Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

Лекция 4. Основные черты психологии гуманности

Гуманизм предлагает человечеству пути к изобильной и достойной жизни, он предлагает человеку проект реализации его человечности. Это предполагает определенные изменения в установках, связанных со становлением и утверждением психологии гуманности. Какие же черты человеческого характера могут быть отнесены к составляющим психологии гуманности?

В первую очередь, это установка на аффирмативное (утвердительное) и позитивное (положительное) мышление.

Аффирмативность и позитивность – это первичное проявление самой человечности, которая олицетворяет здесь бытие человека, оптимистическое и светлое человеческое «да», фундаментальность его «есть», о котором говорят и чувства, и разум человека. Чтобы жить, человек должен быть заряжен позитивно, его долг перед всем живым – дать простор своему собственному жизнелюбию, сказать ему «да». Ведь все мы, живущие, прежде всего, братья по жизни, ее соучастники. Такая установка и будет интеллектуальным и психологическим способом выражения нашей благожелательности, открытости, готовности помочь и поддержать как самого себя, так и другого человека. Это идущее из глубин человека предпочтение да – нет, бытия – небытию, блага – злу и предстает в гуманном мышлении и психологии как их аффирмативность и позитивность.

Современный гуманизм утверждает, что социальной апатии, неверию в собственные силы, пессимизму, нигилизму и упадническому состоянию духа может противостоять именно аффирмативное мышление и психология. Состояние нашего сознания, конечно, зависит от множества внешних факторов. Однако – и это было открыто давно, но мало использовано в европейской культуре – свобода человека проявляется именно в том, как он относится к событиям, происходящим в его жизни.

Катастрофическое, смятенное, пугливое, настороженное (не говоря уже о подозрительном и враждебном) мышление – реальный способ отягощения жизни, превращения ее в бремя, это путь преумножения своих проблем. И наоборот, если человек научается извлекать для себя из любой ситуации полезный смысл, он делает первые шаги на пути преодоления внутренних препятствий, депрессивного и репрессивного состояния духа. В конечном итоге, наша жизнь – результат наших стремлений и усилий, она отражает наш образ мысли. Аффирмативное мышление – это конструктивное, рациональное мышление. Оно сосредоточивается на бытийственном аспекте жизни и помогает найти реальные пути разрешения проблем. Утверждающее мышление – это одновременно способность разума справиться со стоящими перед нами проблемами и гарантия обретения личностью свободы и самостоятельности. Такое мышление может быть понято и как технология работы личности со своими примитивными, осознанными и неосознанными страхами и суевериями, чувством неуверенности и беззащитности, тревоги и беспокойства. Таким образом, жизнеутверждающее мышление – основа основ для становления и развития полноценной личности.

Установка на бытие. Гуманистическое мышление, равно как и психология гуманности, свойственно людям с установкой на бытие.

Что означает установка на бытие? Так, например, Фромм считал, что каждому человеку в целом присущи две тенденции, противоположные по своему характеру: стремление иметь и стремление быть[1]. Эти два стремления живут в каждом человеке, но только от самого человека, от его акта свободы и волевого усилия зависит, какая из них одержит верх.

Первое – иметь – проистекает из биологической природы человека, точнее из инстинкта самосохранения, свойственного всему живому на земле. В конечном счете, установка на обладание имеет тенденцию завершиться установлением превосходства над другими и сводится к стремлению захватывать, удерживать, грабить, убивать. И все это для того, чтобы стать владельцем, обладателем, хозяином, господином и властителем. Вторая установка – быть – означает проявлять свое бытие посредством самоконституирования (самоустановления), участия, сотрудничества, любви и заботы. Она коренится в стремлении человека преодолеть свое одиночество, в потребности быть любимым, нужным, принятым и признанным сообществом людей. Установка на бытие связана с глубинной специфически человеческой, гуманной потребностью существования, она – проявление самого нашего дара жизни и жизнелюбия.

