Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

§ 1. "Советологические" исследования религиозной философии. Структурные и методологические аспекты.

Попытки использовать религиозно-модернистское и особенно антикоммунистическое наследие русских фи­лософов-идеалистов начала XX в. усилились после вто­рой мировой войны в связи с обострением кризиса всей империалистической системы и началом эпохи «хо­лодной» войны. Большинство положений «нового рели­гиозного сознания» прямо или косвенно включено во все звенья и уровни многоотраслевой антикоммунистической «индустрии». Чтобы лучше понять конкретные приемы использования «советологией» русской религиозной фи­лософии начала XX в. в современной борьбе идей, необ­ходимо прежде определить место наследия богоискателей и веховцев в антикоммунистической идеологии империа­лизма, выступающей в качестве метауровня по отноше­нию к специальным исследованиям русской религиозно-идеалистической мысли на Западе.
В целом обращение «советологов» к богоискательско-веховскому наследию имеет своей целью в области вну­тренней идеологической политики внедрить и закрепить воззрения русских мистиков в сознании западного чита­теля и тем самым извратить его восприятие СССР и мар­ксизма-ленинизма; во внешнеполитической области — «теоретически» подкрепить антисоветские пропагандист­ские доктрины, оказать негативное влияние на мировоз­зрение советского человека, подорвать идеологическое и морально-политическое единство нашего общества. Суще­ственным аспектом внешнеполитической пропаганды антикоммунизма является распространение религиозной идеологии, попытки оказать воздействие на верующих и церковь в СССР с помощью религиозно-модернистских доктрин «нового религиозного сознания».
 
Идейное родство буржуазных «экспертов» по «духов­ному возрождению в России начала века» с остальными антикоммунистами обеспечивается тождеством их конеч­ных целей, сходством в понимании ими своих идеологи­ческих задач. Для «советологических» исследований рус­ского идеализма эти задачи состоят в пропаганде анти­научных религиозно-мистических идей, в борьбе с мате­риалистической традицией в России, в конструировании извращенных концепций происхождения ленинизма, в фальсификации мировоззренческих основ революционно-освободительной борьбы, в искажении практики социа­листического строительства в нашей стране.
 Являясь главным идейно-политическим оружием им­периализма, современный антикоммунизм обладает мощ­ной материальной базой, разветвленной институциональ­ной структурой и многообразными средствами идеологи­ческого и психологического воздействия. По отношению к антикоммунизму «советология» выступает как его непосредственная идеологическая основа, а «советоло­ги» — как главные поставщики антикоммунистических идей. По отношению к «советологии» антикоммунизм — это ее проявление в области образования, воспитания, идеологии, профессиональных исследований марксизма-ленинизма и мировой системы социализма. Антикомму­низм — это идеология, социальная и политическая прак­тика международного империализма и реакции, имею­щая целью идейную, политическую и экономическую борьбу с Советским Союзом, мировой социалистической системой, коммунистическим и рабочим движением, все­ми демократическими и прогрессивными силами совре­менности.
 
Практика антикоммунизма позволяет говорить о су­ществовании двух основных рядов понятий для его обозначения. Первый включает такие понятия, как «анти­коммунизм», «антисоветизм», «антисоциализм», «анти­марксизм» и «антиленинизм». Второй — термины «сове­тология», «марксология», «ленинология», «кремленоло­гия», «коммунизмоведение». Между этими двумя типами понятий существует определенная связь и координация. Если первый имеет в виду и идеологический и практико-политический аспекты антикоммунизма, то понятия вто­рого ряда характеризуют собственно идеологические («теоретические» и мировоззренческие) основы антиком­мунизма. Термины «антикоммунизм» и «советология» являются обобщающими для соответствующих рядов «измов» и «логий». Так, например, антисоветизм, являясь неотъемлемой частью антикоммунизма в целом, концен­трируется на борьбе с СССР, «марксология» объединяет «советологов», специализирующихся на фальсификации наследия Маркса, и т. п.
 
