Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

Стремление к этничности

Стремление к этничности

Имеется еще одна, имеющая глубокие корни, функция религии. Она бывает настолько серьезной, что кажется ее практически невозможно поколебать. Религия — это не просто набор  правил, это — образ жизни. Она — как язык, который мы унаследовали и используем почти бессознательно. Он определяется правилами социальной грамматики, которые (несмотря на то, что номинально они считаются произвольными) мы все же должны знать и использовать, если хотим общаться и взаимодействовать в обществе.

Говоря о религии, я имею в виду не просто заключенный в ней моральный кодекс, хотя он весьма важен, но также и нечто более глубокое. Наиболее удачным термином для обозначения этого нечто будет термин этничность или национальность. В этом смысле человек является членом самовоспроизводящегося религиозного этнического или расового рода. Религия включает в себя родство или кровные отношения. Она не просто когнитивная система верований, которую мы можем либо принять, либо отвергнуть на основаниях разума; она структурирует саму сущность самотождественности человека.

В конечном счете, важно не то, что говорят или делают Моисей, Иисус, Мухаммад, Будда или Джозеф Смит, но то, во что превращают их слова последующие поколения верующих. Каким в результате становится их образ жизни.

Этим в первую очередь определяется секрет долговечности религиозных институтов, так же как и причина того, почему некоторые мифологические системы на тысячелетия переживают тех, кто закладывал из основы. Для большинства людей та религия, что у них есть — это то, что они впитывают с ранних лет с молоком своей матери и не без помощи розги отца. Это религия их предков, их основное родовое предание. Людей воспитывают на религии; она становится их частью; она не является, за исключением обращения, в другую веру, предметом их личной уверенности. Лучший пример тому — иудаизм, вера, за которую на протяжении тысячелетий упорно держатся миллионы евреев, и эта вера неотделима от их любви и уважения к своим предкам. Члены религиозной группы: (1) прививают детям верования и обычаи; (2) запрещают брак за рамками клана; (3) наказывают, исключают или отлучают от церкви еретиков. Более того, (4) санкции группы таковы, что их нельзя не выполнять: любое разногласие рассматривается как угроза единству группы, ее сохранению как жизнеспособного целого.

В итоге религиозные институты начинают бережно храниться как символ и гарантия установленного образа жизни людей. Влияние религий настолько глубоко, что они определяют, чем же является мужчина или женщина как человеческое существо, каковы их манеры питаться, разговаривать, шутить, переживать испытания и т.д. Религии составляют этническое бытие человека. Противостоять своей религии — значит подрубить свои же корни, потерять семью и родных, друзей и соседей.

Религия «географична»: практически каждый в Камбодже является буддистом; в Индии — индуистом, мусульманином или сикхом; в Италии или Испании — католиком. Это обусловливание кровное родство, брак внутри одного рода; все родственники человека говорят на одном языке, поют одни и те же песни, ходят в один и тот же храм. Говорить о верности человека его религии — это то же самое, что говорить о его принадлежности; отвергать свое наследие — это значить стать чуждым самому источнику своего бытия.

В постмодернистском мире произошли драматические изменения в прогнозах относительно качества и уровня религиозности. Так как разные люди и группы живут сейчас бок об бок в плюралистичной социальной среде, этничности религии постоянно бросается вызов. Человек подвергается противоборствующим влияниям, которые входят в конфликт с его верностью этнической вере. Хотя в рамках одного общества мы и можем принадлежать к одной религии, мы также можем быть представителями разных рас. Национальности сейчас переопределяются. Например, американцы — продукт сплава: появились новые гражданские добродетели и традиции. Таким образом, в современном мире, в отличие от прошлых веков, религиозная вера человека не является его сущностным ядром. Во многих обществах теперь трудно запретить интернациональные браки или насильственно обратить детей в ту или иную веру, особенно ввиду того, что они встречаются со столькими верованиями как в школе, так и на улице. В свободном пространстве различных идеалов и ценностей, религиозные системы борются за сердца наших детей. Людей соблазняют новыми верованиями.