Нетрудно заметить, что когда установка на обладание становится доминирующей, она способна привести людей лишь к катастрофам локального или глобального масштаба, что время от времени и демонстрирует нам мировая история и что является истоком практически всех кризисных явлений современности. Реализация же гуманистических альтернатив означает избавление или существенное снижение уровней рисков и катастрофичности человеческого бытия. Но это предполагает глубинные изменения человеческого характера, переход от доминирующей установки на обладание к преобладающей установке на бытие.

Осознание нашей потенциальной и реальной деструктивности и ее причин, следование определенным нормам гуманности во имя изменения по преимуществу губительного для человечества (т.е. в перспективе тупикового) образа жизни могут способствовать изменению как характера индивида, так и общих условий человеческого существования. Осознание в данном случае оказывается реальной «очищающей» силой. Оно имеет прямое отношение как к индивиду, так и ко всему человечеству. Скажем, решение глобальных проблем возможно, по мнению ученых, не просто с помощью науки и технологии, но, прежде всего, с помощью революции, радикального изменения сознания, в результате реального осознания губительности существующего сегодня образа жизни человечества. Этому вопросу, попыткам «докричаться» до людей посвящены, в частности, последние труды Н.Н. Моисеева.

Подобно свету, изгоняющему тьму из всех углов освещаемого помещения, осознание, «свет» разума, доброжелательности и мужества, освещая темные стороны внутреннего мира человека, изгоняет (но не уничтожает) практически все его негативные установки и качества. Разумеется, это не разовая психо-интеллектуальная процедура. Но она может стать правилом, а затем и прочной чертой характера, рычагом, радикально изменяющим всю психологию и мировоззрение личности. Осознание хорошо работает на индивидуальном и межличностном уровне, но оно не панацея, поскольку на социальном уровне ему противостоят особые – коллективные – психологические, экономические, политические и другие закономерности.

Структура характера «нового человека», человека с психологией гуманности включает следующие качества:

– готовность преодолеть, отказаться от психической доминанты обладания, т.е. от безусловного, безудержного и, по сути, неразумного стремления к обладанию богатством, счастьем, властью, силой и т.д.; этот отказ совершается ради того, чтобы в полной мере быть: любить, заботиться, позитивно соучаствовать или даже жертвовать собой. Такая готовность отнюдь не означает, что человек должен стать нищим и голым, великомучеником и аскетом. Человеческое существование требует того, чтобы мы имели и сохраняли определенные вещи, заботились о них и пользовались ими: орудия и средства производства и многое другое, необходимое для удовлетворения наших потребностей в жилище, одежде, полноценном питании, досуге и т.д. (Например, Фромм называет экзистенциальной форму обладания, не противоречащую установке на бытие);
– чувство безопасности, идентичности и уверенности в себе, основанные на вере в то, что я, человек, существует, что он есть; эта уверенность проистекает из самоочевидности самосознающего индивида, его внутренней потребности в привязанности, любви, единению с миром, заступающим место желания иметь, обладать, властвовать над миром, т.е., по сути, быть поглощенным чем-то внешним по отношению к личности;
– ощущение себя на своем месте; это значит не только быть в мире с самим собой, пребывать у себя «дома», но и заботливо и любовно обживать свое место и свою деятельность, свою жизнь в себе самом, в мире людей и в мире природы;
– радость от служения людям;
– жизнь без иллюзий и идолопоклонства;
– стремление обуздать, насколько возможно, свою ненависть, алчность и другие негативные качества;
– дисциплинированность и реалистичность; это то, что раньше называлось дисциплиной духа, иначе – самодисциплина, самоконтроль, самокритичность, сдержанность, осмотрительность, взвешенность, рассудительность;
– развитие воображения как способности предвидеть реальные возможности, разумное прогнозирование;
– честность;
– все более глубокое и всестороннее самопознание;
– отказ от подчинения во имя возможности быть самим собой.

Плодотворная ориентация на бытие способна сформировать такой тип характера, главной функцией которого является обеспечение максимально благоприятного роста и развития всех позитивных человеческих способностей.

