некоторых обязанностей людей по отношению к животным. Мы не должны плохо обращаться с животными, оскорблять их, морить голодом, бить или подвергать пыткам. Мы не должны предавать их жестокой и изощренной смерти или причинять им преднамеренные страдания. Мы должны, насколько это возможно, пытаться сохранить различные виды животных от опасности вымирания. Мы не должны без необходимости лишать их естественной среды, в которой животные сами в состоянии жить или размножаться. Мы можем доказать, что с этической точки зрения охота аморальна, если она ведется просто ради удовольствия или спорта. При этом оправдана защита населения от хищников или выбраковка стада диких животных ради его собственной пользы. Охота на животных может быть запрещена также в тех случаях, когда она ведется ради добычи слоновой кости, кожи или меха, особенно если существуют их искусственные заменители.

Вегетарианцы идут дальше и выступают против употребления в пищу мяса и рыбы. Очевидно, нет необходимости занимать столь радикальную позицию, поскольку, будучи всеядными, люди исторически были охотниками и рыбаками, и производство мяса стало настолько неотъемлемой частью сельскохозяйственного производства, что пищевое снабжение значительной части населения земли может быть поставлено под угрозу.

Антививисекционисты требуют запрещения проведения научных экспериментов над животными, но эта позиция также является экстремальной, поскольку такие исследования, в принципе, жизненно важны для здоровья людей. Все же, если это возможно, должны быть предприняты все усилия для того, чтобы избежать причинения животным излишних страданий во время экспериментов над ними.

 

Права граждан мирового сообщества

 

Предшествующие классы прав являются этическими, но для того, чтобы они стали обязательными, они должны получать юридическое закрепление. Большинство из этих прав развилось из культурных, экономических, политических и социальных укладов прошлого. В отличие от общих моральных правил они признаны не во всех обществах. Они основаны на развитии когнитивных способностей и сострадания.

Сегодня мир разделен на национальные государства, каждое из которых имеет свои границы и территорию. К сожалению, при существующем положении дел права людей могут быть защищены только тем суверенным государством, в котором они проживают. В некоторых случаях права человека попираются самим государством. Усилия установить жизнеспособный кодекс мировых законов и международную систему защиты прав человека далеки от своего завершения. Лига Наций в прошлом, и Организация Объединенных Наций сейчас основывается на союзе суверенных государств, и права могут быть защищены только в границах определенных государственных территорий. Далеко не все национальные государства являются демократическими, допускают свободу и стремятся защитить права человека. Сегодня мы достигли того момента, когда идеал мирового сообщества приобретает особое значение и смысл. Это сообщество должно быть этическим сообществом, поскольку может быть основано на признании существования всеобщих прав человека, которыми наделяются все люди независимо от того, где они живут.

В двадцатом веке человечество стало свидетелем наиболее отвратительных нарушений основных прав человека. Во времена нацистов расисты проповедовали доктрины расового превосходства одних наций и неполноценности других, они в огромных масштабах осуществляли геноцид. Фашизм нарушал наиболее фундаментальные моральные принципы. Тоталитарные коммунистические режимы, особенно во времена сталинизма, точно так же нарушали права человека. Крушение царизма в России не привело к уважению гражданских свобод, не открыло путь к созданию справедливой системы права, гуманному отношению к человеку и демократическому участию советских граждан в управлении государством. Миллионы людей были принесены в жертву тоталитаризму, в огне классовой ненависти и паутине фальшивого идеализма погибли души целых поколений людей. Военный террор, подлость и коварство диктаторской власти обрушились на беспомощное население, ставшее невинной жертвой тоталитаризма, преследовавшего утопичные идеологические цели. И, тем не менее, нарушения основных прав человека — преступления против человечества — присущи не только нескольким уродливым режимам. К сожалению, до сих пор продолжают существовать авторитарные и репрессивные режимы, отвергающие основные права своих граждан. Более того, почти каждая нация в свое время прибегала к варварским методам, направленным против своих или иностранных граждан, ради укрепления своего господства и усиления эксплуатации. Сегодняшние европейские демократии, включая британскую, французскую испанскую, португальскую, голландскую и бельгийскую, создавали громадные империалистические империи в восемнадцатом, девятнадцатом и двадцатом веках и безжалостно эксплуатировали население колоний. Европейские нации повинны в братоубийственных войнах. Молодежь Европы была принесена в жертву в бессмысленной бойне первой мировой войны. Соединенные Штаты Америки, страна идеалов свободы, не была свободной, поскольку сохраняла рабство вплоть до середины девятнадцатого века и вела войны, вызывавшие отвращение у цивилизованных людей.

Нельзя наивно принимать заявления тех, кто утверждает, что войны, направленные на подавление и нарушение прав человека, ведут только капиталистические, империалистические и колониальные режимы. Так называемая культурная революция в Китае, камбоджийский холокост, сталинский террор и постоянные нарушения демократических прав человека во многих коммунистических странах свидетельствуют об ошибочности такого узкого представления о нарушениях прав человека. Подобным образом, не только светские диктатуры нарушали права и создавали гулаги. Во имя Бога (но ища золота и барыша) тираны уничтожали людей в прошлом: испанские и португальские конквистадоры в Латинской Америке, колонизаторы в Африке, сторонники апартеида в Южной Африке или проповедники террора в арабских странах.

К сожалению, нарушения прав человека все еще продолжаются. Тем не менее, человечество достигло такого уровня своего развития, когда необходимо признать транснациональный характер прав личности. И потому все люди, где бы они ни жили, должны иметь право обратиться через национальные границы к совести человечества.

Происходившие в двадцатом веке войны за освобождение и самоопределение в определенном смысле были прогрессивными, поскольку освобождали этнические меньшинства из-под различных форм господства. В этой главе мы обсудили индивидуальные права человека, но так же существуют подобные права на самоопределение национальных меньшинств. В прошлом положение этнических меньшинств было ужасным. Так, например, можно вспомнить жестокую резню турками армянского населения во время первой мировой войны или обращение англичан с ирландцами. Конфликты между этническими меньшинствами продолжаются и сегодня, хотя, вероятно, в меньших размерах. Нельзя не указать в этой связи на напряженные отношения между франкоговорящим и валлоноговорящим населением Бельгии, между франко- и англоговорящими в Квебеке, между католиками и протестантами в Северной Ирландии, между камбоджийцами и вьетнамцами в Юго-Восточной Азии, между шиитами и суннитами на Среднем Востоке, между различными племенными группами в Африке. Таким образом, расовые, этнические, национальные, языковые и религиозные конфликты продолжают тлеть и отравлять отношения между народами.

Можем ли мы преодолеть разделяющие нас враждебность и шовинизм? Достигло ли человечество нового этапа в своей истории? Хотя мы, безусловно, должны признавать право на культурное разнообразие и плюрализм, разве мы не должны выйти за пределы узкой этничности и агрессивного национализма? Разве не несет каждый из нас высокую ответственность перед мировым сообществом? Если мы должны оберегать и укреплять права человека, то не должны ли мы, наконец, признать исключительную значимость мирового контекста, который составляет сегодня естественную атмосферу человеческого существования, его познания и стремлений, его прав и обязанностей?