Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

Космологический аргумент

Космологический аргумент

В рамках космологического аргумента существование Бога постулируется как основание целостного космоса. Имеет ли начало универсум в целом? Нуждается ли он в «основании»? Существует тенденция к чрезмерному обобщению при предположении, что существует одна вселенная, тогда как в действительности может существовать множество вселенных. Эта тенденция во многом обязана предположению, что все взаимосвязано. Она предполагает детерминистскую модель, согласно которой одни и те же причинные законы присущи всему миру. Принцип единообразия природы может рассматриваться как методологическое правило, направляющее научное исследование, а не как универсальный закон природы; как полезное прагматическое предположение, а не как проверяемое обобщение относительно целостной вселенной. Мы не знаем доподлинно, существует ли такая причинная связь между событиями или что случившееся в одной части вселенной, отражается и/или влияет на все, что происходит в других ее частях. Напротив, мир является открытой системой, в которой есть различные вселенные, включая индивидуальные системы и подсистемы. Они относительно удалены друг от друга расстоянием и временем, и эволюционные процессы, происходящие в одной из них, могут не возникать в другой.

Например, очевидно, что жизнь эволюционирует на земле в многообразных формах. Органическая жизнь, насколько мы знаем, не развивается подобным образом на Венере и не может развиваться на Меркурии из-за его близости к Солнцу и высокой температуре. Возможно, и даже весьма вероятно, что жизнь существует на других планетах нашей галактики и/или планетарных системах иных галактик. Однако мы не знаем, какую форму может принять жизнь на других планетах, хотя то, что происходит на земле, может повторяться в других местах в крайне широком диапазоне возможных вариаций, зависящих от уникальных условий планетарной системы. Мой вывод заключается в том, что мы не знаем точно ни того, связаны ли различные системы и подсистемы в огромную и единую причинную сеть, ни того, имеет ли все существующее единообразную структуру.

Теологи, метафизики и некоторая часть ученых верят во взамосвязь и унифицированность вселенной. Наблюдение небесных тел дает ощущение, что звездный небесный свод един и мы его часть. Геоцентрическая теория была вытеснена современной наукой, разрушившей астрологическую и астрономическую систему Птолемея. Современная астрономия, применяя высокомощные оптические системы и радиотелескопы и используя космические корабли, значительно расширила границы доступной разуму вселенной. Оказалось, что Земля всего лишь песчинка в расширяющейся вселенной. Очевидно, что происходящее в космическом пространстве каким-то образом влияет на наше настоящее, прошлое и будущее. Солнечная энергия, световые волны, гравитация и космическая радиация далеких звезд оказывают постоянное воздействие на Землю и эволюцию жизни на ней. Это влияние не исключает и катастрофических событий. Некоторые считают, что динозавры вымерли из-за метеоритного дождя, погубившего большую часть растительности на Земле. Этим же объясняют и то, что органическое начало на нашей планете зародилось не в океане два-три миллиарда лет назад, а было принесено на Землю на метеоритах из далеких галактик. Эту версию предложили Фред Хойль и Фрэнсис Крик. В настоящее время мы не можем сказать с полной уверенностью, какая из этих теорий истинна, возможно обе.

Теория, которой я придерживаюсь, сходная с концепцией плюралистической вселенной Уильяма Джеймса. Она населена звездами и галактиками, солнцами и планетами, горными цепями и ледниками, шимпанзе и людьми, архитектурой и поэзией, социальными системами и цивилизациями. Эта вселенная разнообразна и сложна, она включает различные сосуществующие во времени индивидуальности и системы. Ее трудно свести к одному набору формул или объединить в одну общую теорию, в которой все объясняется ссылкой на несколько основных законов. В действительности нет таких основных принципов, которые правили бы всем миром одинаковым способом. Разнообразие является особенностью природы, противостоящей любой простой редукции к всеобщему однообразию или структурному порядку; подобие и различие, порядок и беспорядок, обратимые и необратимые процессы, динамические термодинамические системы, универсальность и индивидуальность, периодичность и конкретность — все это сосуществует в ней. В этой вселенной есть подлинная новизна, уникальность, непредсказуемость и качественные различия.

