Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

Вопросы о доказательности-2

 Озис, глава Американского общества но исследованию паранормального, послал несколько тысяч анкет врачам и медсестрам в Соединенных Штатах и Индии. Только 20 процентов из получивших эти анкеты, ответили на вопросы; некоторые из них сообщили, что в ряде случаев умирающие утверждали, что могли «видеть», встречать умерших родственников, друзей, или религиозных деятелей, которые «приходили за ними». Они также сообщили, что после этого настроение у умирающих повышалось, на них нисходил некий благословенный покой и умиротворение. Многие из них говорили, что видели яркий свет.

Озис допускает, что большинство из умирающих пациентов теряют сознание и пребывают в забвении, и потому не сообщают о подобных видениях. Он также говорит, что религиозные деятели реже являются индийским пациентам, чем американским. Во многих случаях, видения появлялись прямо перед смертью; в других случаях, за один или два дня до нее. Озис, тем не менее, полагает, что здесь мы имеем дело с доказательством существования загробной жизни. Признавая, что в момент смерти часто появляются галлюцинации, он говорит, что многие пациенты были в твердом сознании и отдавали отчет в происходившем. Возможно, пациент испытывает шизоидную реакцию для облегчения стресса умирания. Без сомнения, многие из них жаждали бессмертия, и эти видения обеспечивали пациенту поддержку при встрече со смертью.

Здесь основной вопрос состоит в том, являются ли такие субъективные переживания доказательством тезиса, согласно которому человеческая душа отделяется от тела после смерти, или же этому есть психические или иные естественные объяснения. Озис отвергает такие факторы, как влияние медикаментов, повышенную температуру, повреждение мозга, сильное желание бессмертия или галлюцинации.

В высшей степени популяризированная версия того, что испытывает человек на грани смерти, изложена Элизабет Кюб-лер-Росс и Рэймондом Муди (Raymond Moody, Life After Life (Covington, Ga.: Mockingbird Books, 1975).  

Муди опросил 150 пациентов. Он утверждает, что многие люди, которых объявили умершими — остановилось их сердце или легкие — и которых вернули к жизни, или кто подошел к порогу смерти в авариях, сообщали о похожих переживаниях. У них было ощущение бестелесного парения над кроватью, операционным столом или сценой аварии. В этом переживании человек может чувствовать, что проходит через длинный туннель. Он быстро и панорамно видит всю свою жизнь, встречает умерших родственников и друзей, потом видит яркий свет, испытывает чувство покоя, а потом — возвращение, часто неохотное, в свое тело. (Между прочим, ни ощущение туннеля, ни панорамные вспышки памяти в работе Озиса не встречаются.)

Были выдвинуты серьезные методологические возражения против работы Муди. Это — очень неконкретно полученная информация. Мы не знаем ни условий, при которых опрашивали людей, ни использованных методов, у нас также нет данных о психических и физиологических состояниях пациентов. Не все, кто находился на грани смерти, сообщали об одних и тех же феноменах; многие, кто при сходных обстоятельствах умер, не испытывали, насколько нам известно, ничего подобного. Что же нам делать с этим феноменом переживания? Он, как кажется, был еще раз подтвержден другими исследователями, например, кардиологом Майклом Б. Сабомом. Доктор Сабом провел свое исследование пациентов, которых вернули к жизни, и сообщил об ощущениях ими выхода из своего тела (Michael Sabom, Recollections of Death: Л Medical Investigation (New York: Harper & Row, 1982).

Что общего в подобных сообщениях? Во-первых, у нас нет твердых свидетельств того, что пациенты на самом деле умерли. Одно дело — смертное окоченение, другое — смерть мозга. Муди, Сабом и другие, скорее всего, описывали либо процесс умирания, либо близкое к смерти состояние, но не саму смерть. Нойес и Клетти получили отчеты о состояниях близких к смерти от людей, которые думали, что они были близки к ней, по крайней мере, психологически: это те, кого спасли в последний момент, когда они тонули, падали или попадали в аварии (Russell Noyes, Jr., and R.Klctti, «Depersonalization in the Face of Life Threatening Danger» Psychiatry 39:19-27).

