Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

В. Кувакин. Каким путем идти?

В чем отличие Общества Гуманизма и гуманного общества? Каким путем следует идти к достижению своих целей? Какова роль просвещения в гуманизации современной России? На эти вопросы отвечает президент Российского гуманистического общества В.А. Кувакин.

 

Я получил такое сообщение:

«Каким путем следует идти к Обществу Гуманизма? Из чтения Ваших текстов я сделал вывод, что Вы делаете упор на просвещение, на студенческую аудиторию, которую следует развивать в нужном русле, или по крайней мере предлагать ей философию гуманизма. Что первично в изменении общества: человеческое сознание или социальные условия?  Размышляю над этим, так как перечитываю интервью своего любимого писателя Бориса Стругацкого, который постоянно говорит о том, что изменить мир лучшему можно только с помощью «Высокой теории воспитания». То есть, чтобы сделать мир лучше, нужно воспитывать людей. Но я сомневаюсь в том, что перевоспитывать человека – единственная возможность. Ведь этим занимались, или пытались заниматься, и древнегреческие философы, и религиозные деятели, и утописты, и даже Ленин, кажется, не видел другой возможности, кроме как перевоспитать человека. Невольно напрашивается мысль, что попытка влиять на «мозги», или на надстройку не дает результата, что нужно смотреть в корень – в базис. Что Вы об этом думаете? Мне было бы очень интересно узнать Ваше мнение.
 С уважением,
Денис Морозов»

Отвечаю на заданный вопрос

Уважаемый Денис!

Сразу скажу, что к «Обществу Гуманизма» идти не нужно. Во-первых, потому, что, если слово пишется с большой буквы, то это означает, в частности, что-то единственное своем роде и особо почитаемое, даже исключительное. А это уже не годится. У человека и человечества всегда должна быть свободные пути и свободные перспективы. Во-вторых, гуманизм как изм, т.е. как общее мировоззрение или, тем более, идеология, не может быть целью или руководящим принципом общества. Было бы правильнее говорить о движении к гуманному обществу.

Действительно, одним из способов движения к такому обществу является просвещение. Но под просвещением имеется в виду не только сфера образования, но и общество в целом. Поэтому в России крайне остро стоит вопрос о гражданском просвещении, главными составными частями которого является научное, гражданское, правовое, нравственное просвещение, а также обучение критическому мышлению. Этим, собственно, и пытается заниматься в меру сил и возможностей РГО.
Теперь вопрос, каким способом двигаться к гуманному обществу?

Предварительно замечу, что общество, точнее человечество фактически двигается к такому обществу. Это  становится очевидным, когда мы рассматриваем большие исторические периоды в жизни людей. Грубо говоря, мы идем от каннибализма к защите прав животных, от звериных шкур к изысканным модам в одежде или интерьерах, от принципа око за око к право-вой защищенности, от 30-40 лет средней продолжительности жизни к 70-80 годам и т.д.

Другое дело, когда мы, живя в конкретном обществе, видим, как в одном направлении мы чего-то добились, а в другом – резко отстали, что наряду с хорошим есть столько плохого, которого, скажем, у соседей уже нет. Иногда кажется, что положение совсем плохое. Но это если смотреть на историю с масштабом и линейкой длиною в одну человеческую жизнь. Особенно тяжело бывает человеку, желающему что-то изменить к лучшему. Тогда перед ним встают очень трудные проблемы и может показаться, что ничего нельзя сде-лать и все плохо. Такие чувства легко понять. Они и меня самого посещают не так уж и редко. Но если спросить человека-конформиста, который пытается не столько что-то изменить к лучшему в окружающей его общественной среде, сколько выработать успешные приемы адаптации, приспособления к этой среде, то ему все может показаться вполне нормальным или даже хорошим. Таких людей в России большинство. Этим, как говорят некоторые специалисты, и отличается россиянин от многих других европейцев, т.е. высокой степенью приспособляемости и выживаемости в среде (в основном авторитарной и репрессивной), которую не выдержали бы те же самые другие европейцы. И тем не менее даже инертная Россия то боком, то задом наперёд, идет по пути общечеловеческого прогресса.

