Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

Тема 15. Разум и этический выбор.

До сих пор мы специально не рассматривали вопросы этики, если не считать моральных, точнее аморальных сторон мошенничества и обмана. Однако, коль скоро речь идет о правильном мышлении, нравственных вопросов избежать трудно. Если правильное мышление истинно, то оно и честное мышление, если оно справедливо как истина, то почему бы ему не быть морально справедливым. Иначе говоря, уже в само понятие «правильное мышление» встроены определенные этические ценности и добродетели, ведь делать или думать правильно, значит действовать по правилам, причем не только логическим, но и моральным.

Но вопрос может быть поставлен и более решительно. Если разум способен к истинному и практичному познанию, то, во-первых, возможно ли рациональное, с помощью разума освоение области этических ценностей и отношений между людьми, т.е. внесение в эти отношения большей ясности и смысла? Возможно ли познание области нравственных отношений на основе разума, подобное тому, какое мы имеем в случае познания физических или биологических процессов? Иначе этот вопрос может выглядеть так: возможно ли распространение методов науки на область этических норм и отношений, чтобы не только лучше знать их, но и быть «этичнее» и действовать морально в различных нравственных ситуациях? С этим, первым вопросом связан и второй: если возможно этическое познание, то возможен ли – как его следствие – этический рост личности, а в итоге – нравственное совершенствование, опирающееся, в частности, на ресурсы разума и науки, на методы рационального этического познания?

Из этого же набора вопросов вытекает и более конкретный: способны ли разум и наука (например, рациональная или научно ориентированная этика) помочь нам в ситуациях этического выбора и выработки зрелого и эффективного, адекватного этического суждения?

Таким образом, мы спрашиваем о важном: имеет ли разум какое-то отношение к нашему нравственному чувству и способности делать различия между добром и злом? Если да, то можем ли мы с его помощью повысить свои этические качества, свое моральное знание и сознание, а также степень аутентичности (подлинности) и адекватности нашего поведения как существ, неизбежно пребывающих в сфере нравственных, политических, юридических, эстетических и экологических отношений? Можем ли мы с помощью разума и его методов: (1) формировать истинные, точнее наилучшие ценностные – этические, политические, юридические, гражданские, экологические и эстетические – суждения, достаточно ясно осознавая, что у этих ценностей есть свои антиподы и что те и другие могут сталкиваться между собой в любых комбинациях?[1] (2) учитывать в ситуации этического выбора наше присутствие в ней, присутствие нашей свободы и ответственности в этой ситуации выбора? и (3) наконец, эффективно, с пользой для дела понять или просчитать последствия нашего решения и вытекающего из него действия?

Кажется, что дело это сложное, поскольку труднее всего определить, является ли разум по своей природе добрым или злым.[2] Насколько я понимаю, это сугубо философский вопрос, который все еще не решен, хотя многие мыслители склонны рассматривать разум, как человеческое качество, стоящее на стороне добра.

К счастью, для нас вопрос о моральной природе разума не является решающим, поскольку нам нужно решить другую, не столь трудную проблему: является ли разум ценностью и может ли он входить в сферу этического? На это мы можем с полной уверенностью дать положительный ответ. Сам по себе разум – это добродетель, благо и ценность, мы обязаны ему очень и очень многим. Прежде всего тем, что благодаря ему мы суть люди, мыслящие существа. Потерять разум – это беда и несчастье, а безумный человек есть уже сугубо неполноценное существо, вызывающее чувство жалости и требующее специальной заботы и лечения. Очевидно и то, что всякая мысль, будет ли это суждение о существовании или несуществовании чего-либо или суждение о том, что такое хорошо или плохо, представляет собой логическое суждение, подчиняющееся законам логики, мышления, разума. Да и выбирая между добром и злом или политическими ценностями, мы, так или иначе, думаем, т.е. подключаем разум к процессу оценивания и выбора. Так что от разума в делах морали избавиться нельзя, даже если бы мы и захотели этого.

Разум и этика: типы взаимоотношений

Многие полагают, что по своей сущности разум, как и логика, один на всех, т.е. одинаков. В целом с этим можно согласиться, если иметь в виду общие качества и способности разума, как и правила или формы мышления, составляющие суть логики. Таким же образом, практически все признают наличие некоторых общих этических правил, которым люди стараются следовать. К таковым можно отнести те нормы, которые заключены в мировых религиях или в светских (нерелигиозных) этических воззрениях: не лги, не кради, не убий, не делай другим того, чего не желаешь себе и т.д.
Однако наряду с общепринятыми нравственными нормами мы можем встретить и много специфических этических принципов, отражающих особенности этнических и национальных традиций, исторических эпох, религий, образов жизни и т.д. Примерно то же мы можем сказать о разуме как мышлении конкретного человека, т.е. о стиле этого мышления, самих его установках и т.д.

На особенности мышления влияют многие факторы, в том числе и генетические, поэтому одни из нас склонны к анализу, другие – к образному мышлению; одни любят доказывать примерами, другие – математическим способом и т.д. В жизни мы встречаем людей с разными типами, стилями мышления. Если к тому же мы представим себе разнообразие взаимодействий между мышлением и нравственностью в человеческом сознании, то разнообразие убеждений возрастает до невероятно большой степени. Это по большей части и предопределяет уникальный интеллектуальный и моральный портрет каждого из нас.

Как же разобраться в этом калейдоскопе связей ума и морали во внутреннем мире личности? Возможно ли что-то понять здесь, установить какие-то закономерности? Возможно и нужно ли что-то менять здесь, вмешивать разум в сложные процессы духовной жизни с целью укрепления нашего внутреннего мира, повышения качества и эффективности нашей жизни?
В России широко принято мнение, что истины ума и истины сердца несовместимы, что не следует путать любовь и рассудок, что не нужно разуму вмешиваться туда, где господствуют чувства.
Так ли это? Давайте разберемся.

