Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

Лекция 4. Обман, дезинформация, внушение, манипулирование

Сфера античеловечности и антиценностей многолика и тяго­теет к тому, чтобы проникнуть во всю внутреннюю и внешнюю реальность человека: от семьи и обыденного мышления до экологии и космоса. Одной из таких антиценностей является ложь, обман.

В собственном смысле обман – это преднамеренная корыстная ложь, введение человека в заблуждение, чреватое нанесением ущерба его достоинству, здоровью, его имуществу и т.д.

Форм лжи невероятное множе­ство, но все они бросают вызов человечности, добру, человеческим ценностям, разнообразными способами извращая и подрывая их. Все они заключают в себе элементы предательства, коварства, поругания таких высоких достоинств и ценностей, как доверие, от­крытость, благорасположение, участие, кооперативность, сочувствие и сострадание. Чаще всего носители и «сеятели» антиценностей лжи и обмана рассчитывают именно на эти качества гуманности в своей экс­пансии в разум, в сознание и нравственные чувства своих жертв. Когда обман, внушение, дезинформация и манипулирование удаются, сама личность жертвы теряет столько своей подлинности, сколько лжи сумели ей «трансплантировать» «слуги дьявола». Хорошо если личности удается так или иначе распознать эту ложь и освободиться от нее, но и в этом случае останется горечь разочарования, осторожность может перерасти в подозрительность, доверие смениться недо­верчивостью, открытость замкнутостью, сострадательность – равнодушием или черствостью.

Особенно сложной, мало контролируемой и, так сказать, трудно избегаемой проблемой является обман, дезинформация и мани­пулирование, бытующие в информационном пространстве, главными субъектами и создателями которого стали сегодня средства массовой информации: газеты, журналы, радио и телевидение. Главная беда со­стоит здесь не столько в технических причинах сбоев в информации и возникновении самой дезинформации, и даже не в заведомой лжи ис­точников и «трансляторов» информации, а в кажущейся неразреши­мости противоречия между свободой слова, печати, юридическим и формальным правом на получение и распространение любой информа­ции, любыми средствами, независимо от государственных границ, с одной стороны, и теми критериями объективности, достоверности и верифицируемости информации, которыми могут или должны об­ладать как сами средства информации, так и ее массовые потребители.

Недостаток владения этими критериями, а иногда просто отсутствие ка­ких-либо возможностей проверки сообщаемых фактов (особенно читателями, зрителями или слушателями) порождают у людей фундаментальное чувство недоверия по отношению к любым средствам информации, ко всему говорящемуся, вскармливают подозрительность и цинизм.

В решающей степени тут повинны некоторые профес­сиональные принципы современной журналистики, в первую очередь сенсационизм, т.е. ориентация на такие события и новости, которые могут захватить внимание потребителя и обеспечить информационному каналу извест­ность, популярность, влиятельность и финансовое процветание. «Информация не получается и не сообщается, она делается и продает­ся», – таков, похоже, общий лозунг средств массовой информации.

Принцип «сенсация любой ценой» дает заведомо неадекват­ную, несбалансированную информационную картину страны и мира. Эта несбалансированность порождает и соответствующий эмоцио­нально-психологический и нравственный дисбаланс. Известно, что для журналиста, как правило, срабатывают стереотипы «хорошая новость – это не новость», и потому сенсационность чаще всего оказывается связанной с сообщениями о катастрофах, убийствах, стихийных бедствиях и т.п.

Речь, разумеется, не идет о каких-либо ограничениях на пере­дачу сообщений негативного содержания. Речь идет о таком информационном балансе, чтобы он удовлетворял наиболее значимым, а в идеале, гуманным социальным, политическим, экономическим, нравственным, эстетическим, познавательным, как и бытовым и зрелищно-развлекательным потребностям.

Нередко представители масс-медиа парируют обвинения в том, что их деятельность является скорее негативной и деструктивной, чем позитивной и жизнеутверждающей, указанием на то, что они не более чем зеркало общественной жизни, что служить таким зеркалом – их прямой долг. И в этом смысле «нечего на зеркало пенять, коли рожа крива». Но это отнюдь не вся правда: ведь эти же представители масс-медиа с не меньшим, а скорее с большим, хотя и тщательно скрываемым, упорством стремятся быть четвертой властью и так или иначе являются ею. Так что же такое прес­са – зеркало или власть? Или с виду зеркало, а по сути власть? А разве может быть властное зеркало беспристрастным, а беспристраст­ное зеркало властным? Ведь власть – это страсть и воля, господство и подчинение. Средства массовой информации, увы, стремятся к власти и господству или как минимум к тому, чтобы быть хорошо оплаченными орудиями того и другого.

Как и всякая власть, журналистика подвержена коррупции и бюрократизму. Как и всякая власть, она развращает, порождая свою собственную область антиценностей: от прямых экономических пре­ступлений и лжи до нравственного или физического развращения людей. Что «творит» одна только бульварная, порнографическая и неомистическая пресса! Она засоряет историю, культуру, нравственность, все, к чему она прикасается. Раковая опухоль или как минимум источник интокси­кации в средствах массовой информации – это коммерческая реклама. Экономически для СМИ она, возможно, и оправдана, если пресса и средства электронной информации выброшены в рынок и лишены адекватной финансовой государственной и общественной поддержки. Но никакие оправдания не устраняют неизбежных дурных свойств рекламы и их антигуманных последствий. По самой своей сути реклама не может не заключать в себе хотя бы элементов дезинформации и внушения, она всегда безальтернативна и склонна завышать ценность того, что она предлагает потребителю. Наглость рекламы и соответ­ствующих средств массовой информации проявляется уже в том, что они беспардонно врываются в наши дома, вторгаются в наши умы, оскорбляют нравственные представления или эстетический вкус, полагая, что им все позволено и навязывая себя по принципу «стерпится-слюбится». В итоге мы платим за крохи содер­жащейся в рекламе информации неоправданно высокую морально-психологическую цену. В целом реклама – это один из современных видов насилия, унижения чело­века.

