Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

Паранормальные верования. Д.Б.Райн

Паранормальные верования. Д.Б.Райн

Термин паранормальное был введен парапсихологами; буквально он обозначает то, что существует помимо, за пределами или рядом с нормальным. Паранормальное как объект исследования заменило сверхнормалыюе, сверхъестественное или трансцендентное. Паранормальное относится к тому, что дополняет существующую научную систему понятий.

Ключевой личностью в развитии парапсихологии является Джозеф Банкс Райн. Райн играл очень важную роль, так как старался подвести под свое исследование экспериментальную и бихевиористскую теоретическую базу. Мы уже видели, как члены Общества по Исследованию Паранормального пытались эмпирически изучать психические феномены. Они занимались вопросами ясновидения и телепатии, собирали анекдотическую информацию и направляли большую часть своего внимания на рассмотрение вопроса о жизни после смерти. К началу двадцатого века сеансам общения с бестелесными духами в затемненных комнатах уже не доверяли. Эта сфера оказалась заполненной мошенниками, разоблачали одного медиума за другим. Райн отказался от каких-либо попыток эмпирически установить существование бестелесных духов и вместо этого обратил свое внимание на экстрасенсорные способности, включая ясновидение, телепатию, предсказание, психокинез. Его цель была похвальна: попытаться установить в лабораторных условиях существование этих феноменов; он планировал использовать только строгие экспериментальные тесты и процедуры.

Несомненно, исследование экстрасенсорики имеет своим корнем те загадки, с которыми мы сталкиваемся в повседневной жизни и которые порождают веру в существование странных психических феноменов. Многие люди уверены в том, что они могут читать чужие мысли или предсказывать события. Прямо перед тем, как зазвонил телефон, Генри пришло в голову, что Марта, о которой ничего не было слышно месяцами или годами, должна ему позвонить; конечно, это звонит она, подтверждая тем  самым его уверенность в том, что он может предсказывать будущее. Вопрос здесь заключается в том, произошло ли это случайно или из-за некоего мистического процесса. У матери возникает сильное чувство, что ее дочь, Джейн, которая живет далеко от нее, попала в беду. Ее ошеломляет новость, что Джейн попала в серьезную аварию. Она забывает о том, что часто волнуется о своей дочери и что у нее и ранее были дурные предчувствия, которые не сбывались. Или, например, человек видит во сне авиакатастрофу; он звонит в аэропорт, чтобы предупредить об этом. Со временем ему становится известно, что катастрофа, похожая на ту, что он видел во сне, действительно произошла, как это иногда случается. Близкие и друзья считают, что могут читать мысли и чувства своих любимых, они учатся читать язык телодвижений и другие знаки.

Это — обычные примеры человеческого опыта, они и служат стимулом к вопросу о том, можно ли знать о чем-то способом, отличным от обычного. Можно ли мысленно видеть, что происходит нечто, если даже никто не может действительно за этим наблюдать? Возможно ли мысленное общение на расстоянии? Можно ли заглянуть в будущее, или предчувствовать, что должно произойти? Такие интригующие вопросы возникают на протяжении всей истории человечества. Часто, как мы видели, они являются краеугольными камнями религиозных верований; их великие пророки и предсказатели утверждали, что обладают таинственными силами. Эти качества только дополняют откровения, в которых выражаются более определенные сообщения; они указывают на возможную психическую одаренность сверхъестественного характера. Некоторые полагают, что подобными способностями могут обладать не только выдающиеся медиумы, но и обычные люди. Как же наука должна относиться к заявлениям о паранормальных явлениях? Могут ли они быть проверены экспериментально в лабораторных условиях? Можно ли их объснить естественным путем? Являются ли они следствиями, в одних случаях, совпадений, а в других — самосбывающихся прогнозов? Часто странное и необычное есть просто результат совпадения. Но люди бывают удивлены этим и считают, что тому имеется скрытая мистическая причина; или вместе с Карлом Юнгом  утверждают, что все события в мире связаны единой предсушествующей синхронизацией.

Конечно, необычные и интересные совпадения нужно исследовать. Создание параисихологической лаборатории в Университете Дюка послужило поворотной точкой в исследовании психики, так как выражало попытку систематического исследования подобных случаев. Начало работы лаборатории было положено, когда Уильям МакДугал, профессор психологии в Гарвардском Университете, переехал в Дюк в 1927 г., за ним вскоре последовал и Дж. Б. Райн и его жена Луиза. Они видели задачу парапсихологии в том, чтобы выработать количественный и статистический подход к психическим феноменам, используя при этом лучшие методы экспериментального и бихевиористского исследований. Экспериментальная психология, превалировавшая тогда в американских университетах, была большей частью основана на теории бихевиоризма. Согласно Райну и другим, она исключила из сферы своих проблем «разум», «самость» или «душу», и занималась только наблюдаемыми поведенческими процессами, которые рассматривались как функции физического тела или организма, с помощью которых он взаимодействует с естественной окружающей средой. Райн считал, что эта физикалистская интерпретация мира была ограниченной. Он хотел показать, что в человеческом опыте есть и иефизические, экстрасенсорные процессы, и доказать их существование при помощи верифицируемых методов исследования. Предполагалось, что это доказательство не будет системным; оно не будет основано на сомнительных или полученных из вторых рук свидетельствах; рассматриваться должны были только те данные, которые можно было бы подвергнуть строгому статистическому контролю и интерпретации.