Фактически мы уже признали, что у нас, с одной стороны, есть разум, умеющий познавать и устанавливать истину, с другой – этические принципы, имеющие для нас не значение математических истин, а относящиеся к ценностям добра, любви, чести и т.д. Вместе с тем мы также признали, что разум и наши нравственные чувства каким-то образом связаны. Поэтому нам остается только попытаться установить, в чем суть этой связи, точнее, каковы их общие взаимоотношения. Для простоты рассмотрим два явно отличающихся типа убеждений, этических сознаний: условно говоря, демократическое и авторитарное.

Для авторитарного сознания характерно то, что оно считает незыблемыми и абсолютно непререкаемыми моральные принципы, которыми руководствуется личность. Человек авторитарной морали ментально, т.е. сознательно, признает истиной то, что моральный принцип не зависит от логики и анализа, что он вне и выше их, ибо источник этой нормы (боги, общество, царь и т.д.) заведомо могущественнее и авторитетнее силы и значения его собственного разума, да и в целом его как отдельного индивида.

Для такого человека мораль, точнее ее нормы, становятся абсолютным, непререкаемым авторитетом. Едва ли не единственное, что остается разуму в этой ситуации, – это заучить и запомнить моральные заповеди, уметь определить, какая из них имеет отношение к конкретной ситуации, чтобы подвести ее под однозначный приговор той или иной моральной нормы, которой человек безоговорочно придерживается. Все эти задачи достаточно просты, они не представляют никаких особых трудностей для ума. Но насколько эффективно авторитарное сознание?

С первого взгляда, оно имеет одно неоспоримое преимущество. Совесть человека с таким этическим сознанием всегда в порядке и не беспокоит его, ведь она поступает в согласии с веками существующими этическими правилами, т.е. поступает морально. На стороне этого человека абсолютные или освященные авторитетами нормы поведения. Но ясно и то, что на долю разума здесь выпадает чисто механическая задача соотносить ситуации с соответствующими моральными нормами, которые и выносят заведомо готовые суждения: «не укради», «не лги», «не прелюбодействуй» и т.д.

Все ли в порядке в данном случае? Так ли уж хороша и правильна такая позиция? Скорее всего, нет. И вот почему. Она не учитывает сложностей жизни, которая сквозь очки авторитарного морального сознания видится черно-белой. Если бы она и вправду была такой простой, то, возможно, жить было бы просто и легко. Но именно потому, что она не такова, авторитарная мораль способна ввергать многих людей в трудные, порой катастрофические состояния, ведущие к серьезным ошибкам и жизненным катастрофам. Случаев, когда возникающие этические коллизии и дилеммы[3] могут вызвать у человека авторитарной морали глубокие психологические травмы, можно привести огромное множество. Например, сын глубоко верующих родителей полюбил девушку иного вероисповедания. Родители оказываются перед лицом сложного морального выбора: следуя заповедям своей религии, они не соглашаются на брак, но лишают своего сына счастья в семейной жизни; соглашаясь на брак, они нарушают принципы своей веры, что приносит им невыносимые нравственные страдания. Любой выбор оказывается драматическим, тяжелым и мучительным и выйти из этой ситуации без потерь и боли практически невозможно.

Или вот такой, пожалуй, даже анекдотичный пример трудностей, с которыми сталкивается человек авторитарной, догматической морали: ребенок нагрубил родителям и даже обозвал их не вполне приличными словами. Что делать? Мать говорит: «Придется оставить его без ужина и пусть он постоит в углу». Отец говорит: «Боюсь, что это невозможно». Берет Библию и читает: «Кто злословит отца своего, или свою мать, того должно предать смерти» (Исх. 21: 17 и др.).[4]
К счастью, религиозных фанатиков не так уж и много, тем более что и вера на Руси редко бывает строгой. Есть даже расхожее высказывание: не согрешишь – не покаешься, не покаешься – не спасешься. Его вывод для многих очевиден. Но факт остается фактом: авторитарное сознание терпит постоянное поражение перед лицом реальных жизненных ситуаций, что выражается в смятении чувств, нарушениях душевного равновесия, в ощущении своей греховности, вины. Вместе с тем неизбежные поражения авторитарного сознания, уступки и компромиссы не могут не порождать лицемерия, попыток убеждать себя в том, что это «так себе», «ничего особенного», «пусть», «ладно уж» и т.д.

Любое догматическое и авторитарное сознание в большей или меньшей степени лицемерно, неискренне. В нем легко рождается «двойная мораль», точнее беспринципность, сочетающаяся с внутренним дискомфортом, чувством вины, моральной неудовлетворенности собой и т.д. Внешне это может выражаться как раздражительность, перенос внутреннего напряжения во вне, т.е. в отношения с близкими в семье или с коллегами на работе. Здесь практически неизбежен перенос своих проблем на других людей, попытки объяснить состояния фрустрации плохим поведением или характером окружающих.

Особенно неэффективно авторитарное моральное сознание в условиях динамичного, мультикультурного, многонационального и поликонфессионального общества, каковым является современная Россия, или в периоды быстрых общественных перемен, перехода общества от одних социально-культурных состояний и ценностям – к другим, во многом новым и необычным, что также весьма характерно для нашего времени. В эпохи перемен все люди с негибким сознанием и психикой испытывают очень большие трудности в адаптации к новым условиям существования, психологически и морально они могут глубоко страдать и плохо понимать, что происходит вокруг и что происходит с ними самими.

