Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

Возражения против чудес

Возражения против чудес

Как мы относимся к таким случаям в наши дни? Являются ли они чудесами? Происходили ли они в действительности? Заслуживают ли доверия сообщения о них? Правдивы ли их очевидцы? Существуют ли другие, более правдоподобные их объяснения?

Давид Юм в своем знаменитом очерке «О чудесах» из трактата «Исследование о человеческом познании» выдвигает серьезные эпистемологические возражения против чудес. Наше знание природы или истории, говорит Юм, должно основываться на свидетельствах чувств, включая достоверные показания очевидцев. Познавая природу вещей, мы обнаруживаем регулярности в нашем опыте. На основе постоянных связей чувственного восприятия мы заключаем о существовании законов природы, в действительности имеющих вероятностные основания. Наше объяснение, основанное на привычках и обычаях, предполагает, что регулярности, постоянно наблюдаемые в прошлом, будут наблюдаться и в будущем. Чудеса по определению есть «нарушение законов или регулярностей природы». Однако Юм говорит, что «никакое свидетельство не может быть достаточным для подтверждения чуда, за исключением свидетельства такого рода, ложность которого должна быть более чудесной, чем факт, который оно стремится доказать».

Юм задает вопрос: существует ли настолько строгое доказательство исторических чудес, чтобы ради этих исключений мы могли отвергнуть прошлые и будущие чувственные свидетельства постоянства природы. Он отвечает на этот вопрос отрицательно. Воскрешение к жизни мертвого человека есть чудо. Однако оно не наблюдалось никогда и нигде в прошлом, замечает Юм. Если кто-то сообщает нам, что он наблюдал воскрешение умершего человека, мы должны немедленно принять во внимание, что более, чем вероятно, что этот человек заблуждается. Наши постоянные наблюдения природы смерти, заставляющие нас отрицать чудо воскрешения, равнозначны доказательству того, что умершие не возрождаются к жизни.

Чтобы принять чудо, говорит Юм, свидетельство, которое лежит в его основе, должно быть достаточно строгим, чтобы опровергнуть нашу веру в постоянство природы, основанную на прошлом опыте. Он доказывает и объясняет, почему до сих пор не удавалось доказать чудеса. Во-первых, во всей истории не было найдено чудес, подтверждение которых достаточным числом людей, наделенных здравым смыслом и образованных, ограждало бы нас от заблуждения. Во-вторых, человек по своей природе испытывает «влечение к удивлению и чудесам» и поэтому всегда стремится найти оправдание своей вере в них. В нем существует сильная склонность верить в необычное и чудесное несмотря на то, что история полна примеров, когда чудеса и пророчества оказывались поддельными. В-третьих, такие чудеса наблюдались в основном «среди невежественных и диких народов» или дошли до нас от невежественных и диких предков. Вера в чудеса часто приходит из отдаленных стран, где они опровергаются и упраздняются, но сохраняется в других странах, где не изучены их основания. В-четвертых, не  существует такого чуда, которое бы не опровергалось бесконечным числом другими свидетельств. Чудеса одной религии противоречат и отвергаются всеми остальными. Чудеса такой религии как ислам, отличны от чудес христианства или буддизма. Продолжая свою аргументацию, Юм отмечает, что «всякое свидетельство чуда, даже весьма возможного, всегда намного меньше, чем доказательство». Следование религии, считает он, основано на вере, а не на разуме. Он добавляет с насмешкой: «У всякого, кто движим религией, соглашается с ней признать продолжающееся чудо в своей собственной личности, она низвергает все принципы его понимания и дает ему установление веры, но большей части противоречащее обычаю и опыту».

Эта сильная аргументация должна быть использована для отрицания библейских чудес в целом. Необычное требует необычного доказательства, опровергающего постоянство и закономерности, раскрываемые в нашем опыте. Однако необходимо соблюдать осторожность, чтобы не опровергнуть априори сообщение о событии, признанным чудесным. В природе случаются аномалии. Происходят странные и неожиданные события, уникальные или необъяснимые происшествия, такие, скажем, как «Fortean facts», названные так по имени Чарльза Форта, собравшего большое число сведений о странных фактах. Нельзя все их просто отбросить.

При оценке сообщений об аномалиях возникает но меньшей мере два вопроса. Во-первых, мы можем спросить, были ли переданные факты описаны точно или они основаны не более, чем на слухах, неподкрепленных наблюдениями специалистов? Во-вторых, если они изложены верно, то что служит их объяснением? Как мы можем интерпретировать случившееся? Часто события считаются «чудесными», потому что люди не понимают или не знают их естественных причин, приписывая их божественному или дьявольскому вмешательству.

В действительности мы не можем знать, все ли деяния, описанные в Евангелиях происходили на самом деле. Евангелия, как я старался показать, скорее всего были написаны преданными верующими, стремившимися убедить других принять их веру, а не объективными историками или беспристрастными исследователями. Вообще сомнительно, чтобы многие или даже  большинство описанных в них странных событий действительно происходили. Многие люди в то время были излишне доверчивы, их слишком легко было ошарашить, они были склонны верить без должной проверки, были некритичны в своих наблюдениях и оценках. Искусный фокусник легко мог ввести их в заблуждение.

Важно указать на другое. Свидетельства очевидцев, даже имеющиеся в нашем распоряжении, часто ненадежны. Проведенные обширные исследования указывают на неточность так называемых сообщений свидетелей. Научные исследования опознаний очевидцами преступников и многочисленных свидетельских показаний о совершенных преступлениях наглядно продемонстрировали, что память свидетелей ненадежна, они часто склонны ошибаться и преувеличивать. Судья Натан Соубел установил, что неверные показания приводят к судейским ошибкам намного чаще, чем все другие причины вместе взятые (N. R. Sobel, Eye Witness Identification: Legal and Practical Problems (New York: Chark Boardman, 1972).  

Исследования показали, во-первых, что человеческая память часто неточна; во-вторых, что в ситуации стресса или волнения восприятие искажается; в-третьих, что в случае, когда люди склонны верить во что-то, они стремятся приукрашивать свое видение событий.

Огромное множество факторов психологического восприятия влияет на основания религии — в том числе и христианства! Это особенно верно, когда свидетельства о чудесах передаются из уст в уста, из вторых и третьих рук. Событие, кажущееся необычным или удивительным для непосредственных очевидцев, при дальнейших передачах изменяется так, что в конечном счете его с трудом можно узнать.