Термин паранормальное относится к тому, что не может быть объяснено через естественные, материальные, или физические причины. Райн говорил, что паука девятнадцатого и двадцатого века, будучи преимущественно материалистической, не оставляет места для паранормального, которое нельзя выразить в существующих научных терминах и которые требуют иного типа объяснения. Таким образом, экстрасенсорное восприятие определялось как отвечающее некоторым явным способностям челове-  ческого разума, которым нельзя было бы дать обычного объяснения. Ясновидение относится к предполагаемой способности разума распознавать события далекого будущего, без посредничества чувств. Телепатия относится к предполагаемой способности общения между двумя или более разумами нечувственным путем и без помощи языка. Предвидение относится к предполагаемой способности некоторых людей знать или предсказывать события перед тем, как они произойдут.

Само понятие экстрасенсорного восприятия, кажется, бросает вызов нашим стандартным способам восприятия и понимания мира. Наше знание о внешних предметах и событиях зависит от получаемых нами чувственных данных. Мы воспринимаем качества и свойства, интерпретируем чувственные данные и делаем из этого выводы. Цвета, звуки, вкусовые ощущения, запахи и осязаемые качества, которые мы воспринимаем, поступают к нам через органы чувств. Наше восприятие также зависит от нашего поведения, поскольку мы внедряемся в мир объектов и пытаемся использовать и изменять их согласно нашим целям. Райи утверждал, что некоторые формы паранормального восприятия не отвечают известным нам каналам связи, например, как это происходит при ясновидении или предсказании, где мы ощущаем реальность необычным способом и где мы используем паранормальный образ восприятия. Когда мы говорим, что некто — «медиум», то это значит, что он или она может видеть, слышать или обнаруживать некоторую информацию, которая не выявляется посредством материальных или пространственных конфигураций в окружающей среде или в органах чувств.

Более того, экстрасенсорное восприятие предположительно может действовать на больших расстояниях и, таким образом, выходить за непосредственные пространственные возможности человека. Ясновидение может иметь место независимо от того, находится ли медиум на расстоянии нескольких футов, нескольких сот, или даже тысяч миль от того события, о котором он ведет речь. Телепатические передачи также не зависят от этого, как утверждал Райи; они позволяют нам преодолевать границы визуальных знаков или вербальных символов, выходить из известных каналов связи.

Предвидение нарушает и законы здравого смысла, и научные понятия о времени, так как оно предполагает, что возможно знать о будущем событии прежде, чем оно произойдет. Наше знание о мире основано на нашей памяти о прошлых событиях и на восприятии настоящего. На основании этого, мы вырабатываем привычки ожидания и предположения в отношении будущих событий. Обычно мы делаем предсказания, основываясь на обобщении. В этом случае, мы предполагаем, что будущее некоторым образом будет похоже на прошлое и что схожие причины породят схожие следствия. Это — принцип индукции, на котором основаны причинные предсказания и в науке, и в нашей повседневной жизни. Но приверженцы паранормального идут дальше, утверждая, что возможно предвидеть будущие события безотносительно к причинно-следственным объяснениям, предположениям или выводам. Будущее в буквальном смысле может быть известно нам до того, как оно наступит. Как ни парадоксально, это предполагает, что существует несколько возможных будущих времен, ведь если некто знает, что нечто должно произойти, то он может попытаться предотвратить это событие, или принять необходимые меры для избежания негативных последствий этого события. Это, кажется, предполагает некую форму обратной причинной связи: реальное или возможное будущее определяет мышление в настоящем и предостерегает нас для того, что бы мы внесли коррективы в наши действия. Если причина в этом, то предвидение выходит за временные рамки. Более того, мы не только можем предвидеть, но также и «ретровидеть» события в прошлом, так что выходит, будто разум может двигаться вперед и назад по шкале времени неким мистическим способом. Физика относительности Эйнштейна заставила многих думать, что это действительно возможно. Но так ли это на самом деле? Может ли разум обладать такими психическими силами?

Есть и другие странные аспекты паранормального мира парапсихологии, которые так же нарушают научную и обыденную картину мира. Психокинез или телекинез указывает на способность разума вызывать движение физических объектов без какого-либо физического воздействия на них. Райн решил непосредственно приступить к исследованию этих феноменов.  Может ли «мысленная энергия» изменить состояние мматери-альных объектов без использования физических сил? Если это так, то из законов физики есть существенные исключения. Райн исследовал способность разума влиять на бросание игральных костей. Некоторые игроки твердо уверены, что они могут это делать. Это нельзя проверить в точных терминах теории вероятности.

