Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

Теория практического мышления. Заключение.

Заключение

Среди многих примет времени имеется одна, возможно, самая универсальная, многоликая и потому трудно схватываемая нашим разумом – человеческий мир неуклонно движется к сложности, становится все сложнее. Ее рост можно заметить везде: в технике и науке, в законодательстве и морали, в человеческом общении и в голове у индивида. Следуя этой тенденции, все более изощренными и коварными становятся и формы социального зла, в том числе и мошенничество, технологии манипуляций, введения людей в заблуждение, управления человеком как извне, так и изнутри, через его сознание, подсознание и эмоции.

Как отнестись к этим мощным негативным факторам? Как противостоять им? Разумеется, важно видеть, распознавать их последствия. Но еще важнее понять истоки всех этих явлений.

В общем виде ответ ясен: они заложены в человеке, в обществе, в нас самих. Но опознать и овладеть ими до степени формирования стратегии и тактики борьбы, эффективного контроля над истоками человеческой деструктивности все еще не удается. Между тем задача эта исключительно важная. Ведь мы не можем не чувствовать, как в нас самих зарождаются и, подобно клубам черного дыма, застилающего разум и разрушающего мораль, вырываются наружу наша агрессия, зло, насилие и ложь. Именно там, в наших собственных глубинах возникают главные угрозы нашему же нормальному и достойному существованию.

В животном мире человеку нет конкурентов. В мире неживой природы он до сих пор встречается со стихийными бедствиями и силами, которым он не может противостоять абсолютным образом. Но все эти угрозы не делают и не могут делать нас хуже и лживее, чем мы есть. Даже если землетрясение или цунами уносит человеческие жизни, что всегда трагично и требует дальнейшего совершенствования средств защиты и безопасности человека перед лицом стихий, то наши разум и мораль не подвергаются здесь разрушению или отрицанию.

Совершенно иная картина, когда мы сталкиваемся с нашими собственными, заложенными в нашей природе, пороками: агрессивностью по отношению к себе подобным, даже к себе, с экспансией, вороватостью, лживостью… Они, эти пороки и их результаты, наши и ничьи другие. Они наши внутренние враги, враги самые опасные и неискоренимые. И потому так сложно бороться и противостоять им. Ведь мы противостоим здесь самим себе.

На протяжении веков мудрецы, моралисты, философы, психологи, теологи и ученые обсуждают проблему просвещения как способа борьбы с человеческим недостатками и социальными бедами. С первого взгляда идея просвещения, обучение человека различению добра и зла, истины и лжи, справедливости и несправедливости кажется не только простой, но и эффективной. Научи, сообщи всем людям о пользе и выгоде быть честным, добрым и справедливым, мирным и солидарным – и все сразу станут такими. Кто же желает себе зла?.. Но на деле все оказывается много сложнее. И трудности здесь не только технические, но и антропологические, и социальные.

Не говоря уже о глобальных факторах бедности и неграмотности, о том, что мы можем видеть только первые опыты формирования правовых обществ, обществ социальной справедливости и демократии, мы только начинаем понимать невероятную сложность человеческого существа. При более глубоком анализе человека обнаруживается, что его свобода, креативность, тяга к смыслу, сама принципиальная беспочвенность и даже таинственность его собственного Я, истоков его внутреннего мира, заставляют признать все то, что мы называем ложью и истиной, добром и злом, справедливостью и несправедливостью, вторичным, производным от чего-то более глубокого. Как увидеть и определить это «более глубокое»? Я не знаю. Я только знаю, что к подлинной глубине человеческого существа принадлежит свобода, жажда смысла жизни, разум, понимание смертности и переживание себя как уникального существа без начала и конца. Однако у человека есть и биологическая природа, которая столь же властно заявляет о себе и как позитивная, и как негативная сила. К проявлениям последней мы не можем не отнести слепую волю и борьбу за выживание, конкурентность, агрессию, злобу, ненависть… Но как проконтролировать эти биологические и собственно человеческие начала, как охватить их программой по обузданию темной стороны человеческого существа?

Тот «хаос родимый», который Тютчев увидел на «дне» человека, только начинает пониматься и, следовательно, контролироваться нами. Но если есть какая-то не совсем ясная телеология, целесообразность, своего рода глобальная согласованность между развитием человечества как феномена мира и окружающей действительностью, то нельзя не видеть, что в ней есть факторы, работающие как на нас, так и против нас.[1] Их меняющийся баланс все время заставляет нас искать уникальные решения новых проблем.

Для объяснения истории человечества российский ученый А.П. Назаретян выдвинул гипотезу техно-гуманитарного баланса. Ее суть состоит в том, что в основе антропогенных кризисов лежит взаимодействие между тремя переменными: технологическим потенциалом общества, качеством его культурных регуляторов и внутренней устойчивостью социальной системы. При этом чем выше технологическая, особенно военная мощь, тем совершеннее средства сдерживания агрессии, необходимые обществу для его самосохранения.[2]

В условиях высочайших военных и информационных технологий такие формы выражения агрессии, как деструктивность, фанатизм и нигилизм становятся все более опасными. Сегодня в руках одного человека может находиться жизнь миллионов людей.[3] Как обезопасить человека от человека, как обезопасить себя от самого себя?

