Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

О чем говорят языческие источники?

О чем говорят языческие источники?

Языческие антииудейские авторы первых веков до н. э. и н. э. считали, что Моисей был по своему происхождению егиитянином. В трудах Псевдо-Маиефоиа, Керемона, Аниона, Гекатея, Страбона, Помпея Трога и Тацита Моисей называется египетским жрецом, изгнанным из Египта вместе с группой египтян, возможно зараженных какой-то болезнью.

Согласно библейскому описанию, евреи, ставшие в Египте рабами, ведут свое происхождение от Авраама, Исаака, Иакова и Иосифа — пастухов из Ханаана. По известной библейской истории, Иосиф был продан в рабство своим братьям. В Египте он стал помощником фараона и перевез в Египет всю свою семью. Время шло, их род увеличивался. В Библии говорится, что они были в Египте около 430 лет. Однако в этом месте есть противоречие. Ветхозаветное предание упоминает только четыре поколения, что в общем составляет только в 80 лет (поколения меняются в среднем через 20 лет). Ко времени Моисея, евреи использовались в Египте на черной и подневольной работе. Они быль столь многочисленны, что могли превзойти по численности египтян. В Библии говорится, что вместе с Моисеем Египет покинули 600 000 пеших мужчин, не считая детей, что, если понимать это место буквально, должно было составить вместе с женщинами и детьми целый народ численностью два с половиной миллиона человек. Это должен был быть громадный исход! Возможно, библейский текст преувеличивает число евреев, потакая национальной гордости. Согласно библейским источникам, евреи осознавали себя единым народом уже в Египте. Однако есть свидетельства, что это могло быть досочинено более поздними жрецами и переписчиками для поддержания национального самосознания евреев и оправдания своего господства и контроля над еврейским народом.

После исхода из Египта евреи побеждали в сражениях другие племена и часто брали женщин из них. В Библии говорится, как однажды еврейские воины взяли себе в жены тридцать две тысячи женщин, убив всех прочих из этого племени. Это представляется сильным преувеличением. Еврейский народ постоянно пополнялся людьми из иных племен и этнических групп. Более поздние поколения евреев несли в себе кровь народов, населявших Мадиамскую и Ханаанскую землю. Первая жена Моисея была мадианкой. При иммиграции или вторжении больших масс людей в другие земли трудно избежать  смешаш1ых браков. Смешивались и евреи. Вероятно, что люди, последовавшие за Моисеем, не были евреями в собственном смысле слова. У них не было ни объединяющей их религии, данной им впоследствии Моисеем, пи прочных традиций. Они были смешанной группой египтян и иноземцев, проживавших в Египте. Еврейский народ образовался только после исхода. Его самосознание основывалось на законодательстве и ритуалах, установленных Моисеем и впоследствии тщательно детализированных и записанных.

Как я уже говорил, в языческой литературе — египетской, греческой и римской — история еврейского народа рассматривалась именно так. Ко второму веку до п. э. у евреев была выработана устойчивая форма национальной самоидентичности, позволившая им выжить несмотря на бесчисленные войны и изгнания. Они жили по всему Средиземноморью, в частности, большая колония евреев была в Александрии. К этому времени евреи твердо исповедовали религию иудаизма, у них была своя священная литература, храмы и класс раввинов, поддерживавших соблюдение законов и обрядов и скрепляющих еврейские общины. В этом отношении моисеево предание было жизненным важным, поскольку оно являлось не только их общим наследием прошлого (провозглашающим их единственным народом, избранным Богом), но и основой их преемственности и будущей совместной судьбы. Обетованная земля, Израиль, был дарован им Яхве. К этому времени появились черты, отличающие современных евреев, — чувство исключительности и гордость, религиозное в своей основе убеждение, что им принадлежит особое место в мире. Иудаизм, в конечном счете, покоится на преувеличенном чувстве национальной гордыни и теологических притязаниях, в действительности не имеющих под собой никаких оснований. Его основу составляет вера, что Моисей освободил евреев из плена, что он был пророком Бога, получившим откровение свыше, включая Десять Заповедей, и что долг евреев в исполнении этих заповедей и сохранении национальной идентичности. Я считаю все эти притязания ошибочными и, сверх того, крайне самонадеянными.

Возвращаясь к языческим писателям, мы можем спросить: что же говорили неевреи? Многие из них, несомненно, были настроены антиеврейски и, в первом веке н.э., антихристиански.  Они должны были с презрением и недоверием относиться к ветхозаветным писаниям, признаваемым иудеями и христианами. Христиане восприняли традиционное еврейское почитание Ветхого Завета. Они говорят, что Новый Завет подтверждает предсказания Ветхого Завета. Христиане признали Пятикпижье словом Божьим. Они считают истинным иудейское учение о Моисее. Напротив, языческие авторы, писавшие об этих событиях тысячу или более лет спустя, считали его египетским жрецом-вероотступником, отказавшимся от своей прежней религии и велевшим своим последователям, группе изгнанников, презирать все чужеродное, разрушать чужие храмы и культы везде, где они встречались на их пути. Он дал им новую невиданную религию, странную для язычников, но более привычную для нас, живущих в мире, воспринявшем ее в христианской форме.

