Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

2. Философско-мировоззренческие системы Нового времени

2. Философско-мировоззренческие системы Нового времени. Философия и наука

В XVII–XVIIIв. идет формирование парадигмы всей европейской культуры, сохраняющей свое значение и сегодня. Вне этой парадигмы нельзя правильно понять и развитие философии, науки. Сформировавшиеся в XVII–XVIIIвв. принципы научного исследования, правила и стандарты научной практики, кодексы жизни научного сообщества, по существу, сохраняются в качестве базовой модели и в начале XXIв. Общекультурные и научные парадигмы включают в себя не только правила решения новых задач, но также целую систему ценностей, убеждений, мировоззренческих принципов. Знание, составляющее мировоззренческую парадигму эпохи, является ценностно-теоретическим синтезом философских, художественных, религиозно-нравственных идей.

Система вещных отношений не ограничивалась только сферой производственно-экономической, она охватывала все стороны общественной жизни, включая и духовную культуру. Под влиянием характера общественных отношений происходят изменения в науке и философии. Они были поистине революционными, радикально меняли само понятие науки. Говоря сегодня о науке, мы подразумеваем науку европейского типа, исходные, фундаментальные принципы которой сформировались в XVII–XVIIIвв.

Универсальность товарно-денежных отношений привела к тому, что наука тоже становится специализированной отраслью труда: производством специфического товара – знания, имеющего стоимость и цену. Наука сближается с производством, обслуживает его, технические потребности двигают развитие науки гораздо мощнее, чем ее собственная внутренняя логика, логика движения мысли. Рационализация производства, распределения, обмена, общественных отношений, выразившаяся в их регулировании правом, привела к появлению новой формы знания – научно-теоретического, рационально-логического. Сформировался так называемый «канон рациональности». В этот «канон» входят такие элементы, как проверяемость, предсказуемость, доказательность[1]. Научное знание – это точное знание, связанное с математическим описанием и экспериментальной опытной проверкой.

Философы Нового времени рассматривали рациональность как фундаментальный принцип, составляющей основу не только познания, но и всей человеческой деятельности. Можно полагать, что общий вектор развития европейской культуры – ориентация на Разум, на рациональное начало: на рационально организованное производство, на рациональное устройство социальной жизни, на рациональное знание, т.е. на системно-упорядоченную, организованную науку – теоретическое знание.

Поэтому основными признаками научного знания оказывались его самоочевидность, ясность, отчетливость, непосредственность. Все они своим источником имеют Разум. Опираясь на эти начала, считал Р. Деккарт, можно и надо построить полную картину бытия, «вывести объяснение всех явлений природы, иначе говоря, действий, встречающихся в природе и воспринимаемых нами посредством наших чувств»[2].

Под влиянием вещных отношений наука начинает ориентироваться на «позитивные» практические результаты. Чтобы научное знание оказалось востребованным и пригодным в системе товарно-денежного производства, оно должно принять удобную для него форму, пригодную для целесообразного действия: вид формулы, уравнения, схемы, графика, проекта и т.п., то есть принять формализованный вид, пригодный для включения в производство, чтобы начать немедленно функционировать. Таким образом, знание как бы «овеществляется», становится самостоятельной силой, оторвавшейся от процесса научного творчества ученого. Такое производство наука интересует со стороны своего результата, а не со стороны творческого процесса.

В связи с этим возникают и новые формы организации науки. Наряду с университетами стали возникать научные академии, научные общества: наука принимает институциональные формы. В XVIIв. появилось Лондонское королевское научное общество, во Франции и Германии возникают  естественнонаучные общества, стали выходить научные журналы, газеты, вестники (5 января 1665 г. в Париже вышла «Газета ученых» – первое периодическое издание). В этом же году вышел первый номер «Философских протоколов» Лондонского королевского общества. Вводится система патентирования.

