Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

II. В космосе человеческого духа

 

II. В КОСМОСЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ДУХА 

Теперь нам предстоит стартовать в ту реальность человека, которая является для него одновременно и самой близкой, и самой труднодоступной. Я имею в виду то, что обычно называется внутренним миром личности. Именно в нем мы должны отыскать созвездие под названием Гуманность.

Внутренний мир человека исключительно сложен и богат как по своему содержанию, уровням и формам, так и по своей динамике, происходящим в нем изменениям, внутренним коллизиям и событиям. Но, возможно, главное, он неисчерпаем по своей глубине, он бесконечен и по масштабу инстинктивного, интуитивного, эмоционального, мысленного охвата им всего и вся, т.е. и самого человека, и общества, и природы и даже того, чего не бывает в окружающем нас мире. Ведь именно в нем рождаются надежды, мечты и фантазии, идеалы и грезы, именно в нем возникают замыслы гениальных художественных творений, философских, политических и религиозных утопий. Здесь сочетается несочетаемое, реальное и нереальное, здесь нет объективного пространства и времени, но именно здесь отражаются и подвергаются всесторонней обработке физические, биологические, социальные и теоретические миры. Во внутреннем мире человека и дружат и соперничают строгие формулировки математики и прихотливый дух поэзии, четкие дефиниции юридических императивов и иррациональные тревоги перед лицом неизвестности, трагедии и смерти.

Как же разобраться в этом причудливом калейдоскопе хаотического и космического, спонтанного и детерминированного, единичного, неповторимого и всеобщего, бесконечного? Философы, психологи, антропологи, социологи, представители многих других областей науки стремятся постигнуть внутреннюю реальность человека, сделать ее понятной. Можно сказать, что какие-то маячки, вехи, просеки, ориентиры и приметы ими здесь обозначены, что-то обжито и опознано на этом «Салярисе», что-то осмыслено, о чем-то мы стали догадываться. Как кажется, человек все лучше осваивает эту область своего существования.

1. Структура внутренней вселенной

С целью понимания внутреннего мира человека его обследуют с различных точек зрения, тем более и сам он многомерен и как бы предполагает именно такое комплексное и многостороннее изучение и [49] представление о себе. Отнюдь не претендуя на исчерпывающее перечисление всех аспектов внутреннего мира личности, я все-таки обратил бы внимание на такие его измерения и динамики.

1. «Вертикаль»: Я — сознание — самосознание — самосамосознание...

2. Слои архетипического, глубинного в человеке, выше — инстинктивного, эмотивного (эмоционального), сознательного (рационального, логического) и отрефлектированного, т.е. создаваемого сознанием, обращенным на самого себя.

3. Комплекс содержательных форм или областей сознания человека: нравственное, юридическое (правосознание), экономическое, эстетическое, научное, религиозное, философское, политическое, экологическое, паранормальное и другие сегменты сознания.

4. Различные степени и уровни зрелости этих форм сознаний, в зависимости от чего различают безотчетное или обыденное сознание и сознание, осознающее свое содержание, культивирующее его порядок и ясность, т.е. констатирующее и осмысляющее себя сознание.

5. Объективное и субъективное содержание сознания: скажем знание о природе и обществе, полученное в результате обучения и опыта и личные, субъективные переживания человека.

6. Окрашенность внутреннего мира человека его сексульной ориентацией. Очевидно, что восприятия и оценки человека в определенной мере зависят от пола, и потому женское, мужское и андрогинное (бисексульное) начала индивида накладывают свою печать на сознание и мировоззрение личности.

7. Двойственность реальности и ценностей внутреннего мира. Типы этих двойственностей разнообразны. В нашем сознании сосуществует и различным образом взаимодействует то, что признается нами как существующее и то, что мы рассматриваем как должное, таким же образом мы различаем в себе (как и вне себя) истинное и ложное, доброе и злое, прекрасное и безобразное, справедливое и несправедливое... Такая «дихотомичность», своеобразная внутренняя полярность — естественное качество любого сознания.

8. Вместе с полярностью такого рода в человеке живут реальности, воспринимаемые и оцениваемые им по тройственному критерию: человечность — внечеловечность (нейтральность) — античеловечность или: полезность — бесполезность (ненужность) — вредоносность и т.д.