Многие из них сообщали о похожих ощущениях бестелесности, изменениях в состояниях сознания и панорамных воспоминаниях своей жизни. Нойес и Клетти постулировали, что в момент угрозы смерти подобные переживания могут вызвать сильнейший эмоциональный стресс.

Джон Палмер предложил альтернативную гипотезу: ощущение бестелесности может быть вызвано изменением концепции тела (John Palmer, Parapsychological Review 9, no. 5 (Sept./Oct. 1978).

Опасность смерти угрожает концепции «Я», что в свою очередь активирует глубокие подсознательные процессы, направленные на скорейшее восстановление человеком чувства самотождествениости. Отсюда возникает вера в то, что «самость» человека будет существовать, несмотря на ужасную участь, на которую обрекается оставляемое им тело. Ощущение бестелесности — это только одно из состояний, которое бессознательно может принять разум с целью восстановления чувства самотождественности.

Сабом и другие отмечают удивительный факт, что находившиеся без сознания пациенты, выходя из состояния комы, могут сообщать о событиях, происходивших вокруг них; они могут даже припоминать разговоры между медсестрами и врачами, которые были рядом с ними. Более того, они чувствуют, что «парят в воздухе» над кроватью или операционным столом и смотрят вниз. Однако кажется очевидным, что хотя человек и находится в коматозном состоянии, могут иметь место некоторые слуховые или визуальные (в тех случаях, когда глаза пациента открыты) ощущения. Ощущения «парения» схожи с другими ощущениями бестелесиости, которые испытывают люди, когда им не угрожает смерть. Некоторые соотносят эти предсмертные ощущения с другими ощущениями бестелесности, когда им также казалось, что они могут оставить свои тела. Джеймс Алкок считает, что эти состояния схожи с состоянием гиинагогического сна, то есть, состоянием, испытываемым практически всяким человеком между бодрствованием и сном, или гипнопомиического сна, который имеет место между сном и пробуждением. Эти состояния включают в себя фантазии, похожие на сон, иногда они смешаны с фрагментами реальности (James Alcock, «Psychology and Near Death Experiences,» Skeptical Inquirer 3, no. 3 (Spring 1979).

Интересно сообщение Сабома о том, что трое из его пациентов переживали те же ощущения бестелесности и спустя много лет после их возвращения к жизни. Эти постиереживапия предполают некий психологический процесс, а не то, что человек действительно покидал свое тело.

Муди, Сабом и другие также утверждали, что ощущения в состоянии близком к смерти не окрашены культурной средой (хотя оба причисляют себя к христианской вере). Однако это утверждение не совсем верно, так как хотя ощущения бестелесности содержат обычные психологические измерения, многие говорят, что увиденное ими имеет определенную религиозную окраску. Христианин видит Иисуса, индус — Кришну и так далее. Я основательно опросил нескольких людей, которые заявляли, что у них были такие переживания, и обнаружил, что их феноменологическое содержание было довольно разнообразным. Одна женщина сообщила, что вошла в сияющие ворота и восхитительный дворец, где по полу были разбросаны рубины, алмазы и другие драгоценные камни; она увидела человека, одетого в белую мантию и сандалии (обычное изображение Иисуса). Мужчина, который говорил, что он тонул, утверждал, что мирно парил в облаках. С другой стороны, женщина, у которой был сердечный приступ, и которая, очевидно, пролежала без сознания несколько дней, прежде чем ее обнаружил сын, говорила, что ее переживания были полны оккультных и демонических сил. (Эти сообщения поступили в связии с телевизионной программой, которую я проводил с Барри Фарбером в 1982 г.) Действительно, доктор Дорис Ролингс, в книге, которая идет вразрез с обычными утверждениями о блаженных переживаниях, сообщает, что большое количество пациентов, которых он вернул к жизни, настаивали на том, что они провалились в ад и что их переживания в состоянии близком к смерти были в высшей степени пугающими. Но он заключает: «Я уверен в том, что есть жизнь после смерти, и не всякая из них хороша» (Maurice Rawlings, Beyond Death' s Door ( Nashville: Thomas Nelson, 1978).