«Советология», как таковая, представляет собой некоторую системообразную смесь разноплановых и проти­воречивых идей и концепций, которую можно определить как «эклектический плюрализм» и при рассмотрении которой невозможно ограничиться единым принципом систематизации и оценки. Ввиду крайне аморфного ха­рактера объекта нашего анализа лучшим способом его исследования представляется комплексный подход.
 
Практически он принят в советских работах по критике анти­коммунизма. Так, в монографии Б. А. Шабада «Кризис идеологии антикоммунизма» (М., 1973) дается анализ антикоммунизма с точки зрения социально классовых основ и политических различий его ве­дущих направлений; различаются политические, идеологические и психологические аспекты антикоммунизма, вскрываются методологи­ческие пороки антикоммунизма как ложного сознания. В книге И. Т. Якушевского «Диалектика и советология» (Л., 1975) также реализуется комплексный подход и наряду с анализом классовых, методологических и институциональных основ «советологии» предла­гается критерий для выявления ее внутреннего структурного деления. Этим критерием, по мнению И. Т. Якушевского, является «сам объ­ект исследования «советологов» — либо революционная практика, ли­бо сама теория» (Указ. соч., с. 24).
 
«Советология» занимает особое место в исследова­тельско-пропагандистской практике антикоммунизма, подразделяясь на три уровня: эмпирический, теоретиче­ский и практический. На уровне эмпирическом работает основная масса «советологов» узкого профиля: историки, экономисты, юристы, политологи, социологи, философы и т. п. Их продукция — чаще всего специальные иссле­дования отдельных областей прошлого и настоящего СССР. Они рассчитаны не столько на массового читателя, сколько на гуманитарную интеллигенцию и «советологов-теоретиков», которые опираются на эти изыскания и используют их в качестве полуфабрикатов для конструи­рования обобщающих доктрин политического либо эко­номико-стратегического характера. Такие исследования создаются обычно ведущими «советологами» и играют двоякую роль. С одной стороны, они служат непосред­ственным источником идей для руководящих кругов империалистических стран, с другой — главные выводы этих работ внедряются в общественное сознание через средства массовой пропаганды. Прямым исполнителем этой роли является бесчисленная армия буржуазных ком­ментаторов и журналистов, не считающих себя «совето­логами» (на это звание претендуют лишь те из них, кто работает либо работал в социалистических странах), но которые используют как «советологические» полуфабри­каты эмпириков, так и. широковещательные обобщения и рецепты, предлагаемые «теоретиками».
 
В рамках этой объективно существующей структуры те «советологи», которые работают с мировоззренческим наследием русской религиозной философии начала XX в., выступают по преимуществу на первом эмпирическом уровне «разделения труда» в идеологической системе антикоммунизма. К их числу принадлежат Е. Аллен (E.Allen — США), Дж. Вернхем (J. Wernham — Канада), М. Дави (М. Davy — Франция), Л. Кэн (L. Cain — Фран­ция), С. Калиан (С. Calian -- США), О. Кларк (О. Clarke — Англия), Г. Каталфамо (G. Catalfamo — Италия), Е. Ламперт (Е. Lampert — США), Д. Лоури (D. Lowrie — США), Б. Мартин (В. Martin — США), Ф. Нучо (F. Nucho — США), Р. Поджоли (R. Poggioli -США), Е. Порре (Е. Porret — Франция), Р. Рёсслер (R. Rössler — ФРГ), Д. Ричардсон (D. Richardson - США), С. Стольпе (S. Stolpe — Швеция) и многие дру­гие. Имеется особая группа «советологов», которые счи­тают себя знатоками и богоискательства и марксизма-ленинизма и которые являются авторами обобщающих публикаций. Это — Дж. Биллингтон (J. Billington -США), Г. Барч (G. Barch — ФРГ), В. Гердт (W. Goerdt — ФРГ), Г. Дам (Н. Dahm — ФРГ), Р. Деджордж (R. De George — США), М.Б.Зелдин (М. В. Zeldin — США), Н. Зернов (N. Zernov — США), Дж. Клайн (G. Kline-США), Дж. Скенлен (J. Scanlan — США), Дж. Эди (J. Edie — США) и др.
 