Другое, условно говоря, демократическое нравственное сознание устроено иначе. Оно способно к изменениям и к рациональному сочетанию норм, ситуации, процедур принятия решений. Разум здесь играет гораздо более существенную роль. Во-первых, он понимает, что ценность нормы и ценность человека неравны: не человек для субботы, а суббота для человека, как сказано в Библии. То есть человек, его жизнь дороже всякой этической нормы. Во-вторых, норма родилась из опыта людей, опыт жизни продолжается, и он всегда может принести что-то такое, что не укладывается в уже сложившиеся моральные правила.[5] В-третьих, разум помогает понять, что при принятии того или иного практического решения должны учитываться по возможности все входящие в ситуацию факторы: и сам человек, и обстоятельства, и смысл норм, с помощью которых мы оцениваем происходящее и ищем выход, и вытекающие из принятого решения последствия. Следовательно, в данном случае может и должно происходить то, что ученые называют этическим исследованием, которое опирается на этическое знание и познание.

Этическое познание

Каковы наиболее очевидные пути этического познания? Прежде всего это познание моральных ценностей и правил в процессе семейного и школьного воспитания, вузовского обучения. Нам объясняют, и мы изучаем нравственность как феномен внутреннего мира человека и мировой культуры; мы знакомимся с историей этических учений, анализируем происхождение нравственных принципов, их эволюцию во времени и т.д. На этом пути человек знакомится с различными нравственными нормами и традициями, учится понимать их смысл и области приложения, одновременно набираясь морального опыта, опыта выбора, решений и поступков нравственного или безнравственного характера.

Немалое значение имеет и анализ особенностей моральных понятий и моральных суждений, специфика логики норм или так называемой нормативной логики. В процессе этического познания мы учимся понимать, чем моральные принципы как ценности отличаются от объектов или предметов самих по себе, для самих себя, т.е. не имеющих вне человека никакой ценности. Этическое познание создает этическое знание, тот объем знаний о морали, который и образует содержание нашего «багажа морали», нашего нравственного сознания, в который, разумеется, входит и наш личный моральный опыт.

К сожалению, в российском обществе практика этического познания и обучения весьма слаба и несовершенна. Им противостоят могущественные аморальные факторы: «улица», телевизионная «чернуха», коррупция, алкоголизм, наркотические зависимости, засилье порнографической продукции, оккультной и лженаучной литературы, «желтая» пресса и другие негативные, разрушающие нравственность социальные явления. Но все это не отменяет этического познания, а напротив, говорит о его исключительной важности и необходимости. Если оно будет совсем плохим или вообще исчезнет, то это будет означать крах и конец российской цивилизации, крушение российского общества, одичание и вырождение населения.

Но этического познания и сознания недостаточно. У этого сознания должно быть самосознание. Его образует то, что называется этической рефлексией. Она означает способность разума включаться в решение нравственных проблем. Таким образом, наличие этической рефлексии как соединение разума и этических норм ведет к тому, что область моральных ценностей и опыта предстает в свете разума, который выполняет роль мониторинга и контролера с целью познания, осмысления, интерпретации и адекватного применения этих норм. Как пишет известный исследователь морали Пол Куртц, «…любой моральный кодекс нуждается в интерпретации и применении и только этическая рефлексия может помочь нам в таких ситуациях. Многие люди не в состоянии понять истинную сложность морального выбора».[6]

Но этическая рефлексия не ограничивается удержанием моральных, правовых, политических и иных ценностей в свете разума и размышлением о них. Она охватывает все аспекты моральных или ценностных ситуаций, т.е. разум покрывает всю «территорию» нравственной коллизии или морального выбора, всю комбинацию столкнувшихся друг с другом ценностей, антиценностей, возможных путей решения и спектров последствий. Как мы говорили, сюда входит и человек или субъект размышлений и выбора, и ситуация во всей ее безграничности (вещи, люди, действия или процессы, время и пространство…), и последствия. Кроме того, моральная рефлексия сотрудничает с моральными чувствами, свободой, ответственностью, волей или решимостью, заботой и мужеством, т.е. с очень многими существенными качествами и дарованиями личности. Рефлексия – это как бы «небесный купол», интеллектуальная атмосфера, в которой происходят сложнейшие процедуры осмысления, оценки и интерпретации всего этого сложного морального комплекса, разрешаемого в моральном акте, выборе, решении. Более конкретно рефлексия предстает как исследование, использующее практически все инструменты научного познания и его правила, о которых мы говорили выше.

Формирование этического суждения

Как же конкретно происходит то, что иногда называют формированием этического суждения? Фактически оно начинается не с разума, а с чувства, с того эмоционального состояния, которое возникает в практических обстоятельствах, требующих принятия какого-то морального выбора. Это объясняется особенностями человеческой природы. Давно установлено, что эмоции, ощущения идут впереди разума и понимания. Ситуация действительно открывается нам в первую очередь как образная, предметная и чувственная, как комплекс ощущений, впечатлений и эмоций. Именно на них мы в первую очередь и обращаем внимание. И на них же реагируем в первую очередь на том же уровне, т.е. на уровне ощущений, впечатлений и эмоций. Если два человека, вступая в спор, начинают вести его слишком эмоционально, то кроме эмоций им трудно что-либо воспринять. Можно истину высказывать в такой форме, что результатом будет глубокая неприязнь к тому, кто ее высказывает. И тем не менее все начинается с ощущений, эмоций, с восприятия формы дела, а не его сути. Главное здесь – идти дальше, к содержанию, к сущности. И нужно включать разум, который должен проделать ряд процедур.