При каких же социальных условиях человек сможет получить реальную возможность подлинно человеческого развития? К ним относятся:

– такие условия работы и такая общая атмосфера, в которых основной мотивацией является духовное, психологическое удовлетворение, а не материальное обогащение;
– демократически (граждански) контролируемый прогресс науки и техники, эффективная забота о предотвращении злоупотреблений результатами научных достижений;
– выработка механизмов использования благ прогресса для удовлетворения, прежде всего, духовных или вершинных потребностей, а так же базовых и естественных жизнесохраняющих потребностей человека как телесного существа.

Свободолюбие – еще одна черта, присущая психологии гуманности. Любить свободу по силам лишь такой личности, которая сумела выстоять под ее «бременем» и смогла выбрать с ее помощью достойную из альтернатив, доставляемых жизненной ситуацией; свобода как бремя может переживаться в форме чувства неуверенности в себе, бессилия, тревоги. Именно эти переживания гонят человека прочь от свободы, заставляют видеть в ней, а не в ошибках личностного роста, источник такого рода негативных состояний. Между тем, «бегство от свободы» (Э. Фромм) – это следствие утраты личностью собственного стержня, и как результат – рабское следование безликим общественным шаблонам, стремление подчиняться и тем самым избавиться от своего я, заглушить голос личных потребностей; «бегство от свободы» может быть следствием безудержного стремления господствовать, подчинять людей своей воле, поскольку смысловой центр личности выносится во вне, и личность эстравертируется и экстериоризируется (Н. Бердяев), так сказать, выворачивается наизнанку во вне.

Воля к смыслу. Данное качество образует главную внутреннюю движущую силу человека, поведение которого характеризуется общей позитивной активностью в потоке бытия. Стремление к поиску и реализации смысла является врожденной тенденцией, свойственной всем людям. Так, например, Франкл полагает, что самореализация не является самоцелью или конечным предназначением человека. Она также не является достаточным основанием для мотивации. Самоактуализация или самореализация спонтанны и достижимы только в ходе достижения других целей. Более того, человек реализует себя настолько, насколько он реализует смысл. Самоактуализация лишь результат, следствие осуществления смысла.

Бытие предполагает, что человек может ошибаться в выборе направления своей деятельности. Именно поэтому он должен рискнуть и взяться за какое-нибудь достойное дело ради того, чтобы реализовать уникальный смысл своей уникальной личной жизни. Смысл не совпадает с бытием. Смысл должен идти впереди бытия как человеческий замысел и проект, как интенциональность (направленность) разума, как надежда, мечта и воля индивида. Смысл бытия, по В. Франклу, должен задать ему темп и направление: «Бытие неполноценно и неустойчиво, если не несет в себе стремление к чему-то находящемуся за его пределами» [2].

Определяя смысл жизни как действие на фоне возможностей, В. Франкл утверждал, что в жизни человека, в принципе, отсутствуют бессмысленные ситуации. Нахождение положительных смыслов психолог связывал с ценностями – смысловыми универсалиями. Жизнь предоставляет человеку возможность прочувствовать различные виды ценностей – творчества, переживания и отношения. Задача человека, располагающего волей к смыслу, реализовать эту возможность. В нахождении смысла человеку помогает совесть. Она представляет собой контролера-катализатора, индуцирующего поиск единственно необходимого индивиду смысла или стратегической цели его жизни. Для реализации смысложизненных проектов необходима ответственность.

Проблема смысла, разрабатываемая в рамках экзистенциально-гуманистической психологии, начинает истолковываться не только как связанная со смысловой динамикой личности, но и как программа смысловой регуляции и регулирования смыслов. Передний рубеж гуманистической психологии – это овладение механизмами управления смыслотворческой деятельности человека во имя человечности, адекватной эпохе мира и человека. По словам Д.А. Леонтьева, «новые ориентиры для неклассической психологии личности: от жизнедеятельности к жизнетворчеству, от смысловой регуляции к регулированию смыслов, от психологии «изменяющейся личности в изменяющемся мире» – к психологии личности, творящей и изменяющей себя и свой жизненный мир»[3].