9. Отражения человека в себе, в своем собственном мире и усмотрение в нем себя как «многоэтажного» существа, т.е. он в состоянии осознавать и переживать себя как физическую, космическую, [50]биологическую, физиологическую, экологическую, психологическую, нравственную, социальную, религиозную и метафизическую реальность.

10. Не менее удивительна и сложна «геометрия» и качества «границ» нашего внутреннего мира. Ему присуща большая или меньшая открытость в том или ином отношении; он может быть обращен по преимуществу на самого себя или, напротив, на окружающую его действительность; проницаемость границ личности также различна: один человек легче внушаем и раним, другой более замкнут и «непробиваем». К этому следует добавить, что и границы внутреннего мира человека также весьма многообразны. Один человек раскладывает «по полочкам» свои принципы и стили поведения, никогда не смешивая их, другой может легко совмещать в единое целое свои взгляды, скажем, на общество и на природу, синтезировать свои дарования и мигрировать из одной плоскости сознания — в другую. Мир такого человека пластичен и динамичен, его внутренние границы прозрачны, содержание его знаний, его переживания и чувства постоянно перемещаются, сочетаются и пульсируют вокруг как будто неподвижной и сияющей точки: его собственно я. Однако в любом случае — будет ли наш внутренний мир скорее статичным и четко структурированным, либо наоборот — динамичным, совместимым и взаимопроницаемым с точки зрения его различных содержаний, форм и уровней, — наше Я, каждый из нас как личность обеспечивает единство этого мира, прежде всего как единство сознания, его принадлежность этому Я как своему носителю и координатору.

Заговорив о Я в его отношении к своему собственному внутреннему миру, мы приблизились к более сложным характеристикам этого мира, точнее к типам отношений между Я и его миром. Грубо говоря, с психологической точки зрения эти отношения могут быть какими угодно, человек может быть всегда в ладу, в согласии с самим собой, или, наоборот, быть постоянно недоволен, неудовлетворен собой (точнее своим внутренним миром), один человек всю жизнь держится раз и навсегда принятых принципов, другой меняет свои убеждения. И это отнюдь не означает, что он беспринципен. Беспринципный человек — это человек одного неизменного принципа — именно беспринципности (цинизма, равнодушия, распущенности — все это спутники или синонимы беспринципности как принципа, хотя, видимо, и редко формулируемого своими носителями). Человек, искренне, отнюдь не по прихоти, а иногда и вопреки желанию, в условиях внутреннего кризиса меняющий свое мировоззрение, — явление далеко не уникальное. Большинство из нас так или [51]иначе меняют свои взгляды на жизнь, и то, что мы в состоянии меняться, скорее благо, чем зло, если эти изменения искренние и естественные, а не фальшивые и чисто внешние. Таков один из способов нашей адаптации к изменениям, происходящим везде и всегда.

Духовная эволюция человека, сама ее возможность позволяют нам увидеть еще один «срез» внутреннего мира человека.

11. Отношение нашего Я к внутреннему миру может быть, условно говоря, «гелеоцентричным» и «геоцентричным». Другими словами, Я может выступать и выступает в качестве Солнца, вокруг которого вращаются звезды и которое силой своего притяжения удерживает их вокруг себя. Но в отличие от Солнца наше Я может, кроме того, свободно облетать свои планеты (т.е. различные области своего внутреннего мира). В самом деле, наше Я удивительно подвижно в своем внутреннем мире. Подобно стреле с немыслимой скоростью мы переносимся из областей наших представлений о природе в область нравственных отношений, из области данного в область желаемого... Мы пронзаем наши собственные миры молниеносно, свободно, мятежно, беззаботно и по великой необходимости, и с радостью и с сожалением... Музыкально этой ситуации соответствует слово «полифония». Наш внутренний мир полифоничен, разнокачественен. Существует относительная автономия его планет, созвездий и галактик. Но и это еще не все.