Если мы хотим эффективных решений, нам необходимо в первую очередь «справиться» с нашими чувствами, нашей субъективностью, пристрастностью или предвзятостью, с различными ошибками эмоционального уровня. В любом случае ощущения, эмоции, чувства необходимо взять под контроль и должным образом учесть, и, разумеется, не отвергнуть как что-то заведомо ложное. Но чтобы в сфере человеческого общения идти от явления – к сущности, от формы – к содержанию, от поверхности – к глубине, к сути дела, необходимо совершить рациональные операции. Хорошим дополнительным средством адекватного решения является здесь эмпатия, такое расположение к человеку и даже обстоятельствам, которое имеет целью стать на его место, понять человека и ситуацию в целом.

Понимание означает осмысление, анализ происходящего, вникание в существо дела, отсеивание случайностей или несущественного. Понять означает идентифицировать, т.е. установить и определить главные элементы ситуации и главные взаимодействия между этими элементами. Это значит связать ситуацию с более широким контекстом, в котором она происходит. Здесь важно понять и истоки, причины того, что уже произошло, хотя они могут уже отойти в прошлое. Понимание причин, истоков происходящего помогает увидеть направление, в котором развивается или может развиться ситуация, а также возможные исходы, перспективы и цели происходящего.
Одной из самых трудных проблем, с которой сталкиваются люди практически во всех ситуациях, требующих оценки и выбора, – это отделить объективное положение дел от субъективных реакций на него. Например, девушка едет на машине и неожиданно спускает колесо. Ответом на ситуацию, на то, что произошло, может быть всплеск эмоций: «Что произошло? Какой кошмар! Ведь я же опоздаю! Ужас, все рушится!!!».

Но возможна и совсем другая картина. Девушка едет на машине и неожиданно спускает колесо. На мысленный вопрос «Что произошло?», следует спокойный ответ: «Спустило колесо». И пока первая будет барахтаться в своих реакциях и жить ими, другая на вопрос «Что делать?» спокойно ответит «Менять колесо». Она достанет инструмент и действительно начнет его менять. Первая не имеет дело с тем, что происходит на самом деле, она имеет дело со своими реакциями на дело, вторая – видит то, что произошло и реагирует на происходящее. Это можно сравнить с двумя посетителями ресторана. Сев за стол и занявшись изучением меню, один вскоре начинает жевать его, а другой заказывает себе то, что он вычитал в меню и готовится встретиться с реальностью. Первый не дошел до сути вещей, второй оказался к ней ближе.

Осмыслению ситуации помогают не только рациональные установки на суть дела, но и другие правила: попытка вспомнить аналогичные случаи с собой или своими знакомыми. Полезно будет заглянуть в книгу, справочник, Интернет, позвонить человеку уже бывшему в таких обстоятельствах. Важно бывает посоветоваться, прежде всего с экспертами, желательно не с одним. Таким образом, понимание должно быть активным, включающим в себя исследование: консультации, вопросы, проверки, анализ и т.д.

После достаточно глубокого осмысления ситуации, понимания того, что есть, важно продумать, какие ценности, что по существу вовлечено в ситуацию, чем она хороша, плоха, чем она чревата, что вовлечено в нее прямо и косвенно, что от меня требуется в этих обстоятельствах. Здесь важно видеть и решить как минимум пять важнейших проблем. Это: (1) идентификация, усмотрение самой ситуации, определение, о каких ценностях здесь идет речь, (2) понять, каковы их приоритеты (т.е. следует выстроить их по шкале значимости, важности), как они здесь сталкиваются и сочетаются, (3) мысленное экспериментирование, продумывание вариантов оптимальных решений, (4) учет возможных фактических последствий тех или иных действий и (5) учет моей ответственности и обязательств, которые вытекают из принимаемого мной решения, так же как и ответственности и обязательств, которые возникают или могут возникать у других людей в результате моего того или иного решения.

Это продумывание должно быть широким и глубоким, т.е. учитываться должны как ближайшие, так и отдаленные последствия, как воздействие решений на непосредственно вовлеченных в ситуацию, так и их воздействие на тех, кто может быть вовлечен косвенно, но, в итоге, не менее существенно.
Трезвое, активное и вместе с тем ответственное отношение к ситуации не только помогает обнаруживать существо происходящего, но и открывать совершенно непредсказуемые стороны ситуации или варианты решения. К этому также нужно быть готовым, как и к тому, чтобы мы старались быть креативными, творческими, принимая решения или совершая выбор.

Я помню, как на семинаре, посвященном этим вопросам, я спросил одну студентку: что делать, если в соответствии с поговоркой «любовь зла, полюбишь и козла», она вдруг полюбит такого «козла»? Было предложено огромное количество возможных действий. Особенно активны были девушки. Их решения были быстрыми и радикальными. И все-таки самым неожиданным, простым и реалистичным был ответ этой студентки. Подумав, она сказала: «А может быть он и не козел вовсе».

ригинальность этого ответа состояла в том, что в отличие от всех других студентов, она не бросилась решать вопрос, как поступить с этим «козлом», а задумалась о главном: что это за человек, которого назвали «козлом»? Таков ли он на самом деле? Ведь так часто мы за видимостью, за внешним, за первым впечатлением и ярлыком теряем главное, глубинное. Слово «козел» здесь играло роль клише, штампа, способа поверхностного и стереотипного, бездумного определения. Даже если этот юноша, которого так бездумно обозвали, действительно не богатырь и не «крутой», то не исключено, что у него есть такие дарования, которые ценнее всякой «крутизны». В этой связи я вспомнил об одной мудрой поговорке: «Красота приглядится, а ум пригодится».

