Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

«Новый гуманизм» – новая стратегия ЮНЕСКО

Ярослав Головин на конференции ЮнескоВпечатления участника

1.

Международный семинар «Век XXI: к новому гуманизму» проходил в Париже 23-24 января 2012 года. Основной организатор и спонсор: Россотрудничество (полное название: Федеральное Агентство по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом и по международному гуманитарному сотрудничеству).

Предыстория этого семинара такова. В сентябре 2009 года Генеральным директором ЮНЕСКО была избрана выпускница МГИМО, экс-министр иностранных дел Болгарии Ирина Бокова. В своей программной речи на церемонии утверждения в должности Генерального директора Ирина Бокова говорила о «новом гуманизме». Основные идеи «нового гуманизма» можно найти в выступлении Боковой в Милане «Новый гуманизм в XXI веке» и передовой статье Курьера Юнеско № 4 за 2011 год.

Для характеристики «старого» гуманизма она цитирует «Речь о достоинстве человека» (1486 г.) Мирандолы: «Тогда принял Бог человека... и, поставив его в центр мира, сказал: «...Я не сделал тебя ни небесным, ни земным, ни смертным, ни бессмертным, чтобы ты сам, свободный и славный мастер, сформировал себя в образе, который ты предпочтёшь». И далее приводит пример Леонардо да Винчи который самообразованием и трудом самореализовался во многих сферах культуры. Для Ирины Боковой первичным в старом гуманизме является утверждения безграничных творческих возможностей человека, «хозяина самому себе и всей вселенной». Про момент отстаивания гуманизмом и гуманистами светских ценностей, нерелигиозного взгляда на мир, она не упоминает. Также нигде нет указания на родовую принадлежность гуманизма, ни старого, ни нового. Это что? Мировоззрение? Умонастроение? Философская система? Идеология?

Дальнейшая логика Ирины Боковой такова. Мы живем в эпоху глобальных проблем, которые не решаются поодиночке. Народам уже недостаточно быть взаимно толерантными, уважать и понимать друг друга. Необходимо более глубокое сотрудничество. Ирина Бокова выступает с претензией не просто решать возникающие перед человечеством проблемы, а её цель – построение «нового глобального сообщества», «построение ответственного и солидарного мира». Она рассматривает появление этого сообщества и этого мира не столько как объективный, сколько как управляемые процесс: «нам предстоит объединить людей в сообщество, создать общее пространство и не исключить из него никого, независимо от континента, социального происхождения, возраста и пола». «Новый гуманизм» и есть то мировоззрение (?), идеология (?), которая будет теоретической основой и методологией построения нового глобального сообщества.

Про теоретическую основу «нового гуманизма» Ирина Бокова говорит вскользь и неохотно, она ждёт помощи от специалистов. Главное, что она выделяет, на чём делает акцент:

1.    Преодоление европоцентризма, уважение культурного разнообразия: «ни одна из культур не обладает монополией на универсальность и каждая в отдельности может внести свой вклад в упрочение наших общих ценностей», «у каждой культуры есть свой ключ к пониманию мира. И мы не должны ими пренебрегать».

2.    Гендерное равенство: «осуществление равноправия полов, равный с мужчинами доступ женщин к знаниям и властным полномочиям».

Главный механизм построения нового глобального сообщества не оригинален, это «интеллектуальное и духовное сотрудничество человечества». Раскрывая содержание такого сотрудничества Ирина Бокова говорит о наведении мостов между Севером и Югом, Востоком и Западом, об обеспечении доступа для всех к качественному образованию, укрепление сетей научного сотрудничества, развитию информационных технологий для коммуникации и т.д.

На первый взгляд идеи Ирины Боковой не выглядят оригинальными и глубокими, а её претензии на создание нового человеческого сообщества обоснованными. Но у неё несколько другая задача: мобилизовать людей разных народов, культур и религий на участие в делах мира и сотрудничества. Её пост даёт ей право выступать с манифестами, задавать повестку дня гуманитариям всех стран и определять язык коммуникации. Что она собственно и делает, вводя вполне удачный с точки зрения пиара термин «новый гуманизм» и призывая наполнять его содержанием. Если посмотреть на содержательную его часть, то я бы скорее назвал эту идеологию «новым коммунитаризмом». Можно было «экологией разнообразия», «новым Просвещением», «новым экологизмом», «экологией культуры», «проектом ноосферного общества» и т.д. В том факте, что Ирина Бокова выбрала термин «новый гуманизм» – есть элемент исторической случайности. Но в результате этой случайности российские чиновники обратили внимание на существующее уже без малого 20 лет Российское гуманистическое общество.

