Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

Евсафия Палладино

Евсафия Палладино

Евсафия Палладино родилась в провинции Бари, в Италии. Крестьянская дочь, она не умела ни читать, ни писать. В юном возрасте она вышла замуж за странствующего мага, который, без сомнения, и научил ее искусству ловкого обмана. После смерти отца ее наняли прислугой в семью, практиковавшую спиритуализм. Принимая участие в сеансе, она заявила, что она медиум и что способна вызывать самопроизвольные явления. Она говорила, что очень этим напугана, однако ее уговорили развивать свои спиритуалистические способности. Она прошла длительное обучение в медиумических кругах в Неаполе и была протестирована известным итальянским криминалистом и психиатром, профессором Чезаре Ломброзо, который, хотя и был скептиком, также попал под ее чары.

Ломброзо пригласил группу ученых, включая профессора Чарльза Ричета из Парижа (который впоследствии стал президентом ОИП) и других, чтобы вместе с ним принять участие в различных сеансах в 1892 г. Вначале Ричет высказывал свои сомнения в отношении Евсафии. Несмотря на это, он нашел, что многие явления, происходящие в ее присутствии, являются впечатляющими, и счел затруднительным приписать их все обману. Ее впечатляющие представления включали левитирование столов, передвижение близлежащих предметов, изменение показаний весов при ее взвешивании и явление «рук духов». На этих сеансах Евсафия находилась в постоянном контакте со своим духовным «проводником и руководителем» Джоном Кингом. Ричет признавал, что не может ручаться за то, что ни к какому мошенничеству Евсафия не прибегала или же что не имела место обычная иллюзия.

В 1893-94 гг. в Варшаве доктором Очоровичем было проведено 40 сеансов, в которых принимали участие 23 экспериментатора. Результаты были смешанными: одни приписывали Евсафии сверхъестественные способности, в то время как другие выражали сомнение и говорили, что видели, как она прибегала к помощи рук и ног, чтобы вызвать манифестации.

В 1894 г. под покровительством профессора Ричета различные британские исследователи были приглашены принять участие в 4 сеансах. Среди них был Оливер Лодж, известный исследователь психических явлений, и Ф.В.Г. Майерс. Позднее в этих сеансах приняли участие супруги Сиджвик. Отчет об этих заседаниях был опубликован ОИП (Journal of the S.P.R., vol. 6, 1894.).

Лодж и Майерс, твердо верившие в медиумические феномены, были убеждены, что они наблюдали аутентичные сверхъестественные явления. Сиджвики, которые не присутствовали на тех же самых заседаниях, что и Лодж, где якобы происходили действительно экстраординарные вещи, однако считали, что если за руками медиума имел место надлежащий контроль, то явления могли быть вызваны только сверхъестественными средствами.

Общие условия проведения сеансов диктовались самой Евсафией. Она настаивала на том, чтобы ее правилам следовали, в противном случае она приходила в ярость и отказывалась продолжать.

Сеансы обычно проводились в темноте или полумраке, как правило, поздно вечером, когда многие из присутствовавших чувствовали себя усталыми. Евсафия обычно вставала поздно и была хорошо подготовлена. Одетая в длинное платье или юбку, она обычно садилась за маленький столик в конце комнаты. За ней, в углу комнаты, были натянуты темные шторы. Это маленькое угловое пространство (около 3 футов в глубину) называлось «кабинетом». Внутри него находился стол и различные музыкальные инструменты. Евсафия сидела в одном-двух футах от занавесей. Двое контролирующих сидели по обеим сторонам от нее. Один держал ее за правую руку, а другого за руку держала она. Евсафия ставила обе свои ноги на ноги наблюдателей; они или касались своими ступнями ее ступней, или окружали ее ноги своими ногами. Она начинала сеанс с вхождения в состояние транса, когда тело ее извивалось и корчилось. В ходе сеанса слышалось постукивание, стол левитировал, и предметы, такие как маленький столик, выдвигались из кабинета и поднимались в воздух. Музыкальные инструменты играли, и появлялись странные руки. Временами сидящих щипали за руки и за ноги.