Имели ли те паранормальные феномены, которые исследовал Райн, отношение к сверхъестественным силам? Имело ли его исследование религиозные мотивы и было ли оно аналогом того типа религиозности, который мы обсуждали ранее? Райн открыто заявлял, что одним из основных мотивов его исследования было стремление опровергнуть «метафизическую доктрину», как он ее называл, «механистической философии о человеке». Райн ясно говорил, что «парапсихология появилась для того, чтобы опровергнуть... механистическую философию» (J.B. Rhine, “Comments on ‘Science and the Supernatural,’ “ Science 123, no 3184 (1956), pp. 11-14).

Среди целей Райна было показать ограниченность «физикалистской теории» мира и человека. Согласно Райну, парапсихология стремится исследовать «нефизическую причинность в природе». Па-рафеномепы ( psi- phenomena), утверждал он, включают в себя такое поведение живых организмов, «в котором не удается выявить обычную связь со временем, пространством, массой и другими критериями физического» (J.B.Rhine, “The Science of Non-Physical Nature”, Journal of Philosophy 51 (1954), pp. 801-810).

 Райн утверждал, что парапсихическое (psi) есть «ментальное», а не физическое: «Теперь совершенно ясно, что парансихические феномены отличаются тем, что они совершенно не поддаются физическим объяснениям и требуют психологического объяснения. Они случаются с людьми (или с животными) и включают в себя некоторое связанное с ними или, по крайней мере, предполагаемое посредничество или опыт, по, в то же время, они не следуют общепризнанным физическим принципам» (J.B.Rhine, New World of Mind (New York; William Sloane, 1953), p.150).

Таким образом, Райн предлагает дуалистический взгляд на природу человека, в которой разум, в некотором смысле, независим от материальной основы.

Он признал, что это дает некоторое оправдание религиозному опыту и религиозному побуждению, однако отрицал, что данные парапсихологии относятся к области оккультного или трансцендентного. Хотя они и не могут быть поняты как естественные в обычном смысле, они все же могут быть подвергнуты экспериментальному описанию и интерпретации в лабораторных условиях. В отличие от многих других парапсихологов, Райн явно пытался дистанцироваться от чисто трансценденталистской или спиритуалистической точки зрения, так как считал, что человек есть часть природы, и может быть исследован с такой же тщательностью, как и любое другое природное явление. Но все же, оказалось, что в человеческой природе есть нематериальный аспект. Он утверждал, что продемонстрировал существование экстрасенсорного восприятия (ЭСВ) и психокинеза (ПК) экспериментальным путем. Он не вводил мистических или неясных интуитивных понятий; тем не менее, в опыте было место для духовных измерений. Если утверждается дуализм разума и тела и если разум показывает, что он обладает особыми психическими силами, то все другие теории о природе человека должны быть изменены, и мы должны будем отказаться от материалистической картины мира. Религиозные убеждения в таком случае становятся не просто вопросом веры, но обретают возможность эмпирического обоснования.

Согласно Джеймсу А.Холлу, Райну было глубоко небезразлично отношение парапсихологии к религии. Когда он выдвигал доказательства против физикалистской теории природы человека, он считал, что тем самым он косвенно поддерживал религиозную позицию. Более того, согласно Холлу, он подчеркивал «сходство между формами религии и видами паранормального» James (A.Hall, “The Work of J.B.Rhine: Implications for Religion” in K. Ramakrishna Rao, ed., J.B.Rhine: On the Frontiers of Science (Jefferson N.C.: McFarland, 1982).

Психокинез, возможно, соотносился с «всемогуществом», экстрасенсорное восприятие — с «всеведением», ясновидение — «с всевидящим оком» божественного существа, предвидение — с «пророчеством» или с откровением о том, что произойдет, а другие формы паранормального — с «чудесами» религии.

Сам Райн утверждал, что «в целом, типы паранормального, которые были вполне независимо обнаружены путем лабораторных исследований, очень похожи на те типы обмена информацией, о которых говорили религиозные мыслители в теологии, которая возникла из человеческого опыта задолго до того, как появились лаборатории по парапсихологии». (Hall, ibid, pp. 137-8. См. также: J.B.Rhine, “The Parapsychology of Religion: A New Branch of Inquiry,” Journal of the Texas Society for Psychial Researcg and the Oklahoma Society for Psychial Research,  1977-1978, p.6). 

Далее Райн говорит, что «независимо от того, как мы относимся к утверждениям теологии, сейчас мы, по крайней мере, можем видеть, что их основатели построили эти великие культурные системы при довольно хорошей осведомленности о тех же силах, которые теперь были независимо определены как пара-психологические».Райн, таким образом, считал, что парапсихология имела отношение к религии и что она давала возможность примирить религиозные утверждения с принципами науки. Среди религиозных вопросов, которые она могла бы помочь решить, были следующие. Является ли человек свободным в своем моральном поведении? Ждет ли нас жизнь после смерти? Является ли вселенная «личностной вселенной с некоторой разумной и целеобразующей силой в ней, к которой человек может обратиться с разумным доверием за помощью»?3 В этом отношении, интересы Райна были схожи с интересами первых основателей Общества по Исследованию Паранормального, которые надеялись поставить исследование «духовной сущности человека» на научную основу.