Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

2. Я, сознание, самосознание

 

2. Я, сознание, самосознание

О «вертикали» человеческой реальности, названной мною первой в каталоге характеристик внутреннего мира человека, говорить всего сложнее из-за двух обстоятельств: кажущейся однокачественности «материала», из которого «состоит» Я, его сознание и самосознание, а также из-за трудности указания на тот «остаток», который заключается в Я, когда с целью анализа от него отделяется и самосознание, и сознание этого Я. Этим проблемам и процедурам посвящены бесчисленные исследования философов и психологов, свидетельства различных гностиков, мистиков, оккультистов, психотехников и т.д.

Я постараюсь объяснить это как можно проще, не связывая себя никакой специальной школой и методологией, а ориентируясь в основном на здравый смысл и самоочевидности самого внутреннего мира людей.

Представим себе раздвижной телескоп, целиком изготовленный из чистейшего хрусталя. Его детали так плотно подогнаны друг к другу, что он кажется единым, цельным и неразъемным. На философском языке ситуацию с соотношением Я, сознания и самосознания можно объяснить несколько иначе. Поскольку речь идет о внутреннем, духовном мире личности, то общей его чертой будет идеальность, т.е. нематериальность в физическом или биологическом смысле. Одинаково идеально в этом смысле Я, сознание и самосознание.

Некоторые философы и психологи говорят, что чистого Я, сознания и самосознания в действительности не существует, поскольку всегда и везде они связаны с кем-то или чем-то: с личностью как [54]живым, земным человеком, с явлениями окружающего мира и т.д. Но я не думаю, что как таковое Я человека нереально, поскольку существует устойчивое чувство, переживания, убежденность в том, что Я есть, Я существую и именно мое Я является некоторым смысловым и ценностным центром, чем-то сущностным и главным для моих ощущений, органов чувств, рук, ног, туловища и всего остального, составляющего меня как психо-интеллектуально-материальное конкретное существо. Не составляет труда признать реальностью и мое сознание и мое самосознание.

Так вот, мысленно (умозрительно) очищая Я, сознание и самосознание от всякого объективного предметного содержания и плоти, я все-таки могу увидеть этот « хрустальный телескоп», состоящий из (как минимум) трех деталей: Я, сознания и самосознания. Допустим, большей трубой будет сознание, второй — самосознание, а « самая внутренняя» — это то, что обозначается таким коротким словом «Я». В качестве синонима последнего употребляют слова «личность», «самость», «индивидуальность» и др. Но дело здесь, конечно, не в словах, а в том смысле, который мы вкладываем в них, точнее в том, что мы пытаемся усмотреть и что мы видим в « сердцевине», в « ядре» человека и посредством слова описать увиденное, сделать его осмысленными, понятым для всех. Во времени человеческой жизни Я как стержень внутреннего мира личности и её поведения появляется и проявляется на почве достаточно зрелого сознания: ведь ребенок склонен говорить «тыблоко», а не «яблоко», «Машенька пойдет гулять», а не «я пойду гулять». Большая труба «телескопа» — сознание — это то лоно, колыбель, в которой и посредством которой Я впервые обнаруживает себя. Возникновение Я, по сути, — это возникновение не просто человека как личности, но и возникновение ее самосознания, сопровождающееся, подобно всякому рождению, отталкиванием, отрывом личности как Я и самосознания от всего иного, как противопоставление человека миру и всякой вещи, даже собственному телу. «Мотором», силой, которая выдвигает одну из другой трубчатые секции этого «телескопа» является, скорее всего, особая внутренняя, спонтанная активность сознания, некое интеллектуально-волевое начало, питаемое опытом, знанием, взрослением и проявление которого обычно называют актом рефлексии.

Такая активность присуща и сознанию, и самосознанию, и, по-видимому, самой последней, глубинной и в этом смысле первой секции этого «телескопа» — человеческому Я. Но если сознание у личности, в принципе, одно, если у нее одно Я (раздвоение личности — болезнь, [55]разрушение и утеря ею самой себя), то на почве сознания, а потом и самосознания может возникать, теоретически говоря, бесконечное число актов интеллектуальной, психической или духовной рефлексии, порождающих осознание или сознание самосознания, т.е. порождение самосамосознания, затем самосамосамосознания и т.д. Этот процесс легко проиллюстрировать на примере цепочки суждений: «Я вижу человека» — «я осознаю, что я вижу человека» — «я осознаю, что я осознаю, что я вижу человека» —  «я осознаю, что я осознаю, что я осознаю, что я вижу человека»... Реальным предметом моего рефлекторного акта уже на второй ступени оказывается процесс моего видения, а на третьем и всех последующих — процесс самого осознания. На первый взгляд здесь брезжит какая-то дурная и бесполезная бесконечность, простая игра ума. Однако это не так, поскольку акт рефлексии является базовым способом рационального познания и самопознания. Немаловажно и то, что открывающаяся здесь бесконечность рефлекторных актов является фактическим свидетельством бесконечности пространства сознания, самосознания и самого «ядра» человека — его Я. (Однако в отличие от актов рефлексии, сознания, самосознания и т.д. присутствующее здесь Я одновременно включено в бесконечность и как бы стоит рядом, « за их спиной», наблюдая и объемля собой уходящий в бесконечность рефлекторный процесс. Но подробнее об этой стороне дела будет сказано позже.)