Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

Психологический диагноз

Психологический диагноз

Как объяснить переживания Мухаммада? Был ли их причиной Бог, или им может быть дано физиологическое объяснение? Ввиду давности событий нелегко предложить исчерпывающий диагноз состояния Мухаммада. Тем не менее, некоторые фрагменты из его ранних откровений позволяют предположить, что (1) он мог испытывать галлюцинации и (2) что он мог страдать эпилепсией. Тогда в первом случае видения ему Джибрила и его откровения оказываются следствием болезненных переживаний. Во втором случае они оказываются результатом «трясучки», рода эпилептико-экстатических припадков. Эпилепсия была известна древним цивилизациям и рассматривалась как «священное безумие».

Как правило заболевания эпилепсией приходятся на ранний возраст. Имеются указания, что Мухаммад мог заболеть ею в раннем возрасте, даже в детстве, однако мы не можем быть в этом уверены, поскольку у нас почти нет достоверных свидетельств о его жизни до сорока лет.1 Эпилептические припадки происходят внезапно, ничто не предвещает их приближения. Они выражаются в потере сознания, конвульсиях, прикусывании языка, одервенении мышц и затруднении дыхания. Припадок доводит человека до изнеможения, он не помнит, что происходило с ним.

Свидетельства его приверженцев о состоянии и симптомах недомогания Мухаммада, которыми мы располагаем, в точности не подтверждают классический эпилептический синдром. Обычно его припадки возникали внезапно, без всяких признаков его приближения. Он часто падал в глубокий обморок, у него появлялся сильный жар, с раннего возраста он жаловался на обильное потение. Ходили слухи о его подверженности сильным судорогам и изматывающим припадкам. Его приближенные считали, что подобные припадки, происходившие с ним в конце его жизни, говорят о его физиологическом расстройстве. Вот свидетельство Ибн Саида:

«В минуту вдохновения, Пророк впадал в тревожное состояние, его лицо выражало беспокойство. Он валился на землю, как пьяный или сморенный сном, и в самый холодный день его лоб покрывали крупные капли пота. Даже его верблюдица, если в минуты вдохновения он восседал на ней, приходила в дикое возбуждение, садилась и вскакивала, затем раскидывала ноги, как если бы они отделялись от нее.

*1 Можно предположить, что он страдал эпилептическими припадками в шестилетенем возрасте. В одном источнике говорится, что взяв Мухаммада под свою опеку, Абу Талиб сказал: «Я боюсь, что мальчик может страдать припадками. Возьмите его назад в семью, прежде чем болезнь проявит себя». Ibn Hisham, Sura, Das Lebens Muhammeds, ed. F. Wustenfeld (Gottingen, 1859-60), p. 105. Quoted in Maxime Rodinson, Muhammed (New York: Pantheon Books, 1971), p. 56.

Вдохновение прорывалось внезапно, без каких-то знаков Пророку. Отвечая на вопрос об этом, он говорил: «Вдохновение приходит двумя путями: иногда Джибрил передает мне Откровение спокойно, так, как один человек рассказывает другому; в других случаях оно подобно колокольному набату, пронзающему мое сердце и раздирающему меня, и от него я страдаю более всего».Описывая характер припадков и их последствий, Абд ар-Рахман рассказывает, как однажды, когда Мухаммаду было 58 лет, они возвращались из Аль-Ходейбии. Внезапно попутчики начали подгонять своих верблюдов. Что за суета? «Вдохновение снизошло на пророка», — был ответ. Аль-Рахман поспешил к своим верблюдам и подъехал к Мухаммаду. Когда вокруг Мухаммада собралось множество людей, он начал распевать суру 40. Согласно хадиту, Мухаммад не знал о наступлении вдохновения до того, как оно охватывало его. В конце жизни Мухаммад признавался, что из-за них у него увеличилось количество седых волос в его бороде. Он признавался своему другу Абу Бекру, что эти «ужасающие» суры виновники его седины.Традиция указывает, что иногда Мухаммад настораживался и сомневался в своих переживаниях. Важный вопрос: испытывал ли Мухаммад галлюцинаторные откровения во время припадков (когда он, как казалось, впадал в бессознательное состояние) или, если его сознание не удерживало переживания в памяти, он хитрил, плетя небылицы своим приверженцам, привыкшим к восприятию его припадков как чего-то сверхъестественного.

Многие комментаторы, симпатизирующие исламу, высмеивают такое объяснение и утверждают, что Мухаммад был чистосердечен. Они говорят, что он искренне верил в божественность своих откровений. Как нам убедиться в искренности человека, которого миллионы людей почитают и чтят как великого и благородного пророка? Пропоненты считают, что Мухаммад обладал огромной личной притягательностью, способностью увлекать за собой людей. Напротив, критики ислама указывают на расчетливую ловкость, пристрастность Мухаммада, его склонность к использованию интриг и лукавству.