Высказывались серьезные сомнения, особенно Ричардом Ходжсоном, в адекватности контроля. Надежно ли удерживались ноги и руки Евсафии, или же ей удавалось вызывать манифестации незаметными движениями рук или ног? Было поднято достаточно большое количество вопросов, и поэтому ОИП пригласило Евсафию в Кембриджский университет, чтобы дать 21 дополнительный сеанс. Евсафия вновь ввела серьезные ограничения на процедуру. Она определяла условия освещения, она настаивала на том, чтобы ее руки держали определенным образом, она не позволяла наблюдателям ощупывать пространство вокруг, и им особо запрещалось трогать материа-лизирующуюся руку или какой-либо левитирующий предмет. Участники соглашались, что иногда замечали, что Евсафия пользуется руками и ногами. Например, она высвобождала одну свою руку таким образом, что один или оба сидящих держали разные части другой ее руки или даже своей собственной, не чувствуя, что руки Евсафии были свободны для выполнения трюков. Они заключали, что она участвовала в  очевидном обмане, систематически усовершенствованном за годы усердной практики, и что это объясняло часть явлений; из этого они заключили, что обман лежал в основе и других явлений. Во время сеансов комната была так плохо освещена, что руки Евсафии редко бывали видны полностью, и их не могли как следует придерживать из-за ее конвульсий. В целях эксперимента комитет дал Евсафии достаточную свободу для мошенничества, так, чтобы за ней можно было наблюдать; и она воспользовалась предоставленными ей возможностями. Критики спиритуалистических сеансов в Кембридже нри-знавали, что при случае она явно прибегала к мошенничеству, но настаивали на том, что не все ее манифестации можно было объяснить подобным образом, и что некоторые из них являлись сверхъестественными. ОИП, однако, убедилось в ее жульничестве и решило не иметь с ней ничего общего.

Евсафия так заинтересовала научный мир, что ее продолжали тестировать различные ученые, мужчины и женщины — такие как Анри Бергсон и Пьер и Мари Кюри. Евсафия получала значительные гонорары за свои сеансы. Она стала знаменитостью, хотя и в высшей степени сомнительной. Некоторые ученые, такие как профессор Энрико Морелли из университета Генуи, безоговорочно заявляли, что Евсафия обладает сверхъестественными силами, но другие продолжали настаивать на том, что она была шарлатанкой. Так научный мир разделился в своем мнении.

Спустя много лет, в 1908 г. ОИП вновь решило исследовать ее способности. Был назначен комитет из трех человек, состоявший из Эверарда Филдинга,  Герверда Каррингтона и В.В.Баггли. Альберт Мисон, служащий Американской Экспресс Кампании, был приглашен для записи хода заседаний. Эленор Сиджвик, президент ОИП, объяснила, почему совет решил провести новые тесты. Она сказала, что политика ОИП — не иметь дела с медиумами, которых уличили в преднамеренном обмане Подобные действия потворствуют «вредной практике» и препятствуют научным исследованиям. Хотя ОИП желает остановить поток гонораров, с «неослабевающим избытком» текущий в руки трюкачей, все же важно было сделать исключение в случае с Евсафией, так как неоднократно заявлялось, что она  проявила подлинные способности. Несмотря на тот факт, что ОИП поймало ее на мошенничестве, довольно много ученых с достойной репутацией подтвердили ее способности, поэтому миссис Сиджвик заключила, что для ОИП важно вновь изучить подобные утверждения, особенно но той причине, что само ОИП высказывало мнение, что не все явления можно объяснить трюкачеством (Proceedings of the S.P.R., vol.23, 1909.).

Трое исследователей медиумического были фокусниками-любителями, они участвовали в разоблачении других мошенников и опубликовали сообщения о том, как те проделывали свои трюки. Филдинг происходил из известной семьи. Приверженец католицизма, настойчиво стремившийся удостовериться в сущестовании бессмертия, он, тем не менее, был приверженцем точных методов исследования. Каррингтон, американец, написал книгу, детально описывавшую, как устраивались трюки мошенничающими медиумами (Hcreward Carrington, The Physical Phenomena of Spiritualism (London: Werner Laurie, 1907).

Он мог повторить с помощью искусства иллюзионистов многие из чудес подобных медиумов; действительно, трое исследователей заявили, что они никогда не встречали медиума, способного вызвать сверхъестественные явления, которые нельзя было бы обяъснить трюкачеством. Филдинг столько раз заходил в тупик в своих исследованиях, что достиг состояния совершенного скепсиса «в отношении возможности» обнаружить когда-нибудь подлинно спиритуалистическую силу. Так, он исследовал один нашумевший случай, когда известному адвокату удавалось как будто из ничего материализовать небольшие объекты. Он и его ассистентка подвергались тщательному наблюдению, и в конце концов обнаружилось, что небольшие предметы, такие как винтики, ручки и восковые печати были искусно спрятаны в специальной трубочке, семи дюймов в длину(Evcrard Fielding, “The Haunted Solicitor”, перепечатано> >в> Sittings with Eusapia Palladino and Other Studies, E.Fielding, предисловие> E.J.Dingwall (New Hyde Park, NY..University Books, 1963).