2.

Всех участников международного семинара я бы разделил на четыре группы.

Первая – это приглашенные непосредственно Россотрудничеством – ректор РГГУ Е.И. Пивовар, член Общественной палаты РФ А.В. Очирова, работник МИДа К.В. Шувалов, директор фонда «За выживание и развитие человечества» Р.И. Хаиров. Ну и разумеется, руководитель Россотрудничества Ф.М. Мухаметшин.

Вторая – это члены РГО и авторы «Здравого смысла»: старший преподаватель философского ф-та МГУ, зам. генерального директора Фонда «Центр исследований “Человечность”» Ю.Б. Сенчихина, профессор кафедры этики философского ф-та МГУ А.В. Разин, профессор психологического факультета МГУ Д.А. Леонтьев, зам. директора Института философии РАН академик А.В. Смирнов, и я. И, разумеется, сам президент РГО В.А. Кувакин.

Третья – это представители западных гуманистических организаций, приглашённые В.А. Кувакиным: Президент международной академии гуманизма Пол Куртц, президент Международного гуманистического и этического союза Соня Эггерикс, директор центра гуманистических исследований в странах Бенилюкса Флорис ван ден Берг,  Тони ван Пелт, Норманн Аллен – члены руководства Института науки и человеческих ценностей  и др.
Четвёртая – это послы Испании и Шри-Ланки в Юнеско и представители её руководящего аппарата, в том числе заместитель Генерального директора ЮНЕСКО Ханс Дорвиль.
Главные задачи семинара, сформулированные в его программе: «Поддержать инициативу ЮНЕСКО по “новому гуманизму”» в целях развития межкультурного диалога и солидарности» и «Представить основные российские школы нового гуманизма».

Разумеется, формально, так как сам термин «новый гуманизм» пока в России не прижился, никаких школ "нового гуманизма" в России не существует. Но с другой стороны, все российские инициативы и проекты, имеющие в своём названии слова «гуманистический», как то РГО, гуманистическая педагогика, гуманистическая психология и т.д. можно отнести к российским школам нового гуманизма, если под старым гуманизмом подразумевать гуманизм эпохи Возрождения. Главной неявной целью российской стороны (т.е. Федеральным агентством «Россотрудничество») было продемонстрировать перед ЮНЕСКО, что гуманизмом в России серьёзно занимаются. И эта цель была достигнута на 100%.

На семинаре обозначилось некоторое несовпадение между гуманизмом ЮНЕСКО и гуманизмом РГО  если не в принципах, то в акцентах. Важнейшими направлениями деятельности РГО  с самого его основания, были, во-первых, борьба с клерикализацией российского общества, и во-вторых, борьба с лженаукой и шарлатанством. Эти направления деятельности были мало интересны чиновникам из ЮНЕСКО, и, соответственно, российским чиновникам. Да они (направления) и плохо вписываются в главную идёю «нового гуманизма» о ценности всех культур. Здесь нет принципиального  противоречия, а дело здесь в том, что РГО  имело и имеет претензию гуманизировать российское общество и на больший масштаб не замахивалось, а ЮНЕСКО желает гуманизировать весь мир, и тут уже другой масштаб и другие методы.

Далее я, как смогу, изложу некоторые выступления по своим записям. Предупреждаю – изложу далеко не все выступления и изложение будет очень кратким. Приветственное слово Ирины Боковой было посвящено необходимости сохранения всех народов и культур, о необходимости поиска общих духовных ценностей всей нашей цивилизации и была фраза (пусть меня поправят), что эти общие ценности не противоречат ценностям мировых религий.

Дипломат К.В. Шувалов занимает пост спецпредставителя Министра иностранных дел по взаимодействию с «Альянсом цивилизаций» – некой структурой при ООН, с которой плотно взаимодействует ЮНЕСКО. И цель этой структуры вроде как сглаживать противоречия между европейской и мусульманской цивилизациями. И вот он как раз попытался обозначить черты «нового гуманизма» в рамках понимания его Боковой-ЮНЕСКО. Это отказ от европоцентризма, возвращение морали в культуру, необходимость моральных авторитетов и преодоление исторического недоверия между гуманизмом и религией. Ведь религия является часть культуры и не может быть отделена от культуры.

