Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

Пастырство Иисуса

Пастырство Иисуса

Кроме проблемы его происхождения, возникает вопрос: что известно о пастырстве Иисуса? Чего он достиг в своей жизни? В чем особенность его миссии? Действительно ли его слово имело божественную власть?

Относительно всего этого библейские источники противоречат друг другу, и значение жизни Иисуса открыто для различных толкований. В действительности мы можем сказать очень мало определенного о жизни, личности или проповедях Иисуса. Существуют различные интерпретации жизни Иисуса. Возможно, что в начале жизни он был правоверным евреем в Галилее, практиковавшим иудаизм и не отклонявшимся от Торы. Его  деятельность должна рассматриваться в контексте иудейского общества того времени. Израиль был оккупирован римскими легионами, и Иисус или, по крайней мере, его первые последователи из числа евреев надеялись, что иудеи смогут освободиться от римского гнета. Эта интерпретация проповедей Иисуса во многом обусловлена тем, что новое поколение тех, кто верил в его божественное предназначение и писал ранние Евангелия, было свидетелем и находилось под впечатлением иудейского восстания против господства Рима, разрушения Храма в Иерусалиме (случившегося около тридцати пяти лет спустя после смерти Иисуса), великой массовой резни и последующего рассеивания евреев. Они смотрели на Иисуса как на мессию, «Царя иудеев», который пришел освободить Израиль от рабства, как предсказывалось в Ветхом Завете. Как Матфей, чье Евангелие было обращено к евреям, так и Лука, Евангелие которого было обращено к неевреям, знали об этих событиях.

Каждый человек связан со своим временем, выражает его потребности и стремления. Иисуса отличало, во-первых, его морально-политическое учение, проповедуемое и практикуемое со всей страстью и преданностью, в частности, этика любви и человечности. Во-вторых, чудотворная и сверхъестественная основа его мессианского проповедничества, которая помогала приписывать его словам и деяниям божественную власть. Этим христианство во многом обязано Павлу, который связал его с миссией спасения через веру в Иисуса Христа как избавителя человечества от греха и смерти.

Этическое учение Иисуса

Моральный кодекс Иисуса, как он запечатлен в Евангелиях, является универсальным по своему охвату и смыслу. Тем не менее, он не был уникальным. Во многих отношениях его предвосхитили Ветхий Завет и учение ессеев. Он также во многом близок раввинским учениям первого века н.э., особенно их похвале чистому сердцу, милосердию и миролюбию. Стремление создать универсальную мораль обнаруживается в языческих источниках, в работах различных философов, особенно Платона (о котором Иисус, возможно, не знал), в этических взглядах стоиков, которые подчеркивали идею братства между людьми  и чье учение было широко распространено среди образованных классов Римской империи. И все-таки Нагорную проповедь Иисуса и его многочисленные притчи, заключающие в себе мораль, обращенную ко всему человечеству, отличает особая мощь, драматизм и проницательность. Она оказала огромное воздействие на многих, кто принял его учение. Согласно Евангелиям, Иисус проповедывал не букву закона, но его дух. Он обращался не к богатым и знатным, но к бедным, слабым, угнетенным и беспомощным, даже грешным и падшим женщинам. Вместо этики возмездия «око за око, зуб за зуб», Иисус проповедывал искреннее милосердие и сочувствие, прощение и любовь.

Мораль Иисуса была проста в своей выразительности. Однако на практике ей невозможно следовать буквально. Некоторые высказывания, взятые вне контекста, кажутся крайними и резкими. Например, когда Иисус говорит:

«Вы слышали, что сказано древним: «не прелюбодействуй». А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействует с нею в сердце своем». (Мат., 5, 27-28).

Этой заповеди трудно придерживаться, поскольку она превращает сексуальное желание в зло. Однако сексуальные влечения глубоко присущи человеческой природе. Увещевания Иисуса дают основания для оправдания человеческих страданий и подавления и естественных чувств. Многое в аскетической традиции христианства восходит к таким высказываниям, как это. К сожалению, это ведет к борьбе с плотью, которая рассматривалось Павлом и Августином как грешная и испорченная. Так можно понимать высказывание самого Иисуса:

«А я говорю вам: кто разводится с женою своею, кроме вины любодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведешюй, тот прелюбодействует» (Мат., 5, 32).

Дух патриархального общества, в котором положение женщины было унизительным, здесь очевиден. Конечно, нет никакого нарушения морали в женитьбе на разведенной женщине (вопреки мнению Римско-Католической Церкви). Запрещать повторный брак слишком сурово и жестоко. Или возьмем другое высказывание, приписываемое Иисусу:

«А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду». (Мат., 5, 39-40).

Что касается первого, то если мы не будем сопротивляться тирании и злу, защищать себя от агрессии или бесчестного преступления, мы никогда не преодолеем зло. Как нам справиться с Аттилой, Цезарем Борджией, Гитлером и Сталиным? Разве тем, что стать беззащитными пацифистами? В отношении второго совета Иисуса, можно сказать, что если кто-то несправедливо пытается нарушить закон, то мы сможем лучше защитить себя через правовую систему, а не проявляя слабость, отдавая пальто тому, кто уже забрал наш пиджак. Буквальное следование многим из этих советов может привести скорее к злу, а не к добру.