Мотивированность – немаловажная черта психологии гуманности. Люди, обладающие высокой мотивацией, активны и изобретательны. Они хорошо знают, чего хотят и деятельны во имя достижения желаемого. Они обладают достаточным запасом жизненных сил для воплощения в жизнь своих решений и проектов. Такие люди склонны выбирать профессию, образ жизни, круг чтения и круг друзей, основываясь на своих глубинных предпочтениях и высших запросах. Когда они заняты любимым делом, то способны испытывать удовлетворение от жизни, несмотря ни на какие трудности. Высоко мотивированный человек склонен целиком посвящать себя избранному делу, неустанно повышать качество своей жизни. Мотивированная личность способна управлять собой, сосредоточивая основные усилия на выполнении поставленных перед собой задач и разумно ограничивая себя в остальном.

Ответственность – неотъемлемая черта психологии гуманности, связанная с волей и внутренним долгом давать отчет и отвечать за свои действия перед самим собой и другими, она теснейшим образом связанна с волей или развитой потребностью в смысле.

Каким образом человек может сделать жизнь осмысленной? Во-первых, он продолжает нить жизни, дает новую жизнь. Во-вторых, смысл находится в той области мира, которая вовлечена в осмысленную деятельность личности. В-третьих, в том, что она дает миру, т.е. в продуктах ее творчества, труда и иной позитивной деятельности. И, в-четвертых, в занимаемой ею позиции в отношении судьбы, которую уже нельзя изменить. Ответственность проясняет, подпитывает разумом, чувством и волей всякую смыслосодержащую деятельность человека.

Чтобы чувствовать себя полноценной, личность считает своим долгомнаилучшим образом использовать каждый миг и каждую возможность в своей жизни, совершать в конкретной жизненной ситуации выбор, отвечающий ее жизненной задаче. Подходить к такому выбору нужно осмысленно и ответственно, так как нереализуемая возможность навсегда исчезнет в небытии, а осуществленная уже никогда не сможет быть уничтожена. Дело не в каких-то абстрактных и надуманных смыслах, а в осуществлении необходимого, нужного в данный момент или для данного жизненного проекта.

Человеку следует понимать, что он становится тем, что он есть, не только в зависимости от того, что он собой представляет, но и от того, какон себя ведет. Иначе говоря, человек – это не просто состояние, позиция или какая-то статика. Человек – это процесс, деятельность, система отношений и возможностей, участником которых он является или может являться. Стремиться нужно не просто к возможному, скажем, к счастью или удаче, а к должному, т.е. к тому, что в смысловом пространстве жизни предстает как наиболее важное. А счастье, успех или даже слава приходят именно тогда, когда о них меньше всего думаешь.[4] Следовательно, для человека важнее всего стремиться осознать и выбрать тот смысл, который вызревает и в его сокровенных глубинах, ожидая своей реализации, и является – устанавливается или творится – в текущем горизонте жизни. Но в любом случае началом является запуск воли к смыслу. Между тем, обретение высших смыслов жизни является экзистенциальным обязательством человека, его обещанием самому себе стать и быть достойным человеком.

Любовь к жизни во всех ее естественных и нормальных проявлениях (биофилия) – важная характеристика психологии гуманности. Жизнелюбие – это не только результат, но и стимул для продуктивной жизнедеятельности человека, полного развития его сущностных сил. Человек, знающий, что он любим, раскрывается, распахивается навстречу другому человеку, он сбрасывает с себя все защитные маски, все внутренние перегородки, делавшие его отчужденным от себя и других. Он позволяет себе открыться себе и миру. Биофилия как любовь к жизни противоположна некрофилии, любви к мертвому. Некрофилия созревает в условиях, делающих жизнь рутинной и безынтересной, мрачной и закрытой, лишенной инициативы, сопряженной со страхом наказания и самоуничижением.

Уважение – еще одно качество, характеризующее психологию гуманности. Уважение – залог искренности в отношениях между людьми. Если, например, любовь безосновна, поскольку коренится в свободе и предчеловеческих корнях сексуальности, то уважение имеет под собой достаточно зримые основания. Хотя оно складывается незаметно и спонтанно, это происходит в процессе длительных и серьезных, так или иначе, осознаваемых и оцениваемых взаимоотношений. Уважение опирается на их конкретные результаты, на рациональные и объективные критерии, дополняемые позитивной субъективностью личности.