Благодаря усилиям как первых, так и вторых идеи русских мистиков в препарированном и трансформиро­ванном виде используются практически всеми ведущими идеологами антикоммунизма: 3. Бжезинским, И. Бохень­ским, Г. Веттером, Р. Левенталем, В. Леонхардом, Г. Маркузе, Р. Таккером, А. Уламом, С. Хантингтоном, Р. Пайпсом и др.
 
Большинство «советологов», специализирующихся по проблемам русского религиозного идеализма, принадле­жат к клерикальной ветви антикоммунизма и придержи­ваются того или иного направления буржуазной филосо­фии. Среди них выделяется группа неотомистов: Бохень­ский, Веттер, Деджордж, Клайн, Блейкли и др.
 
В качестве важной черты «советологии» как социального явления необходимо назвать ее «географический» аспект. География «советологии» сегодня — это соответ­ствующие центры США (только в этой стране их насчи­тывается более двухсот), ФРГ, Англии, Канады, Фран­ции, Италии, Швейцарии и других капиталистических стран, ее заметной тенденцией является ускоренная ин­тернационализация. Ведущая периодика антикоммуни­стов, так же как и их «научные» организации и общества, объединяет антисоветчиков различных стран, а такие периодические издания, как, например, «Советика» («So­vetica»); журналы «Исследования советской мысли» («Studies in Soviet Thought») и «Сравнительные иссле­дования коммунизма» («Studies in Comparative Commu­nism») носят международный характер. Известно, что кооперация «советологов» находит свое выражение и в организации международных семинаров и симпозиумов, многие из которых целиком посвящаются русской рели­гиозной философии.
 
При переходе к анализу методологических и концеп­туальных основ ассимиляции Западом наследия русских религиозных идеалистов начала XX в. следует прежде всего указать на два коренных философско-методологи­ческих порока «советологии» — идеализм и метафизич­ность. Каждый из них имплицитно содержит и на прак­тике влечет за собой серию новых методологических изъ­янов. В процессе обработки «советологами» русского религиозно-философского наследия их принадлежность к идеализму ведет к абсолютизации идей «нового рели­гиозного сознания», к попыткам принизить значение рус­ской материалистической традиции, марксистско-ленин­скую философию. Идеалистические предпосылки «совето­логии» обрекают ее адептов на исторический идеализм, что выражается в подмене объективных законов развития общества (и прежде всего его базиса) «русским духом», «судьбой», «душой России» и т. п. Метафизичность (анти­диалектичность) приобретает в «советологических» изы­сканиях такие конкретные формы, как антиисторизм, ни­гилизм, механицизм, субъективизм, объективизм, эклек­тизм и софистика. Метафизический способ мышления усугубляется у «советологов», обращающихся к богоиска­тельским идеям, религиозностью. Она окрашивает их методологию иррационализмом прагматистского, экзи­стенциалистского либо неотомистского типа.
 
Каждый из этих пороков входит в качестве составных компонентов в определенные фальсификаторские спо­собы препарирования и интерпретации идей и доктрин. Все эти способы можно обозначить одним общим поня­тием «фабрикация». Она состоит в выработке конкрет­ного типа фальсификаторского описания, объяснения и оценки на основе комплекса ложных методов анализа, собственных воззрений «советолога» и его специализа­ции, а также особенностей его классово-политической ориентации.
 
Фабрикация включает в себя примитивизацию и сме­шение истинных фактов и положений с вымышленными, подтасовку оценок и характеристик и приписывание этих фальсифицированных конструкций мыслителям, которые не имеют к ним никакого отношения. Особенно часто этот прием используется в случаях неправомерного при­писывания религиозной точки зрения русским материа­листам и марксистам.
 
