Российское гуманистическое общество

www.humanism.ru

Главное меню

Поиск по сайту

4. Юридические ценности

 

4. Юридические ценности

Еще одним подвидом социальных, точнее социо-личных, ценностей гуманизма являются юридические ценности. Главные среди них, на мой взгляд, — законность и правопорядок, правовая защищенность, законопослушность и справедливый суд. Со стороны личности юридические ценности вырастают из таких ее нейтральных и позитивных качеств, как свобода, ответственность, долг, обязательность, справедливость, терпимость и кооперативность. Кроме того, юридические ценности строятся на базе человеческих потребностей в определенной безопасности, гарантированности и защите социальных и внешних жизнепроявлений человека. Правовые ценности конституируются обществом и предстают в качестве легитимных барьеров на пути антигуманных качеств и стремлений индивида, а также антиперсоналистических или других угрожающих действий со стороны общества или его структур в отношении человека и самого общества.

Специфика юридических ценностей состоит в том, что они существуют не в форме добровольно принимаемых человеком [227] обязательств и норм поведения, а в форме закона, несоблюдение которого влечет за собой ограничение прав или свобод, либо наказание в форме возмещения ущерба, конфискации имущества и т.д., хотя некоторые наказания могут быть условными, либо выражаются в форме общественного порицания.

Юридические ценности — несомненное благо, выражение (сначала персоналистической, идущей от индивида и передаваемой социуму) гуманности и справедливости со стороны общества как в отношении потерпевшего, так и в отношении преступника. Однако это благо, как правило, существует далеко не в «благообразной» форме (тюрьмы, трудовые и исправительные лагеря и т.д.). И тем не менее юридические ценности вырастают из потребностей человека и общества силой закона ограничить зло и античеловечность человека, так же как и власть общества над личностью.

Свобода проявляется в праве как воля к установлению социальной справедливости и как свободное волеизъявление людей через представительные законодательные органы. Кроме того, законодательство очерчивает границы свободы в социуме, сфере, которая получает в нем статус права, защищенного законом, т.е. определенный спектр свободы становится юридически (социально) защищенным. Ответственность как черта гуманной личности в праве объективируется, т.е. получает в нем социальную, внешнюю по отношению к человеку форму бытия, становится обязанностью не только индивида, но и общества следовать закону. Это важно подчеркнуть, поскольку приоритет, верховенство закона, ответственность перед ним позволяют личной ответственности трансформироваться в социальную, в которой человек и общество уравниваются, признаются равноправными и одинаково ответственными. Таким же образом в праве в форме закона социализируются такие человеческие качества и ценности, как долг, справедливость, терпимость и кооперативность. Последние две необходимы для самого установления юридических ценностей, поскольку составляют общие условия выработки закона, всегда являющегося особой формой общественного договора, результатом компромиссов, самоограничений, воли к согласию и т.д.

Юридические ценности требуют глубокого обдумывания, осмысления. Быть законопослушным, уважать и следовать закону, значит быть социально добродетельным, хотя это далеко не исчерпывающая форма реализации добра. Ошибочно считать, что быть законопослушным легко, поскольку есть законодательная система. Даже хорошее знание законов не гарантирует легкости поведения и полной ориентированности человека в сфере его личных и общественных прав и обязанностей. Гуманистическое сознание стремится сочетать знание гуманистических ценностей: законов, прав, обязанностей и т.д. с выработкой правосознания, окрашенного [228] человечностью, ее качествами и ценностями. Формальность права, его особая, абстрактная форма бытия в обществе легко могут вести как к злоупотреблению или неправильному применению закона, так и к невольным, неосознанным правонарушениям. Когда мы говорим: «От сумы да от тюрьмы не зарекайся», — мы, в частности, имеем в виду, во-первых, нашу внутреннюю не гарантированность от того, что никакое стечение внутренних состояний и внешних обстоятельств не может привести к тому, что мы переступим черту закона и вступим в область беззакония. Существует категория неумышленных и латентных правонарушений. Во-вторых, сама черта, отделяющая законность от правонарушения далеко не всегда очевидна для нас. В жизни на нее трудно указать пальцем, она не выражена физически, материально, как, скажем, разметка на автодороге, и потому ее так легко бывает пересечь. Относительная автономность права по отношению к нравственности нередко порождает соблазн нарушить закон тогда, когда человек глубоко уверен в безнаказанности содеянного. Это относится не только, как мы говорим, к закоренелым преступникам, но и к «нормальным» гражданам, особенно если речь идет о мелких хищениях, нарушениях, подпадающих под гражданское законодательство и т.д.

Если наша совесть всегда с нами и всегда готова дать оценку нашему поступку в сфере нравственного поведения, то суды и правоохранительные органы не сопровождают нас 24 часа в сутки и, к счастью, не ведут за нами слежку. Однако это не значит, что допустимо нарушить закон, если даже мы абсолютно уверены, что это правонарушение окажется никем и никогда не обнаруженным. Дело в том, что совершая такое действие, мы сами нарушаем то, что Кант называл нашим «внутренним законодательством». Мы наносим ущерб себе уже потому, что нарушаем связь между правосознанием как человеческой ценностью и всей остальной областью гуманности. Нарушения в одной сфере ценностей отзываются во всех других и подрывают нашу гуманность как таковую. Кроме того, всякое нарушение закона ведет к ослаблению и без того довольно неопределенного чувства границы между законным и незаконным, легальным и преступным. Желание нарушить закон может возрастать вместе с ослаблением чувства ответственности и долга. Закон может вызывать наш внутренний протест и оцениваться нами как несправедливый. Однако наше право оспаривать справедливость закона мы должны реализовывать законным образом.

Позиция гуманизма в отношении юридических реальностей достаточно проста. Он рассматривает свободно и демократически принятые законы как один из видов гуманистических ценностей, которым должно следовать и которые должны уважаться каждым членом [229]общества, всеми его социальными институтами и обществом в целом Вместе с тем гуманисты предлагают конкретные программы гуманизации юридических законов, системы правосудия и охраны общественного правопорядка. Задачей гуманистов является оказание филантропической помощи заключенным и правонарушителям, участие в правовом воспитании граждан, защиту их прав и свобод, особенно если они нарушаются государством, в том числе и органами правосудия и правопорядка.