*1 Ibn Sai’d, in Muir, Life of Mohammed, p. 52.

*2 Ibid, p. 52.

Было ли религиозное служение Мухаммада подчинено его стремлению к власти? Возможно, хотя и не в первую очередь. Однако очевидно, что в конце жизни он обрел огромную власть. Со временем он мог поверить, что его видения и странные припадки действительно от Аллаха. С того времени, когда его откровения были признаны божественными, он мог укрепиться в собственном заблуждении. Как мы увидим, Мухаммад (подобно ранее Моисею) но своему желанию изменял некоторые откровения в зависимости от личной и политической необходимости. В своей окончательной форме они были восприняты как закон Божий.

Отнесемся более внимательно к некоторым деталям, отмеченным в хадитах. Согласно Ибн Саиду, Айша, любимая жена Мухаммада, рассказывала: «Однажды я видела, как очень холодным днем пророку Аллаха было явлено откровение. Когда оно завершилось, с его бровей капал пот». Согласно Абдулле Ибн Умару, на вопрос: «Ты знаешь, когда на тебя снизойдет откровение?» — пророк ответил: «Сначала я слышу громкие звуки, затем на меня как будто обрушивается удар. Когда я получаю откровение, я чувствую, словно моя душа отделилась от меня».Только вначале Мухаммаду были видения ангела Джибрила. Впоследствии его откровения были исключительно слуховыми. Некоторые очевидцы рассказывали, что во время вдохновений он испытывал сильные страдания и физическую боль, что также свидетельствует о том, что у Мухаммада было что-то вроде эпилептических припадков. «Когда откровения являлись пророку, они тяготили его, его лицо темнело». Он падал на землю словно пьяный. Рассказывали, что он даже «стонал как верблюжонок».Это описание подтверждает, что Мухаммад испытывал тяжкие страдания. При первой встрече с Джибрилом он мог страдать галлюцинациями, вызванными соблюдениями поста и истощением. Он мог страдать от изматывающих эпилептических припадков. Неспособный объяснить их в медицинских понятиях, он истолковывал их в понятиях религии.

*1 Цит. поTor Andrae, Mohammed: The Man and His Faith, trans. Theophil Menzel (New York: Harper & Row, I960), pp. 49-50. 2 Ibid., p. 50.

Во всяком случае Мухаммад и его окружение были уверены в его божественном призвании. Парадокс мусульманства состоит в том, что одна из величайших религий человечества основывается на пренебрежении естественными объяснениями явлений, которые приносили страдания их главному пророку, на приписывании их сверхъестественным силам. Трансцендентное искушение столь велико, что люди готовы усматривать промысел Божий в чем угодно, даже если у них нет для этого достоверных подтверждающих оснований.

Вот элементарный вопрос, на который верующие совершенно не обращают внимание: почему за истину принимаются неподтвержденные, субъективные свидетельства? Возможно, люди верили откровениям Мухаммада, потому что его религия быстро набирала силу. Чем больше увеличивалось число его приверженцев, тем шире распространялись его известность и влияние, несмотря на множество врагов, считавших его безумным оппозиционером. Его критики были побеждены привлекательностью новой веры и силой оружия.

Читатель может спросить: были ли обнаружены в деятельности Мухаммада следы обмана? В самом Коране говорится об обвинениях, выдвинутых против пего жителями Мекки, а позднее иудеями. Его обвиняли в колдовстве и откровенном обмане, в заимствовании своих ранних идей у иноземцев — в основном, иудеев и христиан. Трудно установить точно, как обстояло дело в действительности, поскольку высказываний критиков новой веры почти не сохранилась. Однако я располагаю свидетельством Муснад, или собранием преданий Ибн Хабналы, который умер в 855 г. Он сообщает, что один из писцов, записывавший речи Мухаммада, стал считать его самозванцем и в конце концов отказался от ислама.Являлись ли откровения Мухаммада результатом его припадков или со временем он смог вызывать их но желанию, не испытывая приступов? Лучшее доказательство, какое я смог обнаружить, свидетельствует, что в поздние годы жизни Мухаммад хитро прибегал к «приукрашиванию» откровений, дабы приспособить их к своим политическим и личным целям.

*1 Cairo, 1890, vol. 3, p. 212. Цит. поDavid S. Margoliuth, Mohammed and the Rise of Islam (Freeport, N.Y.: Books for Libraries Press, 1972), p. 89.