Фабрикации присуща вивисекция, т. е. искусственное отсечение тех или иных сторон воззрений философа или аспектов философского течения, и столь же фаль­сифицирующий «синтез», когда взгляды несовместимых мыслителей рассматриваются как родственные. Такого рода фабрикации осуществляются в ходе неправомер­ного членения истории русской философии на славяно­фильское и западническое направления, рационалистиче­скую и иррационалистическую традиции и т. п. Вообще говоря, фальсифицирующий синтез — этот методологиче­ский инструмент «советологии» — имеет довольно много вариантов применения. Он может состоять в синтезе ми­ровоззрения того или иного мыслителя с идеями его пред­шественников (либо псевдопредшественников), с одной стороны, с другой — с идеями его последователей или эпигонов, т. е. он может быть ретроспективным или «пер­спективным». Ретроспективными или обращенными в бу­дущее часто оказываются и фальсификаторские экстра­поляции «советологов». Экстраполяция в данном случае является размытой формой «синтеза», ибо если послед­ний предполагает сочетание однопорядковых феноменов (идей, философских систем и т. п.), то в процессе экстра­поляции взгляды отдельного богоискателя или же идеи «нового религиозного сознания» накладываются на рус­ское историческое прошлое либо на будущее человечества, порождая тем самым ложные исторические кар­тины, различные мессианистские и эсхатологические антиутопии. Наряду с вивисекцией и синтезом фабрика­ция включает в себя прием противопоставления. Он реа­лизуется в аспекте альтернативы «идеализм — материа­лизм» с целью доказательства «богатства» и «оригиналь­ности» религиозной философии.
 
Применение «советологической» методологии, приемов фабрикации в области «освоения» конкретного содержа­ния русской религиозной философии начала XX в. ведет к формированию ряда концептуальных моделей. Это «советологически» препарированные богоискательские построения, среди которых наиболее интенсивно эксплуа­тируются доктрины «русского духовного возрождения», русского коммунизма», мессианистские и эсхатологиче­ские историософские схемы (например, бердяевский миф о «новом средневековье»), спекуляции по поводу «рус­ской души», ее «метафизики» и «метапсихологии». Здесь же рождаются и теории «взаимного обогащения», «допол­нения» и «созвучия» русских и западных школ идеализма и мистики. (Различные идеи на этот счет развивают Дж. Скенлен, Дж. Эди, М. Б. Зелдин, В. Гердт, Г. Дам, Ч. Хартшорн и др.)
 
Наконец, на уровне глобальной стратегии антиком­мунизма «советология», связанная с изучением и пропа­гандой богоискательства, находит свое выражение в идео­логическом, политическом и социально-психологическом аспектах. В сфере идеологии и политики «советологи-тео­ретики» используют идеи, поставляемые «эмпириками», для обоснования теории «исключительности» России (как «темного» и «иррационального Востока»), доктрины пре­емственности русского религиозного мессианизма «рус­ским коммунизмом», концепции «традиционного совет­ско-русского деспотизма» и т. п. Все эти заимствования и модификации производятся уже совсем не во имя апо­логии какого-либо «религиозного ренессанса», а во имя доказательства «извечной» враждебности России Западу, «угрозы мирового коммунизма» и т. п. С этой целью в психологическую пропаганду антикоммунизма включа­ются мифы о «мессианизме» и «экстремизме» «русской души», рассчитанные на выработку негативных стереотипов по отношению к СССР.
 
Известно, что современная «советология» включает в себя сотни институтов и центров, тысячи «исследова­тельских» и учебных программ, на антикоммунизм рабо­тают сотни «экспертов» в развитых капиталистических странах, библиографии по антикоммунизму насчитывают тысячи названий. Естественно, что в рамках настоящей работы невозможно дать исчерпывающее фактическое подтверждение классификациям и анализу методологи­ческих приемов «советологии», о которых говорилось выше. Однако, на наш взгляд, будет весьма полезным рассмотрение некоторых типичных «советологических» изысканий, в которых отражаются основные методологи­ческие пороки «советологии» и метаморфозы ее мировоз­зренческих и идеологических установок.