Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

Предисловие ко второму изданию

Предисловие ко второму изданию

Глубоко ли укоренено в сердцах и умах людей стремление объяснять реальность воздействием потусторонних, трансцендентных сил и влиянием паранормальных явлений? И если да, то действительно ли это стремление так велико, что позволяет понять как живучесть традиционных религиозных верований, несмотря на их многочисленные опровержения и критику, так и возникновение в последнее время новых культов паранормального, приходящих на смену древним учениям и догмам?

За годы, прошедшие со времени выхода в свет первого издания этой книги, мои исследования укрепили меня в уверенности, что представления о богах, разных мистических силах, пришельцах из космоса являются следствием искушения трансцендентным. Во-первых, вместе со многими другими исследователями я глубоко изучал деятельность «целителей верой». Мы посетили множество таких целителей и могли наблюдать их практику. И мы были поражены степенью самообмана и легковерия огромного числа людей, ищущих чудесного излечения. Несмотря на все наши старания, мы так и не смогли найти подтверждения тому, что «чудеса» способны исцелять телесные недуги. Безусловно, целители иногда помогали при психосоматических расстройствах, но это может быть объяснено сопутствующим эффектом, без ссылок на действие тайных или оккультных сил. Однако власть ожиданий способна так загипнотизировать людей, вполне рациональных и разумных в других отношениях, что они верят в воздействие на них какой-то сверхъестественной реальности.

Во-вторых, общество захлестнуло обилие весьма сомнительных сообщений о похищениях и пребывании людей на неопознанных летающих аппаратах. «Похищенные» утверждают, что они были захвачены какими-то неземными существами, доставлены на корабль и общались с полубожественными существами из другого измерения. Это удивительным образом напоминает видения пророков прошлых веков. Тема НЛО была популяризирована в книгах Уитли Стрибера, Бада Хопкинса и других писателей. Сообщения о контактах с инопланетными существами, я полагаю, не свидетельствуют о том, что они действительно происходили, скорее они показывают глубокую склонность людей верить в другое измерение реальности и возможность общения с «существами» оттуда. Это также позволяет понять, почему многие люди некритически принимают на веру сомнительные свидетельства об НЛО и инопланетянах, несмотря на то, что природа опытов и восприятий, на которых они основываются, может быть лучше объяснена естественнонаучными и психологическими интерпретациями.

В-третьих, в свое время я посетил Китай и Советский Союз, где имел возможность изучать религиозность людей и их веру в сверхъестественное. С тех пор я веду обширную переписку с китайскими и российскими учеными. Обе страны находились под жестким тоталитарным контролем, все усилия власти были направлены на подавление веры и религиозной практики. Официальная марксистская идеология господствовала там в течение десятилетий, вся политика в области культуры и образования, пропаганда и государственный террор насаждали атеистическое мировоззрение. Однако, как это ни удивительно, в обеих странах религиозные и оккультные верования очень сильны. Несмотря на все попытки утвердить материалистическое атеистическое мировоззрение, оказалось очень трудным подавить искушение потусторонним. Я пришел к выводу, что религиозность в коммунистических странах столь же сильна или даже глубже, чем в западных капиталистических обществах. Причины этого, без сомнения, сложны: попытки подавить религию могут привести к противоположному эффекту, она может стать символом оппозиции тоталитарной системе. Искушение трансцендентным настолько глубоко, что оно способно противостоять любым преследованиям верующих.

В своих дальнейших размышлениях о природе этого искушения я пришел к выводу о том, что оно не обусловлено генетически; его нет у тех, кто придерживается светского мировоззрения, и неверующих, хотя они и составляют значительное меньшинство человечества. Все же, по-видимому, оно некоторым образом соответствует человеческой природе и может удовлетворять некоторые психобиологические нужды. Это искушение зависит также и от культурного контекста. Найти моральные и психологические альтернативы искушению потусторонним — вызов не из легких. Можем ли мы добиться этого? Вопрос остается открытым, как и в то время, когда моя книга вышла в первый раз.

Пол Куртц
20 апреля 1991 года