12. Во внутреннем мире человека далеко не всегда понятным нам образом соцарствуют полифония и какофония, гармония и дисгармония, хаос и космос, пересекаясь, взаимопревращаясь, соседствуя, враждуя, аннигилируя, исчезая и возрождаясь вновь. Понятнее всего психологический уровень этой динамики. Когда мы встречаем выражения типа: «буря сомнений поднялась в его душе», или: «он был обуреваем противоречивыми желаниями», то, в принципе, ясно, что имеется в виду. Сложнее осмыслить ситуацию, когда в нас сталкиваются наши собственные, но различные мировосприятия или оценки фундаментальных принципов. Коротко говоря, в человеке, особенно в состояниях так называемых пограничных ситуаций рушатся и возникают из ничего целые миры, галактики ценностей и опыта, любви и ненависти, новые пространства смыслов и бессмысленности.

13. Мир человека вмещает в себя, открытым образом объемлет собой существующее и несуществующее, известное и неизвестное. Как очевидная и несомненная для нас внутренняя реальность он предстает перед нами в особого рода смешанном, хаосокосмическом единстве бытия и небытия, рационального и иррационального, осознаваемого и бессознательно проявляющегося... К этому следует добавить, что в [52]  человеке бытуют и такие, казалось бы взаимоисключающие реальности, как действительное и возможное, вероятное и невероятное (например, желание), данное, существующее и потенциальное, должное.

14. Еще один глубинный феномен нашего внутреннего мира — это способность Я, личности к расщеплению, которое не ведет к ее раздвоению в патологическом смысле, но создает возможность внутреннего диалога человека с самим собой, позволяет выявить « субатомную» структуру этого Я.

15. Мир человеческого духа можно различать с точки зрения его формы и содержания, его психологической, эмоциональной, геронтологической, этнической окрашенности, с точки зрения типа нервной деятельности (темперамента), наследственности или генезиса, степени его спонтанности и детерминированности, совершенства (богатства) содержания, степени единства с поступком, поведением, практикой субъекта этого внутреннего мира, по доминированию в нем той или иной его содержательной, формальной, эмоциональной или какой- либо иной компоненты. Мир человеческого духа подобен поляне, на которой произрастает то, чему в силу невероятно причудливой комбинации внешних и внутренних обстоятельств удалось выжить и расцвести, реализоваться. На этой же поляне мы можем увидеть и чахлые создания наших нераскрытых качеств, упущенных возможностей и затоптанные нами или выжженные огнем « пришельцев» извне участки нашего внутреннего мира, на которых, вероятно, уже не проклюнутся те или иные наши дарования и способности. Более того. На этой « поляне» мы можем увидеть и нечто благоприобретенное, и такое, чего мы не хотели бы иметь и видеть, и которое тем не менее является либо нашим, родным, либо привнесенным извне и нам внутренне чуждым. Как видим, внутренний мир человека исключительно богат и многогранен, он не менее, а возможно более сложен, чем мир природы и мировой культуры человечества; он абсолютно реален, тверд, неизменен в своей сердцевине, ярок, вместе с тем этот мир не физичен и не биологичен, в определенном смысле он неуловим, безграничен, необозрим в целом и даже зыбок. Точек зрения на него может быть неопределенно много и каждая из них дает несколько иную картину этой внутренней реальности личности. Не случайно для характеристики этой сложной и уникальной реальности употребляют слова « микрокосм», «малая вселенная» и т.п. В этой вселенной, которую мы знаем все еще так мало, происходит броуновская динамика реальностей, разворачивающаяся по принципам анализа и синтеза, дедукции и индукции, утверждения и отрицания, интуиции и гипотезы, забывания и [53]припоминания, катарсиса, воображения и творчества, скепсиса, непротиворечивого дискурса, диалектики и антиномизма...

Не заботясь слишком о каком-то едином, конкретном и респектабельном критерии реконструкции духовного мира человека, я и стилистически этим свободным перечислением измерений внутреннего мира хотел показать прежде всего естественное положение вещей, составляющих содержание и качества духовной реальности человека или, как говорили прежде, — души. Вместе с тем я сознаю то обстоятельство, что предложенные мною 15 пунктов различных ее характеристик трудны для понимания, поскольку их достоверность не подкреплена здесь специальными научными доказательствами. Однако в ходе дальнейшего изложения материала, я думаю, некоторые из высказанных утверждений будут разъяснены более подробно. Теперь мне нужно вернуться и дать комментарии к некоторым из перечисленных мною пунктов.