Вселенная демонстрирует несоответствие и диссонанс так же как и постоянство и симметрию, что предполагает, что она является открытой, а не закрытой, сложившейся, единообразной системой. Это описание, по меньшей мере, соответствует имеющемуся уровню человеческого знания. То, что рассказывают теологи и философы о существовании скрытого порядка, в терминах которого может быть объяснено все и вся, обманчиво. Стройные и единообразные каузальные законы, говорят они, лежат в основе гетероморфизма и гетерогенности. История науки, напротив, показывает, что постоянно открываются более глубокие, прежде неизвестные каузальные взаимодействия. Демокритово материалистическое объяснение располагает сущностную структуру бытия на микроуровне; здесь мы открываем молекулярные, атомные, субатомные и генетические структуры, которые находятся в основе изменений, происходящих на макроуровне.

Имеется тенденция распространить унифицированные объяснения, существующие в одной или нескольких науках, на все сферы вселенной. В рамках этого подхода постулируется единообразный принцип для всего существующего. Сделаем несколько последовательных предположений: (1) вселенная едина и единственна; (2) вселенная в целом имеет общий порядок и структуру; (3) глубинная структура включает упорядочивающие принципы, универсальные по своему характеру; (4) эти принципы могут быть предметом религиозной веры.

Аристотель в своей формулировке космологического аргумента, постулировал первопричину — неподвижный двигатель и необходимое бытие, — чтобы объяснить существование причинности, движения и случайности. Это бытие само по себе беспричинно и неслучайно. Первопринции сосуществует вечно с материей и формой. Он не создавал материю из ничего и не придавал материи форму. Более того, физика Аристотеля предполагает пятьдесят пять стационарных движителей, множество космологических принципов. Его первопринцип не является личностным, теистическим богом. Аргумент Аристотеля изменил Фома Аквинский, доказывавший, что Бог является не только космологическим основанием, но и создателем вселенной, всемогущей, всеведущей личностью.

У космологического аргумента есть сильная и слабая форма. В слабой форме он был введен для объяснения причинности, движения и случайности. Этого стараются достичь (1) отрицанием бесконечного регресса и (2) постулированием нерво-иринципа, бытия самого по себе, невосприимчивого к причинности, изменению, движению или случайности. Кант, Юм и другие скептики показали, что понятие первопричины во многом теряет свой смысл, когда распространяется и прилагается к универсуму в целом. Идея причины предполагает постоянную связь, гипотетическое отношение: за А всегда следует Б. Наше знание причинных отношений предполагает, что наблюдатель способен видеть, что определенные предшествующие условия приводят к определенным последующим результатам. Космологический аргумент, однако, выходит за пределы вселенной и постулирует неподдающееся наблюдению бесконечное и трансцендентное бытие, которое приобретает лишь метафорическое или фигуральное значение. «Бог» — это чисто спекулятивная идея, лишенная какого-либо идентифицируемого эмпирического содержания. Здесь применимо известное кантовское изречение: «Идеи без восприятия пусты». Значение термина «бог» неясно, у него нарушен эмпирический критерий. Наше замечание не отвергает практику ученых вводить гипотетические конструкции (например, субатомные частицы или гены) до их эмпирического наблюдения. Ученый опирается на экспериментальное заключение, которое позволяет ему говорить о ненаблюдаемых сущностях. Траектории элементарных частиц, например, наблюдаются средствами электронных приборов. Не зная причин болезни, ученые постулирует существование вируса, надеясь, что со временем он будет идентифицирован. В отличие от предположений ученых, Бог как трансцендентное бытие нераспознаваем и невидим иначе, как посредством духовного откровения.

