Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

VIII. Ценности гуманизма

В отличие от человеческих качеств, т.е. свойств, способностей черт, присущих собственно человеку, область существования ценностей более обширна. Ценность связана не только с человеком и его внутренним миром, но и с другими людьми, обществом, и даже с другими субстанциальными реальностями. Вместе с тем ценность как таковая не существует без оценки и оценивающего, т.е. без человека. Таким образом, все объективные ценности фактически являются субъектно-объектными, поскольку без человека оценивающего, и тем самым конституирующего ценность, они не существуют. Конституируя, устанавливая и тем самым как бы превращая определенный феномен в ценность, человек одновременно придает ему положительное или отрицательное значение либо, кроме того, если речь идет о ценностях субъектных, ценностях внутреннего мира человека, — нормативный, регулятивный и предписывающий (прескриптивный) смысл. Куртц определяет ценность «как предмет или цель какого-либо интереса, желания или потребности человеческого существа».

Ценность — достаточно своеобразный вид реальности. Она не субстанциальна и не абсолютна как человек, общество, бытие, ничто и неизвестность, а релятивна и всегда существует — если это объективная ценность — «между», точнее на стыке человека с другими реальностями. Ее основой могут быть материальные объекты, небытие, социум, но в любом случае она обретает свой соответствующий статус при потенциальном или действительном бытии оценивающего субъекта, т.е. человека. Ценности возникают в процессе оценки, поэтому как таковые они обладают особого рода существованием — они существуют только тогда и где, когда, где и для кого они что-то значат. Значимость — специфическая форма существования ценности. Ценность как таковая (но не ее основа) не объективна и не субъективна в смысле произвольности или чистой психологичности, поскольку она всегда связана с какой-то субстанциальной реальностью. Судя по всему, абсолютно все ценности имеют или могут иметь объективный и транссубъективный характер, хотя бы в силу возможности самих транссубстанциальных коммуникаций. Это значит, что они могут обладать и обладают нормативными функциями и иметь значение ориентиров, установок для индивидуальных и коллективных суждений и поступков. Поскольку оценка связана у человека с целями, желанием, идеалами, стремлениями, интересами и т.д., то ценность включает в себя телеологические [182] (целесообразные или  целевые), регулятивные и нормативные компоненты. Ввиду универсальности областей существования ценностей, существует невероятное множество ценностных классификаций. Разли- чают моральные, познавательные (научные), эстетические, юридические, политические, мировоззренческие (философские), религиозные, экономические, экологические ценности. Ценности разделяют на материальные и духовные, личные и коллективные. Для гуманистического сознания главным их критерием является наличие в них гуманности или их способность позитивным образом сочетаться, входить, интегрироваться с человечностью человека. Отсюда вытекают два простых следствия: (1) область антигуманного в человеке не может быть областью человеческих ценностей, но, напротив, обретает в свете оценки негативный, антиценностный смысл; (2) области гуманных и нейтральных человеческих качеств суть области гуманистических ценностей. Общей чертой гуманистических ценностей является то, что все они обретают свой статус в результате их оценки по критерию «человечность или античеловечность». Всё соответствующее или не противоречащее критерию человечности становится ценностью гуманизма как мировоззрения и образа жизни. Я выделяю следующие области гуманистических ценностей: ценности экзистенциальные, непосредственно связанные с самой жизнью личности; ценности общесоциальные; ценности политические; ценности юридические; нравственные ценности; ценности познания; эстетические ценности. Далее это особая категория ценностей, которые я называю вероятностными ценностями транссубстанциальных коммуникаций. К ним непосредственно примыкают ценностные предположения относительно объективных субстанциальных реальностей. Кроме того, в этом контексте имеет смысл говорить об антиценностях как таких реальностях, отрицательное значение которых заключено в их античеловечности. Такого рода антиценности бытуют в пространстве по меньшей мере двух реальностей — человека и общества.