Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

Тема 8. Паранормальное.

Понятие «паранормальное» не является достаточно четким. В основном потому, что неопределенны границы явлений, подпадающих под этот термин. Он применяется обычно к феноменам, которые, как считается, не могут быть объяснены с помощью научных теорий и методов, так как относятся к сфере трансцендентного (потустороннего), иначе говоря, являются выражением сверхъестественных духовных или таинственных природных сил.

В круг таких явлений чаще всего зачисляют различные виды экстрасенсорных (сверхчувственных) восприятий или способностей: «кожное зрение», «глаза-рентген»; к паранормальным относят различные случаи «чудесных» исцелений, телекинеза (передвижение материальных объектов силой мысли), телепатии (чтения или передачи мысли на расстоянии), телепортации (перемещения предметов или людей на различные расстояния сверхъестественным образом), левитации (подъем, зависание, преодоление силы тяжести необъяснимым наукой образом), ясновидения (усмотрение особым, «духовным» зрением того, чего нельзя увидеть и объяснить научным образом), прорицаний, пророчеств и др.

Статус парапсихологии, изучающей эти явления, до сих пор остается в высшей степени спорным. Многие ученые скептически относятся к результатам парапсихологических исследований, полагая, что в них отсутствует должная чистота и строгость эксперимента, и, напротив, имеет место произвольность интерпретаций, а то и простое мошенничество и фаль­сификации.

В категорию паранормального включают и такие якобы существующие явления, как «жизнь после смерти», реинкарнация (переселение душ), астральное проектирование, демоническая одержимость, эксорсизм (технология изгнания бесов и других злых сущностей из человека) и т.д.

В разряд паранормальных явлений входит многое, связанное с уфологией (наблюдениями над так называемыми НЛО – неопознанными летающими объектами): появление ино­планетян, похищение ими людей, путешествия землян в иные звездные миры, сексуальные контакты с инопланетянами, рождение «космических младенцев» и т.п. считаются корреляции (связи, совпадения) между определенными событиями в жизни человека, чертами его характера и расположением планет в год, месяц и день его рождения. Соответственно паранормальными могут считаться и области знания, как астрология, карты Таро, учения о биоритмах, дианетика и т.п.

Особое место в лженауке уделяется проблемам энергии. Мошенники и шарлатаны от лженауки изобрели ряд энергий, неизвестных ученым. Это информационная энергия, биоэнергия, биокосмическая энергия, энергия ауры, энергия различных «тонких полей», «позитивных», «негативных» энергий и т.д. Особенно популярны «информационная энергия» и «биоэнергия». Разумеется все эти «энергии» и «тонкие поля» – чистейших блеф. Вот что пишут, например, о биополе ведущие российские ученые, физики, биологи, академики Российской академии наук Г.И. Абелев, Ж.И. Алферов (Нобелевский лауреат) Э.П. Кругляков, В.Л. Гинзбург (Нобелевский лауреат), члены-корреспонденты РАН Л.И. Корочкин, С.А. Сурис, доктора наук Г.В. Гивишвили и др.: «… Феномен под названием “биополе” на самом деле не существует, а является плодом вымысла шарлатанов. Разумеется, любой живой объект является источником множества естественных физических полей – акустических (звуки), химических (запахи), электромагнитных возмущений (главным образом в виде теплового излучения), но также и низкочастотных магнитных и электрических сигналов… Однако никакого специфического для живых объектов “биополя” не существует, это лишь отголоски средневековой веры в сверхъестественную “жизненную силу”».[1]
В отношении паранормального следует различать факт самого заявления о паранормальном явлении и содержащуюся в этом заявлении информацию.

Само заявление (если, конечно, оно добросовестно) – это свидетельство о некотором реальном факте, в котором, возможно, нет ничего сверхъестественного и паранормального. Все дело в подходе к этому факту, в его интерпретации. Но в любом случае необходимо исследовать как заявителя, так и содержание заявления. Что же касается реального содержания заявления, то его обычно практически невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть доступными объективными и научными методами, хотя было бы ошибочно просто отвергать его как абсолютно невероятное или абсурдное.