В XVIIв. появился новый тип ученого, какого не знала история: ученый, сочетающий научные исследования с изобретательством, с работой на промышленность. Таковыми были Джемс Уатт, Христиан Гюйгенс (физик, математик, механик, изобретатель маятниковых часов), Торричели, Гервей… Можно сказать, что с XVIIв. связано появление новой отрасли науки: экспериментально-теоретического естествознания. Новые научные приборы – барометр, телескоп, воздушный насос – позволили осуществить ряд научных открытий. Научная деятельность теперь становится профессией, за которую ученые получают вознаграждение в виде жалования. Идет рост численности лиц, занятых в науке. В самом общем виде итоговый результат можно сформулировать следующим образом: наука начинает становиться производительной силой. Все это приводит к новому пониманию наукой своего предмета и метода.

В науке Нового времени можно выделить два главных направления: опытно-экспериментальное и математико-логическое (XVIIв. – возникновение алгебры, аналитической геометрии, успехи математического анализа, создание дифференциальных и интегральных исчислений). На базе этих направлений возникли и два метода научных исследований: 1) аналитико-индуктивный с опорой на опыт, эксперимент как исходный материал; 2) математико-дедуктивный. Каждый из методов может служить исходным пунктом научного мышления: эвристические наблюдения естественных явлений, с одной стороны, и математическая абстракция и анализ явлений, с другой.

Индуктивный метод применял Кеплер, этому методу нашли применение в анатомии, ботанике, зоологии. Дедуктивный метод широко применялся при описании физических явлений, вследствие чего механика становилась прикладной математикой. Попутно заметим, что в XVIIвеке частные науки еще не полностью освободились от их связи с философией: они входят в состав метафизики. Поэтому наука Нового времени оказала мощное влияние на философию своей методологией, своим способом мышления, исследования. Маркс и Энгельс писали: «Метафизика XVIIв. еще заключала в себе положительное, земное содержание (вспомним Декарта, Лейбница и др.). Она делала открытия в математике, физике и других точных науках, которые казались неразрывно связанными с нею»[3].

Рационализм – это общая черта науки и философии Нового времени: законы разума, законы познания, мышления, логики и законы природы для них одни и те же, они всеобщи. И хотя наука стремится к ограничению своего предмета, избирая в качестве объекта познания лишь то, что подлежит опытной проверке или математическому описанию, но по сути своей она метафизична: картина природы – это мировоззренческая картина. А научные методы исследования – это универсальные, всеобщие методы всякого разумного познания. Научное знание – это эталонное, образцовое знание, логико-математическая модель законов природы. Спиноза заявлял, что «порядок и связь идей те же, что порядок и связь вещей»[4].

Назначение математики состоит в том, чтобы служить средством описания фактов, обнаруженных в опыте.

С содержательной стороны, научная революция Нового времени ознаменовалась прежде всего научными открытиями, сделанными И. Кеплером (1571–1630 гг.), Г. Галилеем (1564–1642 гг.) и И. Ньютоном (1642–1727 гг.).

Кеплер открыл законы движения планет, он был одним из первых, кто принял гелиоцентрическую систему Коперника. Открытые им законы служили доказательством правильности системы Коперника, переставшей после этого быть гипотезой.

Галилей является основателем классической механики. Ему принадлежит идея инерции, он сформулировал закон свободного падения тел, принцип относительности движения. Велики его заслуги и в астрономии.

Особо следует выделить роль в основании современной науки И. Ньютона. Он, по сути дела, подвел итоги научным открытиям XVIIв., обобщив научные открытия Коперника, Кеплера, Галилея. Ему принадлежит открытие трех основных законов механического движения, из которых двумя первыми он обязан Галилею. Ньютон открыл и сформулировал закон всемирного тяготения. Свою знаменитую работу Ньютон назвал «Математические начала натуральной философии» (1687 г.). Интересно, что другой знаменитый философ и математик Р. Декарт назвал свой труд, посвященный физике, «Начала философии». Ньютон сделал важное уточняющее добавление, строже определив предмет «натуральной философии». «Натуральная философия» – это такая наука, где возможно применение методов математического описания физических явлений, и дифференциальные и интегральные исчисления являются языком математического описания. То есть «натуральная философия», по существу, оказывается механикой, отделившейся от философии, но по традиции все еще называется философией. Эта традиция будет сохраняться долго. Гегель острил по этому поводу: «Ньютон называл свою физику философией природы…У англичан название философии еще и по настоящее время сохранило этот смысл, и Ньютона продолжают там прославлять как философа»[5].