Сеансы Палладино проводились с 21 ноября но 19 декабря 1908 г. в отеле Виктория в Неаполе. Обстановка комнаты, в которой проходили сеансы, походила на обстановку прежних сеансов

Детальные записи одиннадцати сеансов были сделаны и опубликованы ОИП (Proceedings of the S.P.R., vol.23, 1909. Перепечатано Филдингом, там же.).

Филдинг участвовал во всех 11-ти сеансах, Каррингтон во всех, кроме последнего, а Баггли — в семи. Кроме них присутствовали и другие люди, в том числе итальянцы, знакомые Евсафии. Были обнаружены некоторые доказательства обмана. Баггли сообщал, что по меньшей мере три раза она использовала руку или ногу; что поцелуи, якобы раздававшиеся из-за занавесок, походили на пощелкивания пальцами. Несмотря на это, все трое заявили, что во многих случаях не было явных признаков мошенничества.

Степень контроля, допускавшегося Евсафией, сильно варьировался в зависимости от ее настроения. Если Евсафия была в хорошем настроении, она позволяла контролировать свои руки и ноги. В плохом настроении ее нельзя было контролировать. Комитет решил, что даже в случае строгого контроля Евсафия была способна демонстрировать спиритуалистические явления. Во время сеансов она впадала в глубокий транс и входила в контакт со своим духовным руководителем, Джоном Кингом. Иногда она говорила низким голосом, как бы передавая его голос. Временами она становилась пассивной. Но через некоторое время, как сообщают, явления начинали происходить снова. Кроме постукиваний, левитации, раскачивания столов и материализо-вывающихся рук, ее платье вздувалось, раздувались занавеси в кабинете, а от ее шрама на лбу исходил холодный воздух.

Комитет Филдинга пришел к заключению, что «имело место действие некой силы, которая превосходила возможности обычного контроля и умение самого ловкого фокусника» (там же).Они добавляют, что условия сеансов были таковы, что у Евсафии не могло быть сообщников. Встал вопрос о том, не явилось ли это коллективной галлюцинацией участников сеанса; это предположение также было решительно отвергнуто. Элис Джонсон, скептически настроенный член ОИП, интересовалась, не могла ли Евсафия каким-либо образом так воздействовать на их восприятие, чтобы им лишь представлялось, что они наблюдают все эти явления. Их ответ был отрицательным.

Единственный вывод, который они могли сделать «при огромном сопротивлении разума», — что «все же реально существует до сих пор неопределенная сила, высвобождаемая в присутствии Евсафии» (там же).

Герверд Каррингтон подытожил:

«Я должен отметить мою совершенную убежденность в реальности по крайней мере хотя бы некоторой части явлений: а также убежденность, переходящую в моем сознании в уверенность, что результаты, свидетелями которых мы являемся, не были мошенничеством или же трюкачеством со стороны Евсафии».Каррингтон был главным свидетелем, присутствовавшим на 10 сеансах и отвечавшим за контроль за рукой и ногой Евсафии но одну сторону стола. Был ли Каррингтон плохим наблюдателем? Или было какое-нибудь иное объяснение способностям Евсафии?» (Там же, «Final Note» by Hereward Carrington.).

 Когда предоставлялась такая возможность, Каррингтон даже лежал на полу, утверждая, что держал ее лодыжки и что они не двигались. Любопытно, что на следующий год, после публикации отчета Филдинга, Каррингтон уже был агентом Евсафии и организовал ей турне по Соединенным Штатам. Он стал ее главным защитником. Преследовал ли он какую-либо выгоду, являя ее способности миру? Жизнь Каррингтона была полностью посвящена спиритуалистическим и медиумическим исследованиям. Он написал десятки книг, посвященных данной теме и, очевидно, обеспечивал этим свое существование.

Некоторые критики Евсафии из ОИП не были полностью удовлетворены отчетом Филдинга. Фрэнк Подмор особенно тщательно проанализировал отчет и пришел к выводу, что в сущности большая часть явлений, о которых в нем сообщалось, могли быть произведены естественным способом, если бы Евсафии удалось высвободить руку или ногу. Он с сожалением отметил, что убежденность Баггли, Каррингтона, Филдинга в том, что «их чувства не были обмануты», не имеет отношения к научной стороне вопроса (Podmore, The New Spiritualism, p. 142.).

Когда человек знает, что его обманывают, обман не является полным. Если же он верит, что не был обманут, то тут обман является полностью удавшимся. В любом случае, замечает Подмор, вопрос решается не спором, а экспериментом.