Фома Аквинский отвергал понятие бесконечного. Он утверждал, что без промежуточной причины не было бы и конечной; но промежуточная причина невозможна без первопричины, которая сама но себе беспричинна. Но идея бесконечных серий причин также мало постигаема, как и постулируемая беспричинная причина, чья сущность бесконечна и непознаваема. Сущности, остающиеся в рамках вселенной, более постигаемы, чем сущности,  выходящие за ее пределы. Теистическое объяснение обманчиво, оно мало что дает. Серьезное возражение против него выдвигается скептическим натуралистом, спрашивающим: «Какова причина первопричины?» Теист считает этот вопрос незаконным, так как на него невозможно получить ответ. Нет существования вне Бога или вне его, — говорит он. Но этот вопрос незаконен в той же степени, как и поиск трансцендентного основания вселенной. Мы не увеличиваем наше понимание, объясняя посюсторонний мир ссылкой на потустороннюю божественную силу, беспричинное, неизменное, непознаваемое бытие. Вселенная включает в себя материю и энергию, пространство и время, порядок и стабильность, изменчивость и движение; нет необходимости выходить за ее пределы, чтобы «объяснить» ее. Можно просто сказать, что мы не знаем сейчас происхождения вселенной в целом и не считаем конструктивным верить в ее божественное начало. Теист отвечает, что атеизм неприемлем, поскольку если теист не может доказать существование Бога, то атеист не способен доказать, что Бога нет. Этот аргумент построен на основе ad ignorantium. Однако, как я показывал в главе V, бремя доказательства лежит на том, кто выдвигает утверждение; он должен обосновать свою гипотезу. Это задача не того, кто отрицает ее. Я не обязан опровергать, что русалок или водяных не существует. Тот, кто утверждает, что они есть, первый должен привести доводы в пользу их существования.

В своей сильной форме, которую он приобретает у теистов, космологический аргумент утверждает, что Бог является не только первопричиной вселенной, но и ее создателем. Как мы видели, для Аристотеля неподвижные движущие силы были физическими принципами, придающим и порядок и законченность всему ходу вещей. Однако для Аристотеля материя и форма были вечными и сосуществовали с божественной деятельностью. Утверждение Аквинского, что Бог создал вселенную из ничего, есть шаг, следующий вслед за принятием библейского мифа о творении мира, суждения эти — следствия веры, а не доказательства.

Воздействие неподвижных движущих сил Аристотеля, понятых как телеологические причины не выходит за пределы мыслимости. Кроме того, они безотносительны к человечеству. У  Аквинского Бог стал личностным Богом моральных заповедей, правды, любви и сострадания. От него зависят судьбы людей. В отличие от Бога, Вселенная не оказывается вечной. Бог создал ее из ничто и правит в соответствии со своим замыслом. Для Аристотеля вселенная материи и формы вечна наряду с Богом, который не является принципом творения.

Скептик спрашивает: каким образом мы можем знать, что Бог сотворил вселенную? Теолог не предлагает ничего, кроме ссылки на заповеди, основанные на вере. Рассматривая вселенную такой, какой мы ее находим, лучше предложить политеистические космологические принципы, которые, по крайней мере, лучше объясняют разнообразие систем вселенной. Даже если Бог создал вселенную, он мог уйти в небытие после своего первоначального креативного акта. Нет доказательств, что он существует и продолжает «поддерживать» вселенную. Самое большее, космологический аргумент может лишь укрепить религиозную веру в существование Бога, хотя он и не доказывает того, что призван доказать. В лучшем случае, он дает верующему иллюзию правдоподобности его убеждений.

Не имея реального обоснования, космологический аргумент, тем не менее продолжает сохраняться в истории, принимая различные формы. Он убеждает даже некоторых неверующих. Почему существует вселенная? — спрашивают они. Почему существует порядок? Даже деисты в восемнадцатом веке, отвергавшие библейские откровения или любую другую форму личностного Бога, обращались к космологическому аргументу. Они утверждали, что Бог создал вселенную, но после этого не принимал в ней участия и не совершал чудеса. Вселенная подобна машине или часам, она действует в совершенной гармонии и строго повинуется механическим законам. Детерминистские понятия ньютоновой науки в двадцатом веке были подвергнуты сомнению квантовой физикой. Закон Гейзенберга предполагает, что некоторые события случайны и могут происходить без четко определенных причин. Точный момент радиоактивного распада атомного ядра непредсказуем, даже если мы располагаем знаниями о состоянии ядра. Принцип неопределенности утверждает, что нельзя определить положение и скорость частицы одновременно. Он был перенесен некоторыми  астрономами из квантовой механики, т.е. с микроуровня, на космический уровень. Горячо обсуждается вопрос, является ли этот принцип следствием нашей неспособности изолировать и определять причины событий или он свойственен самой природе. В современной физике абсолютное пространство и время Ньютона уступили путь релятивистским понятиям.