Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

Стать собой

СТАТЬ СОБОЙ

 

Изложенное выше подводит к выводу, что быть собойвозможность, способная перерасти в первую добродетель человека в процессе его становления. Ведь быть собой осуществимо как результат процедур установления личностью своего реального, осмысленного, абсолютного и неделимого достоинства, значимости своего собственного существования. Стать собой, чтобы быть собой, и есть динамическая ценность человека для самого себя, устанавливаемая в процессе, где собственное усилие оказывается решающим. Таким образом устанавливаемая оценка принципиально отличается от любой внешней оценки, невольно контрабандной (коль скоро она принимается индивидом) и двусмысленной. Всякая извне привходящая оценка меня как человека «нелегальна» и неизбежно ошибочна, в лучшем случае она неполна и одностороння; она либо завышена, либо занижена, но она никогда не попадает «в десятку».

Быть собой – это ситуация начала процесса и последний рубеж человека как личности, открытой себе и миру. Он в этот момент в этой ситуации самобытия есть до (т.е. приоритетнее) всякой логики, морали, мировоззрения. Быть собой значит иметь собственное, неделимое и неотделимое от меня Я – стержень и основу моего бытия как собственно человека. В этом контексте творчество как самотрансцендирование является наилучшим способом избежать остановки, застывания Я, своего самобытия, превращения его в твердую и неживую субстанцию. Я, человек в целом, – это единство субстанциальности и процесса, становления и бытия одновременно. Самотрансцендирование становится здесь жизненной потребностью нашего Я, не желающего ни статики, ни закрытости, ни одиночества. Творческий акт самотрансцендирования, предстающий как пульсация личностной первоосновы, позволяет человеку быть неизменным в изменениях и изменяться во имя неизменного в себе.

Чем более творческой жизнью живет такой человек, тем более он основателен, тем он богаче, тем шире горизонты его внутреннего мира, тем мощнее и плодотворнее входит он в мир, тем эффективнее его участие в его жизни.

Говоря об актах самосознания, о процедурах самоидентификации, самоопределения, самоактуализации, самореализации и самотрансцендирования, мы не касались каких-либо моральных, правовых, гражданских и иных ценностей. Это было скорее «нейтральное», феноменологическое описание определенных процессов в их, так сказать, чистом или теоретическом виде, не имеющем прямого отношения к нормам или мировоззрениям. И хорошо, что такое описание возможно, т.к. оно открыто любому человеку, любым мировоззрениям. Не случайно в первой части этого текста нам пришлось вести войну против идей, за их, хотя бы условное изгнание из внутреннего мира человека. Этот клиринг нужен был для того, чтобы освободить Я, личность как таковую от всяких привходящих содержаний.

Но вот коварный вопрос: а не лежало ли в основаниях войны против идей каких-либо убеждений, какого-либо мировоззрения? Возможно, да, а возможно, нет.

Можно допустить, что сам поиск человеком своего Я, себя как личности, ее внутреннего освобождения предполагает определенную концепцию человека, идею. Опять же идея свободы человека – это тоже нечто, связанное с различными политическими, социальными и философскими концепциями человека. Моим единственным аргументом в защиту является замечание, что реальность человека признается любым, сколько-нибудь вменяемым мировоззрением. То же можно сказать и о свободе. Одного только ее признания и защиты недостаточно, чтобы приписать человеку какое-то определенное мировоззрение.

Однако мои оппоненты могут заподозрить меня в нигилизме и индивидуализме, когда я настаиваю на том, что идеи – это не только «ангельские душечки», ни и злые «вирусы разума», если употребить выражение Ричарда Докинза. Опять же в свою защиту я скажу, что этот нигилизм (лучше назвать это клирингом) и индивидуализм (точнее это определить как установление демаркационной линии между Я и его мировоззрением) имеют чисто методологическое и процессуальное значение.

Очищение от всяких идей необходимо для анализа внутреннего мира человека и его как такового. Скажем, когда человек идет к проктологу, то он очищает свой кишечник, иначе врач не сможет установить диагноз. Почему же нельзя освободить внутренний мир человека от идей в профилактических и познавательных целях? Тем более что мы ведь не убиваем содержаний внутреннего мира в точном смысле этого слова, мы лишь виртуально отодвигаем их в сторону. Так что и здесь едва ли есть какое-то мировоззрение. Психология и метод – да, но не мировоззрение.

Но разговор о мировоззрениях не запрещен, хотя все они и представляют собой сонмище вирусов разума. С моей личной точки зрения, чтобы минимизировать их негатив нужно стремиться к такому мировоззрению, в котором, с одной стороны, менее всего предписывающих суждений, норм и неукоснительных к соблюдению правил, с другой – более всего здравого смысла и наукой установленных фактов, которые можно использовать как прочные фундаментные блоки практически любого реалистического мировоззрения.

А главное – как можно больше эффективного инструментария, методологии широкого применения и наиболее достоверных знаний, позволяющих каждому из нас заниматься своим мировоззрением, имея при этом, так сказать, свободные от априорных предписаний руки. Иначе говоря, свободно выбирать или делать свое мировоззрение, следить или не следить за ним, быть или не быть критичным, быть его хозяином или ведомым им и т.д.  Именно в этой области так ценна свобода не только мысли и совести, но и свобода становиться и быть собой, созидать свое собственное мировоззрение. Жить без мировоззрения невозможно. Но нельзя не признать и права человека заявить, что ему не нужно никакого мировоззрения, а важнее «чай пить». Хотя и это есть один из бесчисленных вариантов мировоззрения.

И все-таки наиважнейшим остается человек, его находящееся в экстерриториальном пространстве Я, которое должно отдавать отчет в своих отношениях с мировоззрением, этим «существом» нашего внутреннего мира, и напрямую подвергать его допросу, исследовать и проверять его.

На мой взгляд, более всего таким критериям минимально опасного мировоззрения – и уже потому в наименьшей степени ограничивающего нашу плоть, потребности, свободу, разум и творчество – отвечает современное гуманистическое мировоззрение.

О нем я и хочу поговорить подробнее.