Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

Природа философского знания

2. Социально-антропологические корни  философского сознания.  Природа философского знания

Выше мы отметили, что философия решает три блока вопросов. Первый, который мы вкратце определили как «что есть бытие?», рассматривает специальная философская дисциплина или раздел философии – все зависит от понимания структуры философии – онтология. Чтобы ответить на данный вопрос, философия обращается за помощью к науке, но и не только к науке. Поскольку человек тоже есть часть бытия, находится внутри его, а не во вне, то бытие становится человеческим бытием, наполняется смыслом, духовностью. Поэтому философия не в состоянии решить первый блок вопросов, опираясь исключительно на науку.

Второй, связанный с проблемой субъекта, имеет прямое отношение к проблеме человека. Весь комплекс вопросов, относящийся к сущности человека, решает философская антропология. Поскольку философию интересует человек, прежде всего как духовно-нравственное существо, она учитывает опыт всех социально-гуманитарных наук и ценностных форм общественного сознания.

Третий блок вопросов касается отношения человека к миру. Из многообразных связей и отношений человека с миром в истории философии всегда выделялось в первую очередь познавательное, исследуемое гносеологией. И это понятно: человек есть существо разумное, мыслящее. Однако живой человек как часть бытия, связанный с миром онтологически, не может свои отношения с миром исчерпать лишь познанием последнего. Его связи богаче, разнообразнее.

Означает ли все сказанное, что существует несколько философских дисциплин, каждая из которых исследует свой круг вопросов, но нет единой философии. Существует ли внутри перечисленных проблем вопрос, который выполнял бы роль системообразующего фактора, объединяющего различные философские дисциплины в единую философию, по отношению к которой все они становились бы ее сторонами, аспектами.

Из огромного комплекса философских вопросов мы выделили бы в качестве такового вопрос об отношении субъекта к объекту, за которым стоит еще более фундаментальный и конкретный – отношение человека к миру.

Впервые классическую формулировку данного вопроса философии дал Ф. Энгельс в своей работе «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии», хотя в той или иной форме этот вопрос ставили до него и другие философы. Приведем энгельсовскую формулировку основного вопроса философии: «Великий, основной вопрос всей, в особенности новейшей, философии есть вопрос об отношении мышления к бытию…». «Высший вопрос всей философии, вопрос об отношении мышления к бытию, духа к природе…»[1]. Учитывая, что нет ни чистого сознания, ни чистого мышления как самостоятельных сущностей, а есть человек мыслящий, сознающий, так же как нет бытия вообще, а существует конкретно-исторический мир, представляющий бытие человека, мы можем переформулировать основной вопрос философии в вопрос об отношении человека к своему миру. И в этом виде он становится основным мировоззренческим вопросом.

Основной вопрос философии, с нашей точки зрения, таковым является не потому, что он делит всех философов на два главных направления – материалистов и идеалистов, не потому, что он якобы предопределяет решение других философских вопросов. И, конечно, не потому, что он исчерпывает предмет философии. Он является основным прежде всего потому, что обусловливает и раскрывает природу философского знания. Поясним наше понимание связи между основным вопросом философии и характером, природой философского знания. Первое, на что мы обратили бы внимание, это исследование философией субъективно-объективных отношений, благодаря анализу которых философия формирует целостную картину мира. Сам предмет философского анализа нуждается в синтетическом знании. Не объект и субъект как таковые, в своей самости и автономности, а их отношение – вот что в первую очередь изучает философия и что делает философское знание объектно-субъектным, научным и ценностным одновременно.

Другой момент, возможно, самый принципиальный и определяющий, связан с объяснением природы самого основного вопроса философии: где его корни, откуда он появляется, из какой человеческой потребности рождается. Ответим сразу: источник основного вопроса философии заключен в дуалистичности человека, в его природе. Мы не можем согласится с В. Межуевым, заявляющим, что «не нужно выводить потребность в философии из какой-то антропологии человека. Нет там этой потребности»[2]. Конечно, непосредственно из природы человека философию не выведешь. Но вопрос-то в другом: где заключен источник удвоения мира, откуда появляется сама проблема отношения мышления к бытию, человека к миру? Почему человек относится к миру, а не просто пребывает в нем?