Таковы, например, многочисленные рассказы о лохнесском чудовище или снежном человеке. В них нет прямых ссылок на сверхъестественное или мистическое, и в принципе можно допустить, что за ними скрываются соответствующие реальности. Поэтому эти явления целесообразнее считать какими-то пока не изученными аномалиями, и в любом случае свидетельства о них должны подвергаться строгому научному анализу и независимой объективной экспертизе. В противном случае всякое подобное свидетельство рождает очередной миф или легенду, которая может переходить от поколения к поколению, засоряя разум и пополняя багаж человеческих предрассудков.

Другого типа явления связывают не просто с чем-то аномаль­ным или необычным, а со сверхъестественным, мистическим, волшебным или колдовским. Поставщики таких заявлений – пестрая армия самозваных магов, колдунов и колдуний, волшебниц и волшебников, сатанистов. Общая черта исходящих от них заявлений состоит в утверждении бытия принципиально иного, сверхъестественного мира, который в принципе отличается от всего нам известного и до­ступного нашим естественным способностям и научным методам по­знания.

Оккультизм и всякого рода «волшебства» бытуют на границе между паранормальными практиками и религиозными культами. Эту зону псевдо­ценностей условно можно назвать полумистической. Их специфика со­стоит в совмещении веры в особое, например, ок­культное (магическое) действие различных вполне естественных вещей (черных кошек, воро­н, костей животных, разных трав и настоев, эликсиров и т.д.), во-первых, с заявлениями паранормального характера, ска­жем, с утверждениями о влиянии астральных сфер на судьбу человека, во-вторых, с верой в трансцендентное, религиозно-мистическое, и, в-третьих – с верой не только в Бога, но и в сатану, в оживающих и встающих из могил мертвецов и т.д. Та­кая «синтетическая» практика (помолясь, да за гороскоп) объединяет людей в различные секты полу-религиозного и полу-паранормального характера. Она представлена широким спектром волшебников, шаманов, магов, колдунов, «рыцарей» и «магистров» самых невероятных эзотерических учений, агенты ко­торых порой весьма неплохо зарабатывают на любопытстве, доверчивости, неосведомленности и несчас­тье людей, их тяге к таинственному или же на их элементарной глупо­сти.

Большая или меньшая доля шарлатанства обычно соединяется здесь с внушением и манипулированием сознанием, а также с психотера­певтическим или просто терапевтическим эффектом, если «клиентов» угощают каким-нибудь приворотным зельем, изготовленным из экс­трактов безвредных или полезных для здоровья трав.

Лет 15 тому назад в России люди не могли бы даже представить себе, что в газетах можно будет прочитать объявления об услугах, начи­нающиеся словами: «Адепт Абсолютного Колдовства...», «Астральная магия...», «Белая Деревенская магия...», «Абсолютная магия...», «Колдовство старообрядческое...», «Колдунья потомственная...», «Приворотное зелье, снятие порчи, венца безбрачия...», «Магистр бе­лой практической магии...», «Руническая магия...», «Магия черная и белая...», «Магия мощная...», «Магия высшая...».

Скептицизм и принципы свободного критического исследова­ния, присущие научному стилю мышления, запрещают заведомо отвергать какие-либо предположения или свидетельства, в том числе и заявления о паранормальных явлениях. Никакой чисто аналитический или формальный подход не может решить эту проблему, поскольку она носит более широкий характер и связана с фактуальными заявлениями (т.е. касающимися конкретных фактов). Поэтому вопросы эти должны рассматриваться не только с точки зрения современной науки, но и в историческом, психологическом и даже экономическом контексте.