Но средства массовой информации не двусмысленны и не двули­ки. Они многолики. То же самое «зеркало» обладает собственной дву­смысленностью. Когда журналисты обращаются к этому образу, они не только тщатся заверить публику в беспри­страстности и объективности поставляемой ими информации, но соответственно и в своей личной честности, порядоч­ности и т.п. Главное, на что при этом они тайно или явно претендуют – это быть защитниками, представителями и выразителями интересов, чувств, потребностей и чаяний народа. То есть средства массовой ин­формации – это «зеркало души народа», сама его душа, его честь, ум и совесть, а журналист – сама персонификация и народа, и его души.

Одна из отвратительных, но в чем-то и смешных вещей, которую нередко предлагают сопережить нам печать, радио и телевидение – это чувства «глубокого и искреннего» возмущения и поруганного достоинства, которые испытывают журналисты, когда четвертую власть «обижают», скажем, президент, парламент или какой-нибудь чиновник. Вместо того, чтобы решать свои «властно-семейные» проблемы законным образом, пресса, с повадкой оскорбленной невинности, обращается к своим потребителям, апеллируя к лучшим чувствам рядового гражданина. Но именно этого рядового граждани­на, его заботы, мечты, дела и жизнь, – она, что называется, в упор ста­рается не видеть. Куда важнее для нее блеск и сенсация, роскошь и громкие преступления, слава и позор сильных мира сего. В этих тенденциях заключен едва ли не весь букет антиценностей информационного об­щения: пристрастность, лицемерие, как форма обмана, внушение и ма­нипуляция сознанием и самими добродетелями потребителя информации.

Принцип гуманизма: СМИ могут и должны подлежать воспитанию, как и любой другой социальный институт. Наивысшим их судьей является гражданское общество. Но само оно, в свою очередь, должно быть развитым и активным.

Пресса может и обязана выполнять важные ценностные функции. В демократическом обществе она является борцом за свободу и права человека, а при переходе к демократии – едва ли не важнейшим средством ее достижения. Однако в конечном счете гарантом свободы является не пресса и не закон, а контроль со стороны общества, сам народ, оказавшийся способным завое­вать себе права и свободы, в том числе и свободу слова. Это исключает или должно исключать любые тенденции прессы к па­тернализму и властности, в этом особый позор снобизма и высокомерия прессы по отношению к любому гражданину. И это тем более делает неприемлемыми всякие формы обмана и манипулирования, подрывающие и извращающие ценности человеческой свободы, достоинства и разума.

В той мере, в какой средства массовой информации являются относительно самостоятельной социальной и психологической властью, они требуют и соответствующего к себе отношения: критичности, жесткости и трезвости оценки, разумной дистанцированности, осторожности и осмотрительности. Любая власть, в том числе и информационная, за­ключает в себе нечто угрожающее безопасности и благополучию чело­века. Поэтому все, что связано с потенциально антигу­манными и антиценностными ресурсами средств массовой информа­ции, должно находиться под самым строгим контролем как со стороны официальных ветвей власти – законодательной, исполнительной и судебной, – так и со стороны главной человеческой власти – власти сознания, разума, независимости, свободы, здравого смысла и человечности кон­кретного живого человека.

Обман, дезинформация, внушение и манипулирование бытуют не только в газетах, на радио и телевидении. Они способны вызревать и гнездиться практически везде: в сознании личности и общественном сознании, в различных властных и других социальных структурах. Специфические формы оно принимает в науке и искусстве, в нрав­ственных отношениях, в религии и церкви.

ниверсальных и простых средств борьбы с этими врагами человечности и человеческих ценностей, по-видимому, не существует. Однако само осознание угрозы этих антиценностей уже помогает нам лучше опознать их и уклониться от контакта с ними, избежать их разрушительного влияния. Реализм гуманистического мышления требует признания и того факта, что каж­дый из нас, как бы искренне он ни желал быть совершенным и порядочным, несет в себе как минимум способность, может даже неосознанно, прибегать к дезинформации, внушению, манипулированию другими людьми. Таким образом, речь идет о контроле и самоконтроле, осмотрительности, свободе, скептицизме и критичности, объективности, здравом смысле и других гуманистиче­ских качествах, защищающих нас от бесчеловечности окружающих, а их – от нашей потенциальной или реальной антигуманности.

Вопросы к лекции

1. Каковы основные формы негативного воздействии общественных институтов на сознание людей?
2. В чем отличие обмана, дезинформации и внушения от манипулирования?
3. Каковы основные негативные последствия обмана, дезинформации и внушения?
4. В чем цель манипулирования?
5. В чем позитивная и негативная роль СМИ в современной России?

Какие анитценности бытуют в сфере человеческого общения и информационном пространстве?
В чем суть позиции гуманизма в отношении СМИ?

Задания

Назовите основные области бытования обмана и мошенничества?
Почему обман и мошенничество приобретают все большую широту и многообразие?
Чем объяснить, что проблемы информационной манипуляции человеком приобрели столь острую актуальность?
Назовите основные социальные источники и средства манипулирования.

© В.А. Кувакин, 2006