Предварительное замечание оказалось несколько пространным, но без него была бы опасность впасть в исторический пессимизм и безысходность.

Так вот, что является решающим в продвижении общества к лучшей жизни: идеи или практика, «надстройка» или  «базис»? Проще всего было бы сказать, что и то, и другое важно для общественного прогресса. Но в жизни экономика и мораль, теория и практика, производство и закон так тесно и сложно связаны, что всякий раз необходим конкретный анализ конкретной социальной или исторической ситуации.

Например, для России наших дней, по моему глубокому убеждению, крайне необходимо прояснение сознания. Казалось бы, что еще нужно было России для успеха перестройки и реформ: Конституция, которая, в принципе, давала ход демократии,  желание народа жить в свободе и демократии, высоченные цены на нефть, которые вызвали настоящий долларовый дождь над Россией… Но вместо этого люди начали воровать сверху донизу, большая часть населения оказалась беспомощной в условиях свободы и какой-никакой демократии, стала быстро расти преступность и коррупция параллельно тому, как понижался и понижается моральный, интеллектуальный и правовой уровень сознания населения. Не без активной «помощи» СМИ, демагогии власти и церковной иерархии «традиционных религий». Все эти силы успешно играют и продолжают играть на понижение качества россиянина. Из человека успешно лепится какой-то монстр, в голове у которого полный хаос, а в руке – подачка от правящих сил.

Упрощенно говоря, и народ, и верхушка оказались неготовыми к демократическим переменам. Значит ли это, что нужно было ждать, когда будем готовы? Нет, не нужно было чего-то «ждать». Но нужно было власти (которая больше, чем народ ответственна за происходящее) выстраивать совершенно иную стратегию перемен, с учетом именно фактора сознания, качества, уровня и содержания нравов, психологии реального человека, россиянина, выходившего из бедного, лицемерного и несвободного общества, из общества, члены которого не имели никакого опыта свободы и демократии.

В этом отношении китайцы оказались умнее. Руководители КНР хорошо понимают, что изменить взгляды людей труднее, чем научиться пользоваться компьютером или мобильным телефоном.
Вот почему я считаю, что экономика и общественное сознание тесно связаны, но в разных исторических ситуациях более важной и актуальной становится то одна, то другая сторона. Но в целом фактор сознания, т.е. то, что называется субъективным фактором в истории, возрастает. Это вытекает уже из того, что в обществе растет влияние знания, информации. Новейшие формы социального устройства называют обществом знания, а важнейшим товаром – интеллектуальную собственность. В этих условиях фактор просвещения становится решающим: что будет в головах у граждан, то будет у них и в доме, и на улице, и на производстве.

Но с просвещением у нас в России все хуже. Это обратное следствие того, что за последние 20 лет все делалось неадекватным сознанием верхов и неадекватным сознанием низов. Не исключено, что еще лет десять и всё постсоветское завалится в какую-то яму. Хотелось бы только, чтобы обошлось без кровопролития.

Но просвещение – это безальтернативный императив. Его нужно проводить и защищать независимо от чего бы то ни было. То, что просвещение – это беспроигрышный вариант действия, может давать и дает силы не просто для пассивной адаптации, но для самоуважения и ощущения осмысленности собственной жизни. К счастью, возможности просветительской работы сегодня как никогда огромны. Чего стоит один Интернет и другие новейшие способы передачи информации. Для современного просветителя-гуманиста решающими оказываются здесь воля и мужество работать на этом благородном поприще. Не менее важным становится и умение находит общую идейную платформу, чтобы укреплять солидарность и вырабатывать общее решение, которое становилось бы руководством к действию для тех, кто принял это решение.

Валерий Кувакин