Но ситуации могут быть самыми неожиданными, требующими быстрых решений. Скажем, вы собираетесь сегодня отдать долг вашему товарищу, которому вы обещали вернуть деньги в срок. При этом вы знаете, что эти деньги ему будут нужны именно сегодня, что вы никогда не подводили его, также как и он вас. Неожиданно на лестничной клетке вас догоняет соседка и плача говорит, что ее сын умирает и что нужны деньги, так как иначе скорая не берет его в больницу. Случай, вроде бы, очевидный. Взвесив все за и против, вы решаете дать ей денег, хотя вам предстоит тяжелый и неприятный разговор с вашим другом. Но на самом ли деле все так просто? Не стоит ли потратить пять-десять минут, чтобы исследовать ситуацию и самому понять, что происходит? Возможно, нужно расспросить бабулю и уточнить детали. Возможно, нужно зайти в ее квартиру и взглянуть на ситуацию своими глазами. Возможно, там бригада скорой помощи, а возможно собутыльники соседа, погнавшие старушку за деньгами, пригрозив ей тумаками… И тогда, возможно, придется давать деньги «на бутылку», чтобы спасти соседку от побоев. Или вызывать милицию. Всякое может быть… Вариантов решений может быть сколько угодно, так же как и их последствий. Главное не терять самообладания, здорового скепсиса или критичности, разума и совести, настроя на исследование.

Формирование этического суждения – это сложный процесс в конкретной ситуации. В ней оказываются задействованными многие человеческие способности и затрагиваются разные моральные нормы, но разум при этом играет все-таки весьма существенную, если не главную роль. Во всяком случае он создает процесс этического исследования и является его дирижером.
Таким образом, теоретически говоря, мы имеем сочетание (1) этики норм, поскольку руководствуемся определенными моральными нормами; (2) ситуативную этику, поскольку исследуем ситуацию и учитываем ее при выборе тех или иных правил морали, на которые мы должны здесь ориентироваться как на руководящие; (3) этику рационального исследования и творчества, без которой трудно рассчитывать на успех. В жизни двух абсолютно одинаковых ситуаций не бывает и тем самым мы обречены всякий раз делать что-то новое и уникальное, творческое, если желаем с честью решить задачу. К этому нужно добавить то очевидное, о чем мы не говорили, но о чем нужно напомнить: всякое действие, называемое моральным, может быть только свободным актом нашего ума, нравственного чувства и воли. В противном случае ни о каком моральном поступке не может быть и речи. Как справедливо подчеркивает П. Куртц, «Ответственности за выбор многие предпочитают бегство от него. Моральная свобода часто оказывается невыносимой, и многие полагаются на обычай или авторитет или передают другим право решать за них. Бегство от свободы и разума является общим признаком пугливых душ, которые не желают или не в состоянии делать выбор. Но как обманчивы теплота, уют и надежность несомненных моральных абсолютов!»[7]

Этический рост и проблема совершенствования

Если возможно и желательно познание этической ситуации с помощью разума, то также возможна благотворная роль разума в нашем моральном развитии. У этического роста есть своя хронология, стадии, этапы роста: детство, юность, зрелость. Но у нашего нравственного прогресса нет старости, а есть совершенствование. Мораль разумного человека не стареет. Она способна только совершенствоваться в искусстве принятия решений в формировании этических суждений, в этическом творчестве. Поэтому Н.А. Бердяев называет этику творчества «вечно молодой» этикой дерзновения и радости.

Но, говоря об этическом росте, мы должны отдавать себе отчет в том, что понятие совершенствования много шире понятия морального роста и развития. Можно совершенствоваться физически и психологически, можно совершенствоваться в отдельных видах деятельности, развивая одну из человеческих способностей, скажем, певческий талант или математические способности. Вместе с тем у человека есть природные предпосылки к самосовершенствованию. Они проявляются как естественное стремление человека быть лучше, быть первым, быть самым хорошим. Это стремление может стимулироваться и природой общественных отношений, в которой есть элемент конкурентности, соревновательности, даже соперничества и войны. Однако людей, которые имеют четкие программы совершенствования, довольно мало, что объясняется многими причинами: низким жизненным уровнем людей, когда главным становится вопрос о материальном выживании, низким уровнем самосознания, когда человек по разным причинам не может развить его до такой степени, когда оно в свою очередь поможет сделать жизнь человека высоко организованной, осмысленной, проективной, гармоничной и целеустремленной. Одной из наиболее распространенных причин столь малого числа людей, создающих для себя ту или иную программу совершенствования, является отсутствие волевой подготовки, поскольку сам по себе проект совершенствования есть не более чем идея, требующая своего практического воплощения. Коротко говоря, желание, потребность в росте и успехе часто бывает меньше и слабее, чем сила лени, невежества, пофигизма и равнодушия к себе.

И, тем не менее, идея эта настолько важна, что заслуживает того, чтобы обсудить и понять ее в надежде на то, что в этом случае естественную потребность в совершенствовании можно будет реализовать легче и полнее. Ведь разум и знание – это тоже сила, и если они на нашей стороне, то тогда и лень, и безволие легче с позором изгнать из своего характера и повседневной жизни.
Так что же такое совершенствование и совершенство? Совершенствование – это процесс достижения или приближения к тому, что рассматривается как ценность или благо. Совершенством в таком случае будет та ценность (комплекс ценностей), которой достиг человек, сумевший воплотить ее в себе, в своей жизни или в результатах своего труда и творчества. Добавим к этому, что и сам процесс совершенствования становится для человека ценностью, укрепляя его жизнь, делая ее осмысленнее, целесообразнее в его собственных глазах, имеющей смысл и значение большее, чем чисто биологическое, растительное и пассивное проживание жизни. Таким образом, совершенствование открывается и как цель, и как средство, и как путь, и как достижение результата.