Каждый раз решение вопроса о жизни и смерти человечества решалось в пользу его жизни и культуры. Так было и во времена неолитической революции, и в эпоху «осевого времени» (К. Ясперс), когда около двух с половиной тысяч лет назад в Европе и Азии возникли мощные очаги цивилизации, и много раз позже. Каждый раз человеческая позитивность берет верх. Но если нам не даны гарантии будущих побед, то у нас остается разум и человечность, сама наша биологическая природа, единственный смысл которой – сохраняться, быть, длиться как можно дольше. Было бы неправильно думать, что есть какие-то принципиальные и непреодолимые трудности на пути укрепления человеком своих позитивных дарований и улучшения условий своего существования. Но без сознательных и свободных усилий, без воли к этому победить невозможно. Поэтому великий проект Просвещения не исчерпал и не может исчерпать себя. Он требует беспрестанной модернизации, совершенствования, интеграции в него всех достижений науки и технологий. Но его принципы: уважение к разуму и достоинству человека, свободное исследование, рациональность, эмпатия, позитивность, человечность, демократизм, высокий уровень ответственности и соблюдение прав человека, – остаются основополагающими для выживания человечества, преодоления тех вызовов, которые он встречает и которые он порождает на своем историческом пути.

* * *

Напоследок мне остается сказать, почему в книге нет того, что, возможно, должно было быть, а также о недостатках этого пособия.

Действительно, как и во всякой работе, кое-что и здесь не было рассмотрено или не доведено до исчерпывающего анализа. Я имею в виду рассмотрение многих других случаев и методов мошенничества, которыми так полна наша российская действительность. Причина этого заключается в том, что перечислить все мошеннические технологии невозможно, а некоторые из них (применяемые, скажем, в сфере торговли или банковского бизнеса) требуют специальной финансово-экономической подготовки.

Нет в книге и того, что обычно включается в работы по критическому мышлению. Это комплекс проблем, связанных с началами формальной логики и теорией аргументации, т.е. с презентацией претендующего на истину утверждения (представление факта) и его защитой, с опровержением утверждений оппонента, с искусством вести спор и др. Данная проблематика была сознательно исключена мною, поскольку она освещается в книгах, написанных логиками, к которым я себя не причисляю.

Разумеется, это мой недочет. Но есть одна более существенная вещь. Говоря о различных видах мошенничества и манипуляций, высказывая различные рекомендации, не предложил ли я еще один мошеннический и манипулятивный текст? Где гарантии того, что я, возможно даже бессознательно, не затаскиваю читателя в очередную идеологическую или иную ловушку и ставлю его в зависимость от идей, далеко не очевидных с точки зрения истины и морали? Теоретически, мне легко сказать, что не исключено, что так оно и есть и иначе быть не может.[4] Но практически, признаться в этом мне тяжело, поскольку российская ментальность редко выдерживает признания в том, что нечто, предлагаемое для чтения и понимания, не несет в себе эффекта «золотого ключика» или не является рецептом счастья.

Что я имею в виду? Очень простые вещи. Всякий учебный и научный текст имеет неизбежное, даже независимое от автора намерение убедить в том, что в нем содержится истина и многое другое, хорошее и ценное. Но если автор не фанатик и интеллектуально честный человек, то он, с одной стороны, всячески будет избегать включать в текст то, что будет или может быть манипуляцией и корыстным внушением, с другой – будет допускать, что в силу фаллибилизма (потенциальной или фактической ошибочности нашего знания) и невозможности представить что-то совершенное, в тексте могут содержаться не только фактические, но и психологические, возможно, даже моральные ошибки. Ведь мы всего лишь люди! И я, конечно, один из них. Так что будьте на чеку и не теряйте бдительности! Старайтесь избегать двух крайностей – подозрительности (обманывает, мол, автор) и простодушия, проще, халявности (вот прочитаю эту книгу, и буду мыслить правильно, и никто меня не обманет).

Мой опыт преподавания говорит, что даже студенты, ум которых обычно свободнее и шире открыт миру, чем разум взрослых, нередко ждут не «удочку», а готовую к употреблению «рыбу». Я не имею в виду так «упакованное» знание, чтобы его можно было «сдать» самым простым и легким способом. Я имею в виду неготовность многих студентов и тем более взрослых к суждениям вероятностного, методологического и исследовательского типа, т.е. к таким суждениям и истинам, которые обязывают думать самому, додумывать, принимать решения на свой страх и риск, которые не гарантируют победу и не являются абсолютно точными. Можно понять человека, жаждущего обрести «спасительное» слово или «последнюю» истину. Но оправдывать эту жажду не стоит. За ней нет ничего конструктивного. Увлекаться этой жаждой, значит обрекать себя на догматизм, умственную лень и халяву. А в итоге – на поражение.