Ньютоновский научный метод представляет собой синтез опытного, экспериментального метода и метода математического описания. Это синтез аналитико-индуктивного метода, идущего от Ф. Бэкона, и дедуктивно-математического, основателем которого был Р. Декарт. Поэтому нельзя согласится ни с Гегелем, ни с Энгельсом, упрекающими Ньютона за голый эмпиризм, за отрицание роли научных понятий в познании. Гегель называл Ньютона «полным варваром в отношении понятий»[6], а Энгельс выразился еще резче, обозвав Ньютона «индуктивным ослом»[7]. Вероятно, они не учли в достаточной мере характер науки того времени, само понятие науки Нового времени. Ньютон не сводил научное знание ни к «рациональному канону», ни к опытно-экспериментальным выводам.

Какие из всего этого следовали философско-мировоззренческие выводы?

Прежде всего революция в естествознании привела к формированию новой картины мира. Законы классической механики и обоснование гелиоцентрической системы опытно-экспериментальным и математическим путем приводили к выводу, что Солнечная система сохраняет свое движение посредством своих собственных законов и своего собственного количества движения, что не требуется никакого внешнего вмешательства. Правда, Ньютону еще казалось, что Бог необходим в качестве источника первого толчка, чтобы привести в движение систему. В дальнейшем необходимость в нем отпадает. Хотя следует отметить, что большинство ученых, включая Ньютона, были людьми религиозными, набожными. Скорее всего религиозность в их мировоззрении выполняла функцию нравственно-этическую. Так, Ньютон, возможно, повторяя Оккама, говорил, что не следует требовать в природе других причин, сверх тех, которые истинны и достаточны для объяснения явлений.

Следующий мировоззренческий вывод, вытекающий из новых научных открытий, касался положения человека во Вселенной. Научные открытия окончательно похоронили прежние представления о Земле как центре Вселенной, и о мире, якобы предназначенном служить человеку. Во всяком случае при построении модели мира, эта цель не должна была учитываться. Но это нисколько не умаляло роли человека в мироздании и не унижало его достоинства; чувство гордости должен был вызывать разум человека, который обязан был все это понять и использовать для своего блага. Разумность человеческой природы вселяла человеку надежду на разумное, т.е. соответствующее законам природы устройство земной жизни. У человека появилась надежда, что Разум воцарится.

Система вещных отношений и революция в естествознании XVIIв. привели к появлению универсальных метафизических и догматических философских систем. К ним относят философию Бэкона, Декарта, Спинозы, Лейбница, Локка, Беркли, Юма… По словам Энгельса, естествознание и философия Нового времени выработали «своеобразное общее мировоззрение», которое можно назвать «метафизическим способом мышления»[8]. Но вместе с тем многие подчеркивают, что XVII–XVIIIвв. – это и кризис метафизики, вызванный развитием науки. Гегель, например, говорит, что «наука и здравый человеческий смысл способствовали крушению метафизики»[9].

Еще парадоксальнее могут показаться высказывания Энгельса. Так, с одной стороны, он утверждает, что Локк создал «положительную антиметафизическую систему», а с другой, «перенесенный Бэконом и Локком из естествознания в философию этот способ понимания (метафизический – Ф.Ц.) создал… метафизический способ мышления»[10].Получается, что Новое время – это и время крушения метафизики, и время ее утверждения, господства. Попробуем разобраться, в чем тут дело.

Термин «метафизика» в истории философии имел несколько значений. Первое значение берет свое начало с Аристотеля, с его «Метафизики», и совпадает с философией как таковой. Традиционно классическая философия стремилась сознательно к тому, чтобы быть именно метафизикой, т.е. знанием универсальным и более фундаментальным, чем то, которое дает научное естествознание. Метафизика, если и не совпадала с философией в целом, то во всяком случае составляла ее главную часть. Метафизика в качестве философии всегда претендовала на то, чтобы быть учением о мире в целом. Независимо от того, как понимался мир, бытие, философия продолжала оставаться знанием о мире в целом. И с этой точки зрения вплоть до Нового времени метафизика (философия) включала в себя и  естественнонаучные знание.