Связь совершенства с ценностями заставляет нас сказать, что такое ценности и каковы их источники.[8] Прежде всего, это наши естественные потребности. Не все, разумеется, но такие, которые, во-первых, позитивны[9] и, во-вторых, удовлетворяются не легко и просто, а с определенными физическими, интеллектуальными или волевыми усилиями. Так, потребность в дыхании редко становится предметом совершенствования, хотя есть дыхательные практики, которые требуют большого мастерства.

Думается, ясно, что ценность, которая, как правило, становится основой процесса совершенствования – это физическое, интеллектуальное, психическое, нравственное и социальное здоровье. Ею может стать и красота тела, и она для все большего числа женщин действительно становится культивируемой ценностью, областью совершенствования. Кроме того, предметом (целью) совершенствования может быть достижение уникальных результатов в какой-либо деятельности: в спорте, искусстве, науке, в своей профессии и т.д.

Каковы основные характеристики совершенства? С одной стороны, совершенство предполагает движение к различного рода абсолютам, к тем или иным идеальным (правовым, нравственным, религиозным) нормам, к каким-либо стандартам. Это особенно справедливо в отношении к спортивным рекордам, нравственному совершенствованию и др. С другой стороны, совершенство относительно и зависит от условий и возможностей человека, от социальных и природных условий его жизни. Выращивание винограда в северных широтах России требует гораздо больших усилий и, возможно, совершенства, чем его выращивание в южных широтах. Достижение рекорда на параолимпийских играх (мировые олимпиады для инвалидов) может требовать от чемпиона больших талантов, чем от спортсмена, не являющегося инвалидом. Примечательно, что в спорте имеются случаи, когда травмы или физические недостатки не останавливали спортсменов, и они не только возвращались в строй, но и достигали новых мировых рекордов.

Так что было бы неправильно говорить о каких-то неизменных и абсолютных стандартах совершенства. Они относительны и соответствуют природным дарованиям, условиям среды, они могут зависеть даже от счастливого случая (скажем, быть в нужном месте в нужное время, хотя лучше рассчитывать на себя, а не на случай). Не обязательно быть гением, чтобы достигать стандартов совершенства, совершать новые прорывы в своей жизни и достигать впечатляющих результатов.

Следующей чертой совершенства является постоянство. Это значит, что совершенство и путь к нему предполагают включение этого проекта в образ жизни, во что-то постоянное. Но совершенствование не должно быть чем-то фанатичным и поглощающим все остальное. Иногда думают, что совершенство достигается одномоментным или одноразовым порывом, после чего остается почивать на лаврах и быть счастливым. Это халявное представление о совершенстве, не трудовое и не серьезное. Человек при этом хочет обмануть самого себя, что, конечно, глупо.
Устойчивость достижений – важная черта совершенства. Это, повторю, не означает, что личность должна быть «на высоте» всегда и везде. Это только значит, что совершенствование и совершенство представляют собой процесс, череду достижений, успехов на достаточно серьезных промежутках времени. При этом важно изменять условия, стандарты и цели совершенства с учетом возраста, обстоятельств и т.д. Главное быть в этом проекте совершенствования, накапливать его опыт. Что и означает полноту и богатство жизни.

Благородная и счастливая жизнь доступна всем, а не только императорам и «звездам».

Совершенство проявляется там, где существует гармоничное сочетание и соразмерность. Даже в страдании, терпении, несчастье или трагедии и, несмотря на них, жизнь имеет смысл и не отлучена от совершенства… Не всякая личность может достичь совершенства. Но, несмотря на недостатки, присущие всем людям, высокие качества индивида могут проявиться в любой ситуации. Человеческая жизнь, если она достойно прожита, удивительна и замечательна сама по себе. Это возвышенная и выдающаяся жизнь, которая подобна цветущему каштану или величественному льву. Мы должны понять, что значит реально быть человеком, а не слепо верить в гениальность или святость — ведь мы все только люди».[10]

Особое значение в жизни человека имеет этическое совершенство. Для вступления на путь нравственного восхождения не нужны особые благоприятные условия. Нужны, грубо говоря, обычные условия жизни и среды.

Моральное совершенствование, которое в силу особого значения в этом процессе эмоциональных качеств личности, ментальных способностей и внутреннего мира человека, может называться самосовершенствованием, включает в себя многие компоненты и процессы. В первую очередь это развитые и воспитанные, прошедшие школу разума нравственные чувства и мотивы, достаточное или хотя бы минимальное этическое знание, т.е. моральная образованность. Это, далее, зрелое нравственное сознание, этическая рефлексия или самосознание. Немаловажное значение при этом имеет нравственный опыт человека, имеющий значение этической практики, в ходе которой формируются и укрепляются навыки моральных суждений, этического исследования, выбора и действий.

Вместе с тем, этическое совершенство предполагает принятие некоторых фундаментальных ценностей, играющих роль содержательных оснований человеческой морали и определяющих вектор нашего нравственного самосовершенствования. Одни из них имеют отношение к личности как таковой, другие – к ее отношению к людям и окружающей действительности.

Среди многих ценностей нравственного совершенствования называются самые разные. Это зависит от приверженности человека к тому или иному философскому или религиозному мировоззрению. В самом деле, религиозные ценности отличаются от философских или научных. Если же ориентироваться на общечеловеческие ценности, то тогда можно воспользоваться тем набором ценностей, которые предлагает выдающийся гуманист современности Пол Куртц.