Я готов согласиться, что заповедь Иисуса, «любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас» (Мат., 5, 44), обладает моральным достоинством и благородством. Во многом она является путеводной нитью в нашей жизни, поскольку мы должны стремиться к терпимости, сотрудничеству и милосердию. «И так во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними,» — говорил Иисус (Мат., 7, 12). Нужно выполнять этот всеобщий принцип, он — маяк для каждого поколения. Эта моральная заповедь и надежда Иисуса обращены к каждому человеку. Всеобщая любовь и благодеяние — только один принцип среди прочих. Существует несколько моральных принципов и ценностей, которые заслуживают такого же почитания. Не последний из них — необходимость руководствоваться в нашей жизни критическим разумом. Существуют и другие правила, характерные для сегодняшнего времени: принципы соблюдения человеческих прав, свободы, равенства и справедливости. Моральные проблемы возникают именно тогда, когда мы применяем эти общие принципы и ценности к конкретным жизненным ситуациям. Мы не можем механически использовать полностью все множество моральных принципов, как к этому призывают нас религиозные верующие. В некоторых ситуациях моральные принципы вступают в столкновение друг с другом и приводят к дилеммам. При решении моральных вопросов нам нужно быть чуткими к сложностям моральных дилемм. Упрощенная этика Иисуса сама но себе никогда не поможет в нашем выборе. Это очевидно каждому, кто знаком с философской этикой, отличной от этики религиозной.

Сомнительно, что сам Иисус всегда следовал собственным принципам. Не исключен двойной стандарт — один но отношению к своим последователем, другой — по отношению к самому себе. Если существовал исторический Иисус, был ли он таким строгим последователем моральных принципов, как его описывают защитники христианской этики? Читая Евангелия, можно сделать вывод, что Иисус не был идеален. Ему с трудом удавалось соблюдать строгий аскетический образ жизни. Он ел и пил со сборщиками налогов и грешниками и не осуждал жизненные удовольствия. Евангелия сообщают, что он и его ученики обвинялись в том, что они не были такими стойкими как другие, и что его называли «обжорой» и «пьяницей».

Известно много случаев, когда Иисус нарушал свою этику любви и проклинал тех, кто был с ним не согласен. Он упрекал тех, кто не следовал его пути: «Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мат., 7, 23). Он нападал на книжников и фарисеев, говоря: «Горе вам, книжники и фарисеи» (Мат., 23,14) и называя их лицемерами. Всех тех, кому трудно было сохранять воздержание, он порицает, говоря: «Змии, порождения ехиднины! как убежите вы от осуждения в геену?» (Мат., 23, 33). Вряд ли эти слова принадлежат этике любви. В Евангелии от Луки он осуждает не только фарисеев, но книжников и законников, восклицая: «и вам законникам горе» (Лук., 11, 46-52). Когда его обвинили в нечистоте, он ответил: «Истинно говорю вам: будут прощены сынам человеческим все грехи и хуления, какими бы ни хулили; Но кто будет хулить Духа Святого, тому не будет прощения вовек, но подлежит он вечному осуждению. Сие сказал Он, потому что говорили: в Нем нечистый дух» ( Map., 3, 28-30). Бог любви снедаем гневом, когда это служит его намерениям.

Иисус Евангелий далек от смирения. Иногда он высокомерен. Евангелия сообщают, что он говорил властно и самоуверенно вплоть до его суда и распятия. С другой стороны, он требовал, чтобы другие следовали ему, даже покидали своих родителей, жен и детей во имя верности ему. Он непочтительно обращался со своею матерью и родственниками. После того, как он был  обвинен в безумии, и его мать и братья стояли у дома в толпе, ему сказали: «вот, матерь Твоя и братья Твои и сестры Твои, вне дома спрашивают тебя». И он ответил: «кто матерь Моя и братья Мои?» Посмотрев на сидящих вокруг, он сказал: «вот матерь Моя и братья Мои. Ибо кто будет исполнять волю Бо-жию, тот Мне брат и сестра, и матерь». ( Map., 3, 32-35). В другом случае он непочтительно обращается к своей матери Марии: «что Мне и тебе, жено? еще не пришел час Мой» (Иоан.2, 4).

Хуже всего, что Иисус Евангелий страдает комплексом превосходства. Верил ли он в свою божественную миссию и в то, что все остальные должны подчиняться ему, или это была просто игра, или сочетание того и другого? «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч,» — говорит Иисус. «Ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку — домашние его (Мат., 10, 43-36). «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более нежели Меня, не достоин Меня», — говорит Иисус (Мат., 10, 37). Если мы примем, что Иисус был простым смертным, как мы должны отнестить к его словам? В одном месте он говорит Петру: «Отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн, потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» (Мат., 16, 23). Фактически, это самовосхваление. Спрошенный о том, кто сможет попасть на небеса, Иисус отвечает, что тот, кто отдаст все свое богатство, покинет семью и последует за ним. Он обещал своим двенадцати ученикам большую власть. Они будут сидеть рядом с ним в Судный День и судить критиков Израиля. Читая внимательно Евангелия, мы видим, что Иисус оказывается настоящим эгоистом. Однажды к нему пришла женщина и возлила ему на голову драгоценного мира из сосуда. Ученики были разгневаны этим, ибо можно было продать миро за большие деньги и раздать их бедным. Но Иисус остановил их и сказал: «Что смущаете женщину? она доброе дело сделала для Меня» (Мат., 26, 10). Он грозит тем, кто не следует его словам, вечными муками за непослушание, говоря: «Но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться» (Мат., 26, 24).