Второе, широко распространенное, значение метафизики – метафизика как  естественнонаучный метод исследования, включающий в себя целый комплекс частнонаучных методов, применяемых в эмпирическом, опытном естествознании: индукция, анализ, сравнение, наблюдение, эксперимент. Благодаря этому методу естествознание добилось многих блестящих результатов. Но перенесенный в философию, т.е. получивший статус универсального, общепринятого во всех науках метода, ставший фактически способом мышления, данный метод привел к метафизическому миропониманию, к метафизическому мировоззрению. Как метод эмпирического исследования он весьма продуктивен. Как философский способ построения всеобщей картины мира он привел к мировоззрению, неадекватно отражающему мир. Главным в метафизическом мировоззрении было «представление об абсолютной неизменяемости природы» (Ф. Энгельс).

Следовательно, третье значение метафизики – метафизика как особый философский способ построения универсальной картины мира, допускающий при этом спекулятивно-умозрительные построения[11]. Упор делается не на опытно-экспериментальные элементы знания, а на логико-рационалистические. Такой метод мы обнаруживаем у Спинозы, Декарта, Лейбница. Когда мы говорим о кризисе метафизики в XVII–XVIIIвв., то мы имеем в виду метафизику в ее первом значении. Кризис состоял в том, что отделившиеся от метафизики положительные науки нашли свои области, сферы бытия, на которые раньше претендовала метафизика. «Все богатство метафизики ограничивалось теперь только мысленными сущностями и божественными предметами»[12], – подчеркивает Энгельс, анализируя сложившуюся ситуацию. Формально в XVIIв. метафизика продолжала оставаться «первой философией», «наукой наук», «царицей наук», но под влиянием естествознания в своей онтологической части она сливается с естествознанием. Поэтому метафизике ничего не остается делать, как сосредоточиться преимущественно на проблемах гносеологии, познания, превращаясь, таким образом, в метафизику познания. Если в античную эпоху и средние века она была преимущественно метафизикой бытия, в эпоху Возрождения – натурфилософией в широком смысле слова, то в Новое время она оказывается заключенной в границах гносеологии.

Теперь, когда мы в общих чертах осветили суть метафизического кризиса, можно перейти к рассмотрению основных философских систем и направлений XVII–XVIIIвв. Однако здесь мы сталкиваемся со следующей трудностью. Как систематизировать, на основе какого принципа объединить принципиально отличных друг от друга философов, например, материалиста Спинозу и идеалиста Лейбница, рационалиста Декарта и эмпирика Бэкона, дуалиста Декарта и агностика Юма?

Нам представляется, что за основу типологизации мы могли бы взять понимание ими предмета философии и места ее в системе человеческого знания, ее предназначения в новых условиях. С этой точки зрения, в философии Нового времени выделяются два направления: первое направление понимает философию и видит ее предназначение в том, чтобы философия была метафизикой познания; второе направление видит философию как систему спекулятивного знания о мире в целом, т.е. как учение об абсолютном сверхчувственном, свехприродном бытии.

Рассмотрим сначала, как все эти вопросы решаются в философских системах XVIIв., а потом – в философских системах XVIIIв.



[1] См.: «Круглый стол» «Псевдонаучное знание в современной культуре» // Вопросы философии. 2001. № 6. Выступление Зотова А.Ф.

[2] Декарт Р. Избранные произведения. М., 1950. С. 506.

[3] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 2. С. 141.

[4] Спиноза Б. Избр. произв.: В 2 т. М., 1957. Т. 1. С. 407.

[5] Гегель. Т. 1. С. 91–92.

[6] Гегель Т. XI. С. 338.

[7] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 520. Убедительные возражения Энгельсу приводит В. Соколов. См.: Соколов В.В. Европейская философия XV–XVII веков. М., 1984. С. 367–369.

[8] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 19, 348–349 и др.

[9] Гегель. Наука логики. Т. 1. С. 76.

[10] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 2. С. 142; Т. 20. С. 21.

[11] Спекуляция – лат. spekulatio – созерцание, умозрение, т.е. выведение знания без обращения к опыту.

[12] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 2. С. 141.