Психическое здоровье – изначальная точка отсчета формирования психологии гуманности. Понятие психического здоровья встречается в трудах А. Маслоу, В. Франкла, П. Куртца и др. Условием сохранения психического здоровья является постоянный процесс преодоления расстояния между тем, какими мы являемся сейчас и какими мы можем и стремимся стать. Ведь сущность человека характеризуется тем, что он открыт или может быть открыт для изменений в изменяющемся мире. Быть человеком – значит выходить за пределы самого себя, становиться, развиваться и совершенствоваться. Эта черта называется самотрансценденцией, т.е. прорывом, переступанием пределов самого себя, ведущим к личностному самовозрастанию.

К утрате психического здоровья, т.е. к патологии, приводят не только стрессы, но также их отсутствие, ведущее к ощущению пустоты. Человеку нельзя избегать напряжения и трудностей. Они не только закаляют характер и обогащают наш жизненный опыт, но и наполняют нашу жизнь новым ценностным и смысловым содержанием. Направленность на смысл и ориентация на решение какой-либо конкретной жизненной задачи являются важнейшими факторами душевного здоровья.

Одним из признаков утраты психического здоровья является экзистенциальный вакуум, т. е. ощущение пустоты, потери осмысленности всякой деятельности и чувства смысла жизни в результате фрустраций (утраты, глубокого разочарования) экзистенциальных потребностей. Потеря способности познавать, радоваться, расслабляться, наслаждаться и испытывать возвышенные состояния духа, безволие и страх перед ответственностью – все это ведет к постепенной утрате душевного здоровья, развитию неврозов. А. Маслоу определяет невроз как ошибку личностного роста, как кризис вочеловеченности: «Это утрата того, чем мог стать человек… Это оскудение его человеческих и личностных возможностей, сужение его вселенной и его способности к осознанию ее, это арест заложенных в человеке возможностей» [5]. Именно поэтому гуманистическая психология акцентирует свое внимание на психическом здоровье человека и условиях его сохранения: способности сконцентрироваться на том, что происходит «здесь и сейчас», уметь слышать, видеть, понимать, что ему диктует конкретная ситуация, принимать на себя ответственность за себя и свое развитие, достаточно хорошо знать самого себя, уметь осмыслять себя и свои поступки, стремиться, не боясь трудностей и напряжения сил, к полной актуализации своего жизненного потенциала.

Психическое здоровье выражается в постоянном психическом развитии к удовлетворению все более высоких потребностей. Стремление человека к высоким целям – показатель психического здоровья.

Высокая степень самоактуализации, т.е. максимально возможное выявления своих талантов и потенций. Понятие введено А. Маслоу. Согласно Маслоу, самоактуализированная личность характеризуется большим запасом творческой энергии, целеустремленностью, реалистичностью, т.е. восприятием себя и других такими, какими они являются на самом деле. Такая личность сосредоточена на решении конкретных проблем своего существования, а не на самой себе. Она способна к глубоким и длительным отношениям с близкими ему людьми, поскольку не боится ответственности. Самоактуализация – это готовность к сознательному выбору в пользу развития, а не удобного и безопасного «застойного» существования. Это выбор в пользу лучшей жизни, даже если он повлечет за собой достаточно напряженный ритм существования. А значит, это предоставление реальной возможности проявиться своему я, возможности развития своих скрытых сил и способностей ради более глубокого переживания богатства и полноты своего собственного я, своей жизни и окружающего мира, а не ради личного успеха как такового.

Умение жить в неизвестности. В структуре характера человека, склонного к принятию гуманистического мировоззрения, имеется еще одна очень любопытная черта. Ее можно определить как способность к безосновному существованию, к существованию в открытости текущей ситуации, в неопределенности, к сосуществованию с неизвестностью[6].

