Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

Свобода

 

Не менее фундаментальной и по-своему загадочной для человека ценностью является свобода. Свобода присуща человеку как его нейтральное качество. Хотя она кажется безосновной, т.е. не имеющей очевидных истоков или предпосылок в самом человеке, только на ее основе могут рождаться многие его качества и ценности: достоинство, независимость, творчество, вся область нравственных отношений и т.д. Универсальность свободы как ценности состоит в способности человека быть гуманно свободным всегда, везде и во всем, если для этого нет объективных и абсолютно непреодолимых препятствий. Свобода спонтанна, потенциально не ограничена и бесконечна, это всегда некая динамика, направленность, свобода-в, свобода-от и свобода-для. Загадочность свободы состоит в ее ярко выраженной стихийности, невозможности усмотреть и объяснить ее корни. Как таковая она неуловима для определения и потому кажется родной сестрой неуловимого и всепроникающего ничто. Ведь невозможно ни определить ее как таковую, [204] ни указать на нее пальцем. Подобно вездесущему невидимке, она есть везде и всюду, но не как явление, а как проявление через что-то другое.

Существует свобода добра и зла, свобода разумная и иррациональная, свобода созидания и творчества, и свобода как нигилистическая разрушительная сила.

Гуманизм имеет свою программу «сотрудничества» со свободой, ее гуманизации и позитивной реализации. В общем смысл этой программы состоит в синтезе свободы с человеческими ценностями, с такими нейтральными и позитивными качествами человека, которые лишали бы или сводили к минимуму возможность негативного проявления свободы. Особенно важно сочетание свободы и разумом, доброжелательностью, благодетельностью и ответственностью. Немаловажно и само осмысление свободы как позитивной возможности. Уже одно это осмысление придает ей черты благородной ценности.

Непростой, но необходимой гуманистической процедурой является «заключение договора» между свободой и ответственность. В широком смысле это означает не только ответственность человека за свободно совершенное им действие, но и самоограничение, свободное ограничение свободой самой себя перед лицом закона, свободы, достоинства и ценности другого человека. Это не умаляет достоинства и ценности свободы, но напротив, очищает ее от возможных негативных, негуманных и разрушительных путей ее реализации. Экзистенциальной ценностью человеческая свобода является потому, что область ее проявления —вся человеческая жизнь, все уровни и формы жизнедеятельности человека, вся ценностная область его бытия от любви до познания, от созерцания прекрасного до изнуряющей мечты, от дружбы до исполнения долга.

Свобода как ценность обретается не простыми, не очевидными путями. На уровне чувства, инстинкта, потребности и тем более способности все люди свободны. Однако здесь еще нет осмысленной свободы, здесь нет осознания ни свободы как человеческого качества, ни тем более свободы как ценности. Когда свобода проявляется в качестве естественного безотчетного, да к тому же не очень развитого чувства, стремления, желания или воли, то на этом уровне вопрос о ее ценности даже и не возникает. Она кажется такой же дармовой, как и воздух. Это частично объясняет ту легкость, с которой некоторые из нас готовы отказаться от свободы, лишиться ее в обмен на что-то другое, скажем, на кусок хлеба или на гарантированную комнату в бараке — ведь свобода не только ничего не стоит, она и в голову не приходит: «О какой это свободе вы там говорите?» [205]

Но стоит только довести несвободу до отрицания первичных привычных и элементарных форм проявления свободы, как начинается глухая и постоянная борьба свободы за самою себя, даже неосознаваемую и неосмысленную. Но возможен — и так часто действителен! — второй акт отречения от нее. Он наступает тогда, когда человек по тем или иным причинам не выдерживает того, что называется бременем свободы. Точнее, это не бремя, а ее ответственность, требующая от человека определенного минимума разумности, культуры, собственного достоинства и даже определенных жертв. Обретенная, особенно неожиданно и без заметных внутренних усилий, свобода может стать для человека настоящим бедствием. Экология и психология свободы человека, выросшего в условиях демократии, принципиально отличается от экологии и психологии человека-конформиста, человека, адаптированного к условиям авторитарного или тоталитарного общества. Подобно тому, как трудно, почти невозможно абсолютно лишить человека свободы, так же трудно, почти невозможно заставить человека стать свободным в большей степени, чем это позволяет ему его наличные внутренние ресурсы, опыт жизни, стиль мышления, психология и т.д.

Но это не означает, что могут быть оправданы пассивность и оппортунизм в защите и обогащении ценностей свободы. Гуманизм всегда был на стороне свободы, задача состоит лишь в том, чтобы борьба за нее и сам процесс освобождения были максимально гуманными и щадящими. Но гуманизм также отчетливо понимает, что цена свободы высока. Свобода требует мужества, умения жить в состоянии выбора и ответственности, определенной нестабильности, не гарантированности и риска. Гуманизм также верит в то, что прогресс свободы совместим с нравственным прогрессом и прогрессом справедливости, которые вне человеческой свободы немыслимы и нереальны.