Прогресс знания свидетельствует о том, что кажущееся невозмож­ным сегодня может стать возможным завтра. Поэтому допустимо рас­сматривать содержание заявлений о паранормальном как что-то вероятное и не исключать его заведомо из области научного исследования.
Открытость и критичность рационального стиля мышления предполагают непредвзятую, взвешенную и осторожную оценку заявлений о паранормальном. Такая установка требует осмотрительного определения самого термина, выявления его реального смысла.

Существует четыре подхода к самому поня­тию «паранормальное».

Во-первых, паранормальное может обозначать некоторого рода странное или необычное явление, которое отвечает хотя бы одному из следующих условий:

а) оно может полностью отличаться от любого из доступных нам объектов или противоречить всем известным нам фактам или закономерностям;
б) оно, таким образом, должно противоречить нашим обычным представлениям о мире и его объектах;
в) оно невыразимо в обычных понятиях здравого смысла.
Во-вторых, паранормальное явление – это
а) то, что необъ­яснимо в терминах современных теорий;
б) что может иметь свое научное объяснение только в результате кардинального пересмотра существующих теорий.

Третий возможный смысл паранормального состоит в том, что, раз нам неизвестна причина некоего удивительного явления и поскольку мы просто не в силах оценить и осмыслить его, то оно не может быть естественным. В этом случае термин «паранормальное явление» эквивалентен понятию чуда.

Четвертый смысл этого понятия связан с предположением, что некие осно­вания для реальности паранормального существуют, но что они

а) не материальны и не психичны, а спиритуалистичны;
б) они неестественны или сверхъестественны.

Оценивая эти четыре возможных определения и понимания паранормального, легко придти к выводу, что в третьем и четвертом случае эти термины несостоятельны, поскольку сказать, что явления не имеют причины, это значит косвенным образом признаться в неве­жестве или нежелании познавать.

В свое время причины многих явлений казались непостижимыми, однако, в ходе прогресса нашего знания, рано или поздно многие из них обнаруживаются. В четвертом случае определения паранормального дают не его понимание, а способ компенсации и выраже­ния нашей тяги к загадочному и необъяснимому, и мы имеем здесь не­кое явное или неявное произвольное изобретение трансцендентных или потусторонних измерений во вселенной и человеческом поведении с тем, чтобы выдать их за объективно существующие.

Между тем и первый, и второй смысл термина «паранормальное» (которое точнее было бы назвать «параестественное» в силу претензии на нечто не объяснимое естественными причинами), по существу, не является определением такового, поскольку, строго говоря, это всего лишь ссылки на то, что является неожиданным или удивительным или что не вписывается, но может рано или поздно вписаться в новые научные теории. В итоге следует признать, что понятие «паранормальное», в принципе, бесплодно, но это не отменяет научного, тщательного, скептического, объ­ективного и взвешенного подхода к заявлениям о паранормальном и не допускает их заведомого отрицания или игнорирования.

Однако кроме чисто аналитической стороны дела здесь есть аспект и психологический, и социальный, и нравственный, поскольку речь идет о человеке, его жизни, смерти, здоровье, познании, его возможностях и т.п.

Дело в том, что такого рода заявления, как правило, мотивируются жаждой, потребностью в необычном и экзотическом, стремлением к чуду, тайне, загадочному, сенсационному и т.п. Эта мотивация может быть на­столько сильной, что способна существенным образом деформировать наши способности и орудия познания, особенно чувственно-эмоциональный его спектр.

Иллюзии, галлюцинации, чрезмерные ожидания, экзальтированность, сбои в ощущениях и восприятии, домысливание и т.п. являются частыми спутниками заявлений о паранормальных явлениях. Один из мощных стимуляторов заявлений о паранормальных феноменах скрывается в элементарной жажде наживы, успеха, известности и славы. В условиях рынка практически любая потребность людей обретает меновую стоимость и становится источником обогащения и эксплуатации. В этом смысле сфера паранормальных практик – это своего рода потенциальный или реальный рынок услуг, стремящийся «удовлетворить» вполне естественные стремления людей к здоровью, безопасности, к необычному и т.п.