По его мнению, первой среди них может быть названа автономия, которая предполагает готовность индивида принять ответственность за свое собственное будущее и осознание того, что только тот является личностью, кто проявляет твердое намерение, в конечном счете, самому решать, как жить и кем быть. Такой человек обладает большой степенью независимости, самостоятельности. Иногда слово «самостоятельность» путают со словом «самодостаточность» или считают их синонимами. Это ошибка. Быть самодостаточным невозможно. Для нашей физической и духовной жизни нам необходимо очень многое: воздух, вода, пища – вся природа; нам необходимо общество и себе подобные, нам необходима культура, нам необходима любовь и уважение ближних. Нам много чего надо, чтобы быть самостоятельным и уверенным в себе. Но наша самостоятельность не является самоцелью. Она нам нужна, в основном для того, чтобы устанавливать справедливые и свободные, ответственные и плодотворные связи и отношения с миром, людьми, обществом.

Автономия помогает нам быть мужественными и смелыми, она защищает нас от агрессии и рабства, от покушений на нас извне. Она позволяет нам говорить правду, безбоязненно делать добро и бороться за справедливость. «Автономная личность наделена мужеством, энергией и некоторой силой воли, позволяющей ей быть терпеливой и с достоинством преодолевать препятствия».[11]
Автономия хороша тем, что включает в себя принятие человеком самого себя, она преодолевает часто имеющийся разрыв между человеком как таковым и тем, что человек думает о себе; она помогает установить правильные внутриличностные отношения, а также отношения между личностью и ее мировоззрением. Автономия неотделима от зрелого самосознания, рефлексии и критического исследования. Автономию нужно отделять от дикости и разнузданности.

Отвязанный» или развязный человек не автономен, поскольку находится во власти инстинктов и темных чувств. Он не понимает не только окружающее, он не понимает и себя самого, и свое поведение. Такой человек не имеет ни самосознания, ни способности взглянуть на себя со стороны. По сути это беспомощный человек, влекомый деструктивными страстями. Таких людей называют социопатами, т.е. не умеющими жить в обществе. Тогда как автономная, самостоятельная и независимая личность хорошо знает, что любая другая личность также автономна или имеет право на это. Понимание изначального равенства людей ведет к уважительному, терпимому и благородному отношению человека к другим людям.

Не меньшее значение имеет разумность человека, его рациональность. В процессе этического самосовершенствования она обретает черты благоразумия. Так нравственные начала подпитывают разум, а разум – нравственность.

Благоразумие близко по своему смыслу самодисциплине, которая тем более важна, чем более высокие цели и требования предъявляет человек к себе и своему поведению. Самодисциплина хороша многим. Она – гарантия хорошо и в срок сделанного дела, она сохраняет свободу и достоинство человека, поскольку дисциплинированный человек не нуждается ни в понукании, ни в оскорбительной опеке. Достаточно простого сравнения качества жизни организованного человека и жизни человека расхлябанного, несобранного, чтобы понять важность выработки в себе такой высокой способности, как самодисциплина и самоконтроль.

Рука об руку с этим знаком достоинства личности идет самоуважение. Этика совершенства предполагает скромное и благородное уважение к самому себе. Подчас оно важнее и глубже, чем то, что называется любовью к себе, поскольку первое должно опираться на наши достижения, на наш жизненный опыт. Самоуважение – это своего рода поддержка и одобрение человеком самого себя, всего того, что он считает хорошим в себе и в тех делах, которыми так полна жизнь каждого из нас. Самоуважение не имеет ничего общего с заносчивостью, манией величия и самовосхвалением. Эти черты могут лишь принизить человека, сделать его смешным и глупым в глазах других, также как и сделать его жертвой ложных форм отношения к самому себе и окружающим. Как часть чувства собственного достоинства самоуважение необходимо для установления своей идентичности, правильной самооценки и увеличения степени автономности и независимости.

Креативность – черта, о которой сегодня много говорят и которая действительно входит в этику совершенства. Творчество является одной из коренных способностей человека, отличающей его от всех других творений природы. В конечном счете, творчество означает рост самого человека как человека, именно самотворение предстает как завершающий, вершинный и прекрасный акт жизненного роста личности. Именно в этом акте человек преодолевает собственные границы и входит в мир людей и природы со своими дарованиями и плодами своей деятельности.

Творчество не элитарно и не какая-то редкостная черта. Каждый человек имеет творческие способности. Важно обнаружить их и создать условия для их раскрытия и реализации. Большую роль при этом играет все та же рефлексия и совершенствование, обеспечивающие достаточное внимание к внутреннему миру, к обнаружению и пробуждению личностью всего позитивного и продуктивного в себе, своих, по сути безграничных дарований.

Столь же ценной является мотивированность. Это очень важная черта. Если мотивированность связана с добром и созиданием, то можно сказать, что человека ждет счастливая судьба. Ему интересно все – и жизнь, и сам он самому себе. Он деятелен и оптимистичен, он продуктивен и подвижен. Такой человек не нуждается во внешних стимуляторах. Но нередко саму мотивацию необходимо мотивировать, пробуждать и поддерживать изнутри, поскольку многие из нас даже и не догадываются о скрытых или потенциальных мотивировках самого нашего существа. Необходимо серьезно анализировать свои интересы и предпочтения, чтобы установить, какие из мотивов имеют наибольший потенциал. После этого их необходимо развивать и культивировать. Можно и нужно расшевеливать себя! Не мотивированный человек – это человек скучный, равнодушный и безразличный. Жизнь для него не в радость, а в тягость. Ни в коем случае не стоит жить на авось, как-нибудь. Ведь жизнь человека принадлежит прежде всего ему самому, никто не сможет прожить ее вместо него. Она уникальный дар и шанс. И этот шанс нельзя упустить.

Разумеется, перечисленные черты высоких совершенств не исчерпывают каталог свойств самосовершенствующейся личности. Сюда нужно добавить и уже обсуждавшийся утверждающий характер мышления и отношения к жизни, и поддержание здоровья, и оптимизм… Однако уже названные позволяют нам осознать, что у нас есть много такого, чего следует держаться и что следует развивать в себе и помогать пробуждать в других.