Гекатей из Абдеры, грек, живший в четвертом веке до н.э., описывает евреев и их обычаи иначе, чем Библия:

«Когда в древнем Египте началась серьезная эпидемия, народ посчитал причиной беды гнев божества. Поскольку там проживало множество различных пришлых чужаков, поклоняющихся в своих храмах и приносящих жертвы своим божествам, культы местных традиционных богов пребывали в небрежении. Местные жители посчитали, что пока они не изгонят чужеземцев, бедам не будет конца».Затем Гекатей говорит, что «чужеземцы были изгнаны». Многие из них, пишет он, дошли до Греции и других мест. Однако самая большая часть направилась в ту землю, которая сейчас зовется Иудеей. Согласно ему, из Египта были изгнаны все чужестранцы, а не только евреи.

Другое свидетельство принадлежит египетскому автору Манефону (около 300 г до н. э.). Его история о Моисее гласит следующее:

«Говорят, что жрец, давший им их установления и законы, был гелиополитаншюм по имени Осарсиф, от имени бога Осириса в Гелиополисе. Когда он перешел к этому народу (евреям), он изменил свое имя и стал называться Моисеем».(Цитированопо: John G. Gagcr, Moses in Graeco-Roman Paganism (Nashville, Tenn.: Abingdon Press, 1972), p. 26. 2Aegyptiaca 1.250. Gager, Moses, p. 114.).

Иосиф, иудейский историк первого века н. э., ссылается на Маиефона в книге, посвященной защите евреев от клеветников. Он опровергает его мнение, что евреи были изгнаны из Египта в Сирию вместе с 80 000 прокаженных, вступивших с ними в союз под началом жреца Осарсифа, чтобы сразиться с фараоном. Иосиф считает это «не более, чем легендой». Интересно, что впоследствии эта версия возобладала. Описание Иосифом иудейской древности основано преимущественно на библейских писаниях, воспринятых им некритично, вместе со всякими чудесами и прочими фантазиями. Он считает все языческие истории о евреях выдумками. Он пишет: «Наши отцы не были по происхождению египтянами, они не были изгнаны ни из-за телесного недуга, ни из-за других бедствий того же рода» (Флавий Иосиф. Против Аниона. Книга II).

В первом веке н.э. Страбон в своей «Географии» приводит другие рассказы об истории евреев. Греческий текст приписывается Псевдо-Страбону:

«Хотя они (обитатели Иудеи) являются смешанными по своему происхождению, господствует общепринятое мнение, что египтяне были предками тех людей, которые ныне называются иудеями.

Некий Моисей, египетский жрец, наместничал над нижней провинцией. Но он был недоволен своей жизнью и ушел оттуда в Иерусалим в сопровождении многих людей, поклонявшихся тому же божеству».Здесь Страбон повторяет широко распространенное в его время мнение о египетском происхождении иудеев. Оно разделяется римским историком Тацитом (первый век н.э.), записавшим пять различных историй о происхождении еврейского народа, но сообщившим, что наиболее распространенной является гипотеза о египетских корнях евреев.

Другой римский историк Помпей Трой написал в «Historiae Philippicni» об изгнании Моисея и его последователей из Египта. Он утверждал, что египтяне обнаружили «чесотку» и «кожную инфекцию» и изгнали Моисея вместе с другими зараженными за пределы Египта, «чтобы болезнь не разнеслась на большее число народа» (Gager, Moses, p. 38. )1 Ibid. p. 49.  

Интересно предлагаемое Помпеем объяснение обособленности евреев. Они жили обособленно не потому, что считали себя избранным народом, а скорее и потому, «...что они помнили, что были изгнаны из Египта из-за страха перед заразными заболеваниями, они заботились, чтобы не жить с посторонними, чтобы они не возненавидели их но той же причине (т. е. из-за страха перед заразой). Это правило, возникшее по особой причине, он (Моисей) постепенно превратил в постоянный обычай и религию».Трудно сказать, насколько правильно такое объяснение. В тот период это было распространенное мнение. Тацит придерживается его, объясняя, что евреи «воздерживаются от свинины, поскольку зараза, поражающее это животное, однажды перекинулась на них».1 Эта легенда об изгнании повторяется Керемоном и его современником Апионом, двумя александрийскими писателями, заявившим, что египетский фараон «собрал 250 000 зараженных и изгнал их».Мы можем спросить, кто были эти люди, покинувшие Египет? Согласно неиудейской версии, было изгнано огромное число людей, видимо, не имевших религиозной и национальной общности. Почему мы должны верить в объективность библейского повествования, ставшего предметом религиозной веры? Почему бы нам не согласиться с языческими трактовками еврейской истории? Но, возможно, оба эти мнения пристрастны и истина находится где-то посредине?