3.

В этой части я выскажусь по поводу центрального доклада конференции, а именно по поводу доклада руководителя Россотрудничества Ф.М. Мухаметшина «Новый гуманизм как мировозренческая основа культуры мира». Текст его доклада в виде статьи получил каждый участник конференции ещё до её начала, так что могу цитировать точно.
Его логика, в двух словах такова. Сейчас имеет место системный кризис эпохи глобализации и поэтому идёт поиск «такой ценностной платформы, которая стала бы мостом между Востоком и Западом, Севером и Югом, универсалией, способной стать подлинно общечеловеческой основой, на которой и будет выстраиваться межкультурный и межцивилизационный диалог». Такой платформой может стать «новый гуманизм». Гуманизм прошёл многовековую эволюцию. Гуманизм Ренессанса имел те черты, элитаризм и европоцентризм, которые следует подвергнуть критике. Самое влиятельное объединение гуманистов сегодня – это Международный этический и гуманистический союз. А в России – Российское гуманистическое общество. Русская культура имеет богатые гуманистические традиции, и Россия могла бы стать интеллектуальным центром нового гуманизма, ресурсы и возможности для международных форумов имеются. В перспективы возможно создание мирового института нового гуманизма.

Я отношусь к этой статье не как к теоретической, а как к выражающей нынешнее состояние умов в коридорах российской власти. Неявное предположение всей статьи – что всё (или почти всё), что называется термином "гуманизм" – это единый феномен, хоть и видоизменяющийся со временем. И что «новый гуманизм» Ирины Боковой есть тот же гуманизм, что и гуманизм Пола Куртца, В.А. Кувакина, а так же (и этот список очень интересен) И.Т. Фролова, Н.Н. Моисеева, А.Н. Яковлева, А.Д. Сахарова, В.Л. Гинзбурга. А все они вместе стоят на плечах Пушкина, Толстого, Достоевского, Чехова, Горького (!), В.С.Соловьёва (!), Бердяева, Вернадского...

Конечно, «новый гуманизм» Ирины Боковой и гуманизм Международного гуманистического и этического союза (МГЭС) не противоположны и во многом пересекаются. Ирина Бокова, наверное, согласится со многими положениями Гуманистических манифестов. Но не со всеми...  МГЭС появился, рос и действовал в борьбе с религиозным мировоззрением, клерикализмом  и тоталитаризмом. Нигде в его документах нет ни слова про борьбу с европоцентризмом или про ограниченность европоцентризма. Процитирую небольшой фрагмент из «Гуманистического манифеста 2000» в котором выражается взгляд современного гуманизма на межкультурный диалог «...нам следует остерегаться чрезмерного подчеркивания национальных культурных особенностей, которые могут служить взаимному отчуждению и быть деструктивными. Мы должны быть терпимыми к культурным различиям, за исключением случаев, когда сами эти культуры не проявляют нетерпимости или жестокости... Этносы являются продуктом былой социальной и географической изоляции, более не свойственной открытому мировому сообществу, в котором сотрудничество и смешанные браки не только возможны, но и должны только приветствоваться. Хотя лояльность по отношению к свой стране, своему роду, своей этнической группе и способна поднимать людей над их своекорыстными интересами, проявления этнического и государственного шовинизма часто принимают разрушительный характер...» Когда здесь говориться «нам следует», «мы должны», то это относится не только к европейцам, а ко всем народам и культурам.