Человек как разумное, мыслящее существо не может не видеть своего отличия от внешнего мира, не может не отличать своего «Я» от внешнего, иного «Не–Я», прежде всего от природы. И в этом различении, вытекающем из удвоения человеком себя сначала в сознании, а потом и в реальности, уже заключено отношение: человек ставит себя в отношение к окружающему, не сливаясь с последним. В этом и заключается жизненное основание великого вопроса философии: в дуалистичности, дихотомичности природы человека. И, наоборот, как замечает Маркс, «животное не «относится» ни к чему и вообще не «относится»; для животного его отношение к другим не существует как отношение»[3]. Проблема отношения мышления к бытию, человека к миру возникает в повседневной чувственно-предметной деятельности, в практической жизни человека. Философский характер она принимает тогда, когда становится предметом специального рассмотрения античными мыслителями.

Энгельс не случайно назвал этот вопрос основным вопросом всей философии, то есть философии как таковой. Его может не решать тот или иной философ, но философия в целом не может обойтись без решения данного вопроса, поскольку она должна хотя бы для самой себя уяснить свою собственную сущность. К сожалению, в учебной литературе основной вопрос ставится абстрактно, декларативно, а подчас и с идеологическим подтекстом, без выявления его генетических корней, многообразия форм. Но самое существенное в другом: иногда полагают, что именно основной вопрос философии определяет предмет философии и сохраняет ее преемственность. В то время как он важен для решения проблемы природы самого философского знания.

Основной вопрос философии, сформулированный как вопрос об отношении человека к миру, приобретает конкретный характер, становится содержательным, богатым по смыслу.

Прав был Фейербах, писавший:«Единство бытия и мышления истинно и имеет смысл лишь тогда, когда основанием, субъектом этого единства берется человек»[4].

На протяжении истории философии изменялись представления о бытии: бытие как природа; бытие как чувственно-предметный мир; бытие как вторая реальность, очеловеченный мир. Менялись и представления о мышлении: мышление как сознание; мышление как сознательная деятельность; мышление как человеческая субъективность; мышление как духовный мир человека. Вследствие этого изменялись и формы их взаимоотношения.

По мнению В. Шинкарука, история философии выявила следующие формы основного вопроса философии:

I. природа àчеловек àмышление àприрода;

II. природаàчеловекàмышление àобщественная жизнь;

III. мышление àпредметная деятельностьàприрода;

IV. мышление àпредметная деятельность àпредметный мир;

V. предметная деятельность àчеловекàпредметный мир очело­ве­ченой природыàмышлениеàприрода[5].

Каждая из этих форм основного вопроса философии соответствует определенному большому периоду в истории философии и связана с тем или иным доминирующим философским течением. Так, IV форму основного вопроса философии В. Шинкарук связывает с философией Гегеля, а V – с именем Маркса.

Для Гегеля исходным является мышление (Разум), оно предшествует предметной деятельности, которая является реализацией замысла Разума, Идеи. Результатом деятельности оказывается одухотворенный предметный мир.

В марксистской философии исходным началом выступает практика как предметная деятельность, в которой сливаются идеальное и материальное, бытие и мышление. Чувственно-предметная деятельность не вынуждает субъекта выбирать между бытием и мышлением: что первично. Тем самым практика, будучи исходной в реальной жизни и в познании, оставляет открытым вопрос о бытии, «начиная с той границы, где прекращается наше поле зрения»[6].

Итак, природа, особенности философского знания обусловливаются основным вопросом философии, решение которого придает этому знанию целостный характер, так как в нем раскрывается субъектно-объектное отношение: это знание о субъекте, его отношении к миру, самом мире. Таким образом, философское знание является регулятивно-ориентационным, личностно-ценным, мировоззренческим.

Мы объяснили специфику философского знания через основной вопрос философии, а последний вывели путем анализа антропологической сущности человека. По существу, антропологический подход к основному вопросу философии позволяет рассмотреть его в качестве системообразующего принципа, превращающего философию из суммы философских дисциплин в единую систему знания об отношении человека к миру. Тем самым мы сделали еще один шаг, приближающий к ответу на вопрос, что такое философия.



[1] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 282–283.

[2] Философское сознание: драматизм обновления. М., 1991. С. 163.

[3] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 29.

[4] Фейербах Л. Избранные философские произведения: В 2 т. М., 1955. Т. 1. С. 199.

[5] См.: Фейербах Л. Указ. соч. Т. 1. С. 199.

[6] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 43.