Часто заведомую ложность утверждений о паранормальном (чудесном, экстрасенсорном, мистичном, связанном с потусторонним и т.д.) пытаются прикрыть требованием догматической веры, в которой никакие обычные научные и рациональные подходы просто неуместны. Так порождается масса иллюзий и заблуждений. Сложность ситуации состоит и в том, что при желании некоторые из верящих в существование той или иной паранормальной реальности могли бы, если бы захотели этого, отделить действительность от иллюзий, обмана и сомнительного, однако, в силу причин психологического характера, они не склонны это делать, находя свое состояние, образ мысли и отношения к паранормальному вполне их удовлетворяющими, ценными, приятными и т.п. Вера в паранормальное становится своего рода знаком ущербного образа жизни, наркотиком, компенсирующим трудности жизни такого верующего. И только чувство юмора и наша терпимость к недостаткам других спасают ситуацию, когда мы общаемся с приверженцами современной эзотерики[2]. Поистине нам нужно воздавать хвалу здравому смыслу и чувству юмора, помогающим нам сохранить человеческое достоинство или обыкновенное благополучие в повседневной жизни.

Хотя большинство заявлений о паранормальных явлениях с трудом поддаются научному, свободному и независимому критическому исследованию, суть отношений к паранормальному, так же как и поведение носителей «паранормальной» информации и их «потребителей» понять несложно. Также очевидны и социальные причины оживлений и спадов в интересе людей к сверхъестественному. Переходные времена, периоды неопределенности в жизни человека и общества, экономическая нестабильность и другие негативные процессы обычно провоцируют интерес ко всякого рода чудесам и заявлениям о сверхъестественном. В этом убеждают многие социологические исследования, которые обнаруживают прямую зависимость интереса к иррациональному и мистическому от благополучия или неблагополучия человека и общества.

Безусловно, каждое отдельное заявление о паранормальном заслуживает специального и конкретного анализа и оценки. Но если паранормальное определять как некоторый класс феноменов, обладающих каким-то общими чертами (о чем мы говорили выше), то наша рациональность, здравый смысл и скепсис не могут не подсказать нам, что в первом своем приближении паранормальное представляет собой, чаще всего, причудливую смесь действительных фактов и процессов с различными верованиями и мифами, эксплуатирующими человеческое стремление к неожиданному, невероятному и чудесному, с фантазиями, заблуждениями и иллюзиями.

Ввиду своего неопределенного, двойственного статуса паранормальное имеет весьма сомнительную ценность. Можно сказать, что утверждения о паранормальных феноменах, также как и «паранормальные» практики суть квазиценности. В конечном счете – это либо полная иллюзия, ошибка или обман, либо явление, которое имеет под собой вполне естественные причины, которые обнаруживаются в ходе критического научного исследования. И тогда статус псевдоценности паранормального трансформируется либо в антиценность, если это ошибка, иллюзия или шарлатанство, либо в ценность, если мы находим его реальные причины и получаем надежное и достоверное знание того, что вначале было объявлено как паранормальное, сверхъестественное или мистическое.

Вопросы к теме:

1. Назовите основные типы заявлений о паранормальных феноменах.
2. Каковы основные смыслы понятия «паранормальное»?
3. Почему важно делать различие между фактом заявления о паранормальном феномене и содержанием этого заявления?
4. В чем состоят особенности научного расследования заявлений о паранормальных феноменах?
5. Каковы мотивы заявлений о паранормальных феноменах? Назовите психологические и социальные причины распространения паранормальных верований

Примечания

1] Открытое совместное письмо… / В кн. Кругляков Э.П. «Ученые» с большой дороги-2, с. 317.
[2] Эзотерический (от греческого esótericós – внутренний) – тайный, сокровенный, предназначенный и понятный только посвященным, верующим в особого рода знания, сверхъестественные способности и умения.