Что означает отказ от европоцентризма в устах Ирины Боковой и Фарида Мухаметшина (и вообще)? Это ведь означает, что есть некие европейские ценности, на которых европейцы не должны настаивать, от которых должны отказаться, при построении «культуры мира» или «нового глобального сообщества». Не просто отказаться от ксенофобии и исламофобии, а отказаться от каких-то европейских ценностей. Но что это за ценности? И тут молчание. Ведь как раз толерантность, признание ценности человека независимо от происхождения, равноправие мужчин и женщин, права человека – это европейские ценности. А нетерпимость, подавление личности, угнетение женщин – это признаки неевропейских культур. Иногда речь идёт о каком-то оригинальном взгляде на мир у неевропейцев, который надо уважать. Но что это за оригинальный взгляд? Космология бушменов? Система табу полинезийцев? Представления об аде и рае сикхов? Любые такие экзотические мировоззрения если где и вызывают интерес и уважение, то только в Европе или шире, на Западе. Но отнюдь не у самих представителей неевропейских культур. Критики европоцентризма либо ломятся в открытую дверь, либо призывают европейцев закрывать глаза на попрание личности под предлогом уважение к культурному многообразию. Мол, мы побиваем камнями прелюбодеев, рубим руки ворам, выдаём замуж 10-12-летних девочек или живём без парламента и свободной прессы и так будет всегда, ведь это особенности нашей национальной культуры и нашей религии, нашего «гуманизма». Отказ от европоцентризма означает отказ от гуманизма – такой мой вывод на сегодня. И хотелось бы услышать противоположную сторону.

4.

Несмотря на мою подозрительность к отказу от европоцентризма, признаю, что был один доклад, в котором отказ от европоцентризма глубоко продуман. Это доклад д.ф.н. А.В.Смирнова «Новый гуманизм как новый универсализм?» Андрей Вадимович начал с того, что западная цивилизация развивалась исходя из нескольких предпосылок. А именно… В познании выделяется объект и субъект познания, объект познаётся разумом, соответственно, места религии в познании не остаётся. Разум един для всех людей и рациональность не может быть разной в разных культурах. Отсюда и «европоцентризм» западной цивилизации. Для Запада характерна субстанциальная картина мира. Но имеются и иные способы смыслополагания, один из которых является особенностью арабской культуры (сфера специализации А.В.Смирнова)  Для арабской культуры характерна не субстанциальная, а процессуальная картина мира. Приведу две цитаты из статьи А.В.Смирнова «Возможна ли не-западная философия?»:

«Понять и универсализировать мир по-арабски значит воспринять его как собрание вещей-процессов, а не собрание вещей-субстанций. Это верно для арабского языка с его ярко выраженным предпочтением процессуальных способов выражения. Чтобы сделать это понятным для тех, кто не владеет арабским, я скажу, что этот язык настраивает нас на то, чтобы видеть, к примеру, не «стрелу, которая летит», но, скорее, «пролетание летящей стрелы», не «камень, который катится по склону», но «качение камня по склону». …
«Арабская культура в её различных сегментах выстраивается именно как процессуальная. Приведу лишь один пример. Исламская этика базируется не на понятии фадила «добродетель», а на понятии ‘амал «поступок» (точнее было бы сказать, передавая процессуальность, «поступание»), трактуя поступок («поступание») как процесс, утверждённый между ниййа «намерением» как активной стороной и фи‘л «действованием» как пассивной стороной этого процесса.»

Мне сложно оценить, насколько обоснованно из таких интересных лингвистических свойств арабского языка можно делать вывод о принципиально отличном от европейского способе универсализации мира. Насколько я понял, у А.В.Смирнова не шла речь о том, что арабский способ универсализации, арабский тип рациональности в чём-то предпочтительней или глубже европейского. И что «новый гуманизм» должен быть основан на арабском типе универсализма. У него речь шла о «полилогичности» человеческой цивилизации, необходимости многовекторного взгляда и цивилизационного равенства. Но тут одно дело принимать во внимание во время диалога особенности иных культур, с этим все согласны, а другое – строить иной способ универсализации мира, отличный от европейского. И необходимость второго мне не очевидна.

Неожиданное продолжение проблемы, поднятые А.В.Смирновым, получили на следующий день в выступлении сотрудницы ЮНЕСКО Катрин Селюш (могу ошибиться в написании имени). Она говорила, что мы, сотрудники ЮНЕСКО, часто пребываем в затруднении в выборе терминов при общении с представителями разных культур, что, к примеру, представителям буддийских культур мы говорим о «гармонии», а европейцам в этом же случае о «good management». По всей видимости, сотрудники ЮНЕСКО ждут от «новых гуманистов» не сухого теоретизирования на абстрактные темы, а практической помощи в налаживании межкультурного, межцивилизационного диалога, каких-то наработок, которые они могут использовать в своей ежедневной работе.

Ярослав Головин