В соответствии с установками гуманистической психологии ситуация «человек перед лицом неизвестности» означает, что он изначально настроен позитивно по отношению к любому возможному личному опыту и получаемому знанию, хотя он и не может предвидеть, какое именно знание, какой человек и какие обстоятельства сыграют решающую роль в его жизни. По многим объективным параметрам человек ограничен в своем развитии. Поэтому индивид с гуманистической психологией не будет ставить себе подножек и преград, закрывать глаза перед неизвестностью и предопределять заранее и однозначно, что возможно, а что невозможно, что нужно ему для развития, а чего не нужно. Никто никогда заранее не может в точности сказать, что потребуется для развития нашей личности. Поэтому, не желая упускать никакую возможность личностного роста, обогащения своего внутреннего мира, человек не должен пренебрегать предлагаемой социальной и культурной средой и жизненной ситуацией, в которой всегда присутствует элемент неизвестности.
Столь же важна установка на небытие или ничто. Это не означает, что человек должен уклонятся к небытию. Данная установка означает прежде всего то, что личность имеет его в виду, не забывает о нем и уже по одному этому эффективнее избегает ничтожения. Кроме того, ничто столь же естественная действительность жизненного мира человека, как и бытие и неизвестность. Ничто не существует, но это несуществование (кого или чего-либо) может действовать на человека и общество как позитивно, так и негативно. Кроме того, в современной культуре стремительно увеличивается сфера виртуальных реальностей, так или иначе отмеченных печатью ничто. Это остро ставит проблему демаркации, различения границы между реальным и условным, существующим или вымышленным и т.д. В целом феномен отсутствия – один из фундаментальных в нашей жизни. Ему соответствуют особые психические состояния, о которых нужно знать. Уже одно это способствует укреплению плота нашей жизни.

Открытость и благоговение перед каждым новым днем – характерная черта развивающейся личности. Для нее не существует готовых выводов и определений, желательных и нежелательных ситуаций. Человек как творческое существо готов лишь к одному – использовать любую жизненную ситуацию в целях благотворного преобразования внешнего и внутреннего мира. Творческий подход к жизни – вот что характерно для психологии гуманности. Каждый миг жизни – это вызов, возможность реализации и творчества, преодоления и победы, это именно тот миг, когда человек может почувствовать, что он счастлив.

Вопросы к лекции

1. Почему в гуманистической психологии такое важное значение придается внутриличностным отношениям и выработке комплекса «самопроцедур», направленных на повышение качества жизни индивида и достойного ее проживания в обществе и природе?
2. Какие особенности придает или может придавать гуманизм характеру человека?
3. Каков статус мужества в психологии гуманизма?

Вопросы для размышления

Почему успех не является вершинной ценностью полноценной личности?
Каково место идеи психического здоровья в психологии гуманизма?
Не являются ли надуманными или деструктивными принципы установки на неизвестность и ничто?

© А.А. Кудишина, 2006

Примечания

[1] См. Фромм Э. Иметь или быть? – М., Прогресс, 1990, С. 176 – 178.
[2] Франкл В. Воля к смыслу. – М., 2000, С. 21.
[3] Леонтьев Д.А. Психология смысла: Природа, строение и динамика смысловой реальности. М.: Смысл, 1999, с. 444.
[4] В России начала ХХ века широкое распространение получила технология «раскрутки» человека, превращение его в «поп-звезду», депутата или общественного деятеля с помощью инвестирования в нее финансовых средств (а иногда и так называемых административных ресурсов). Это – яркий пример фабрикации псевдоуспеха, псевдосчастливого, псевдосостоявшегося человека. При этом ни для кого не секрет, что продюсеров и иных социальных «технологов», как, впрочем, и саму эту псевдозвезду интересуют, прежде всего, деньги, известность, слава и влияние как таковые. Личность не может устоять перед этими соблазнами, ломается («прогибается»), теряет себя. Во всяком случае, о глубинных ценностях, о сбережении личности, ее духовной экологии никто здесь и не помышляет.
[5] Маслоу А. Г. Дальние пределы человеческой психики. – СПб., 1997, С. 46.
[6] Впервые феномен человека в ситуации безосновности и ничто был описан Ф. Достоевским в повести «Записки из подполья». Впоследствии тему «человек и неизвестность» наиболее глубоко продумал Л. Шестов. См. также: Кувакин В.А. Личная метафизика надежды и удивления. М. 1993. Кувакин В.А., Ковалева В.П. Неизвестность. М. 2006.