Хорошим способом уменьшить постороннее влияние автора на сознание читателя является его декларация о своем мировоззрении или политических предпочтениях. Делая это, автор (если допустить, что декларация честная и искренняя) как бы предупреждает о своих пристрастиях, позволяя читателям скорректировать восприятие текста, легче избежать возможных заблуждений или нежелательных влияний. В этом отношении мне нечего скрывать. Я являюсь одним из организаторов и руководителем Российского гуманистического общества, научно-просветительской светской (нерелигиозной) организации. Я убежден, что любое мировоззрение заключает в себе нечто опасное для личности в силу его неизбежной неполноты и, так сказать, самовлюбленности. Вместе с тем я верю и надеюсь, что гуманистическое мировоззрение наименее опасно для человека, т.е. в наименьшей степени способно сделать его предубежденным, догматичным или фанатичным.

Что касается моих политических взглядов, то я с некоторым удивлением замечаю за собой, что становлюсь все менее и менее партийным человеком, т.е. я даже в мыслях не примыкаю ни к какой политической партии. Это просто факт, что само по себе ни хорошо и ни плохо. Но это не значит, что я не интересуюсь политикой. Напротив, по моему убеждению, да и просто юридически, каждый из нас – не безликий член общества, а гражданин Российской Федерации. Поэтому мы обязаны иметь гражданскую позицию, позицию осмысленную и активную. Политическое сознание каждого из нас должно быть зрелым и продуманным в максимально возможной для нас степени. Мы должны хорошо представлять политическую ситуацию в стране и, обязательно участвуя в выборах, делать это с умом и практично, имея в виду свой интерес как члена общества и интересы страны в целом. Эти общие суждения могут не понравиться опять-таки ввиду их явной неопределенности, могут показаться незаконченными, абстрактными. Попробую, хотя бы косвенно, объяснить эту необходимую неопределенность.

Мой любимый философ – Лев Шестов. Я далеко не сразу понял мудрость этого человека. Вначале он подкупает легкостью своего стиля и даже радикализмом критики философских авторитетов. Но если читать и перечитывать его работы внимательно, стараясь «заглянуть» за слова и предложения, то открывается уникальная жизненная позиция человека, которая учит большему, чем то, что бросается в глаза с первого взгляда.

Шестов учит принимать мир во всем его разнообразии, он учит естественной чудесности мира, он говорит, что мир просторен и что для каждого из нас в нем есть именно наше, уникальное место уединенности, общения, свободы, творчества, дерзновения и ответственности. Шестов учит, что исключительно важно для человека быть спрашивающим и сомневающимся существом и вместе с тем предполагать все, что угодно и быть готовым к чему угодно – даже к самому невероятному и неожиданному в нашей жизни. При этом он делает это не методами внушения и строгого математического доказательства, а в форме предположений и предложений: подумай, попробуй, может быть так оно и есть или может быть?

Но больше всего мне нравится его идея о том, что задача всякой науки и философии – научить человека жить в неизвестности. Позволю себе продолжить эту мысль. Мне кажется, что задача всякой науки и обучения – научить человека жить с тем и в том, что известно и что у него есть, жить с неизвестностью и в ней, а также с тем и в том, чего у него нет, но к чему он стремится или чего желает избежать в будущем.

Итак, задача человека состоит в том, чтобы научиться достойно жить в бытии, в небытии и в неизвестности. Жить свободно, честно, разумно, мужественно, творчески, морально, жить счастливой жизнью, полной возможностей, приключений, преодолений, достижений, радостей и подлинного общения с себе подобными, обществом и природой.

Этими словами-пожеланиями я и заканчиваю книгу.

Примечания

[1] Так, например, человек освоил технологию изготовления атомного оружия не в века дикости и всеобщего религиозного фанатизма, а тогда, когда у него хватило ума и совести использовать его страшную мощь не только во вред, но и как средство ядерного сдерживания и предотвращения мировых войн. (Характерно, что некоторые американские ученые в 40-е гг. ХХ в. мотивировали передачу в СССР секретов ядерной бомбы необходимостью установления глобального баланса сил.) Или другой пример: как только человечество научились осваивать мировые ресурсы неограниченным образом, то оказалось, что их запасы ограничены, и нужно думать о принципиально иных отношениях с природой.
[2] Назаретян А.П. Цивилизационные кризисы в контексте Универсальной истории: 2-е изд. – М.: Мир, с. 309.
[3] Это не обязательно должна быть «ядерная кнопка» или что-то в этом роде. Все еще годится к употреблению и старое испытанное средство: политический или религиозный фанатик во главе оболваненного, обезумевшего и превращенного в ревущее стадо народа.
[4] Работы, которые посвящаются проблемам мошенничества и манипуляций далеко не всегда свободны от того, против чего они направлены. В некоторых из них очевиден элемент саморекламы (что, мол, только в этой книге даны истинные рецепты избежать обмана и т.п.), в некоторых заметна не только безапелляционность и напористость стиля, но тот или иной идеологический акцент, что, например, характерно для работ С.Г. Кара-Мурзы.