* * *

Этическая сторона жизни так же важна для полноценной творческой деятельности, как и интеллектуальная и психическая. Все они по-своему укрепляют основы нашего бытия, повышают качество и безопасность нашего существования. Этическая зрелость, грамотность укрепляют нашу безопасность, в том числе и в тех рискованных областях жизни, которые особенно насыщены обманом и мошенничеством. Морально зрелого человека не так-то просто обмануть или сбить с толку, поскольку он хорошо разбирается в мотивах и моральных чувствах других людей, ему легче распознать лжеца, его совесть более чутко и тонко настроена на всякую фальшь и нечистоплотность, присущую всем видам мошенничества.

Завершая разговор об укреплении наших интеллектуально-психологических и моральных ресурсов, скажем о тех нишах, где бытуют наши враги – мошенничество, ложь, манипуляции.

Вопросы к теме:

Каковы основные проблемы соотношения разума и морали?
Из чего складывается уникальный интеллектуальный и моральный портрет личности?
Дайте характеристику человека авторитарной морали.
Назовите черты демократичного нравственного сознания.
Каковы наиболее очевидные пути этического познания?
Какие функции выполняет этическая рефлексия?
Каковы особенности начала формирования этического суждения?
Что входит в круг осмысления этической ситуации?
Приведите пример этической дилеммы и дайте ее анализ.
Какие виды этик и какие человеческие качества входят в процесс формирования этического суждения?
Чем отличается этический рост от этического познания?
Что такое совершенствование и совершенство?
Каковы основные характеристики совершенства?
Назовите черты нравственного совершенствования.

 Примечания

[1] Речь идет о достаточно простых вещах. Например, юноша, возвращаясь из леса, решает собрать букет цветов для своей любимой девушки. Но он вспоминает, что учитель биологии, говоря о местной фауне, сказал, что практически все цветы в местных лесах находятся на грани исчезновения и занесены в Красную книгу. Что делать? Налицо конфликт разнокачественных ценностей: с одной стороны ценность любви, с другой – ценности экологические. Что чему предпочесть? Можно выбрать любовь, но совершить, хотя и «маленький», но еще один из бесчисленных актов разрушения среды обитания и, возможно, лишить своих будущих внуков радости увидеть и ощутить прелесть лесных цветов. А можно пожалеть цветы, но вызвать обиду любимой (который он, возможно, уже обещал принести букетик диких лесных цветов). Как поступить? Об этом мы поговорим позже. Здесь же главное понять, что ценности и антиценности в жизни чаще всего перемешаны самым причудливым образом.
[2] Вместе с тем, если можно было бы решить этот вопрос, то все оказалось бы очень просто: если разум у нас есть и если он добр, то пусть он чисто автоматически и решает, что хорошо, а что плохо. В этом случае все наши действия могут обходиться без всяких моральных заповедей. Если же разум по своей природе зол, то тогда пусть не вмешивается в наши сердечные дела, а мы запасемся достаточным набором нравственных принципов (в идеале – на все случаи жизни), и они будут нам говорить, что хорошо, а что плохо, без вмешательства разума.
[3] Этической коллизией считается столкновение противоположных сил, стремлений, интересов, взглядов и ценностей. Дилемма – затруднения, связанные с выбором равно нежелательных возможностей или конфликтующих ценностей.
[4] Пример взят из журнала «Здравый смысл», 2006, № 4, с. 27.
[5] Не случайно в современном обществе так широко обсуждаются вопросы эвтаназии, абортов, нетрадиционных сексуальных ориентаций. За этими вопросами стоят реальности жизни, но пока их понимания, осмысления явно недостаточно. Нет и очевидных моральных и юридических норм решения этих вопросов. Нужно надеяться, что эти проблемы будут решены не репрессиями и преследованиями, а цивилизованно, демократично и легально, в ходе исследования и обсуждений, без притеснений и насилия.
[6] Куртц П. Запретный плод, с. 31.
[7] Куртц, П. Запретный плод. М.: РГО, 2002, с. 41.
[8] Вопрос о том, что такое ценности – это целая наука, которая называется аксиологией. Не имея возможности специально обсуждать проблемы аксиологии, отмечу лишь главное, относящееся к теме: представление о высших и низших ценностях, о ценностях «духовных» как главных и «материальных» как второстепенных является ошибочным. Во-первых, многое зависит от обстоятельств и жизненных контекстов, во-вторых, заведомое противопоставление ценностей неправомерно, так как сама их природа не предполагает этого. Они разнокачественны. Такой точки зрения придерживаются многие ученые. Пол Куртц пишет: «Без сомнения, термины высшие и низшие вводят в заблуждение, поскольку мы желаем стать полноценными личностями, и трудно определить порядок и последовательность физических и духовных потребностей на шкале ценностей. В нашей жизни мы должны совершенствовать не тот или другой, но оба вида способностей». (Куртц П. Запретный плод, с. 89.) Выбор ценностей производится по совсем другим основаниям, о которых мы и говорим в этой главе. (Подробнее о ценностях см. Борзенко И.М., Кувакин В.А., Кудишина А.А. Человечность человека, с. 151-281.)
[9] Мы уже говорили, что человек столь сложно устроенное существо, что в большом спектре его качеств и потребностей есть не только положительные и созидательные, но и негативные, разрушительные, например, вороватость или желание паразитировать на труде другого человека. Кроме того, некоторые позитивные способности могут превращаться в негативные, если их развивать сверх всякой меры. Скажем, бережливость может превратиться в жадность, а затем и в алчность, во всепоглощающую страсть к накопительству.
[10] Куртц П. Запретный плод, с. 91-92.
[11] Там же, с. 96.